Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ужесточение автомобильного законодательства в России


Вероника Боде : Сегодня мы будем обсуждать грядущее в России ужесточение автомобильного законодательства. В программе участвуют: наш постоянный эксперт Юрий Гейко, ведущий программы «Автоликбез на Авторадио», Вячеслав Лысаков, лидер общественной организации автомобилистов «Свобода выбора», и по телефону участие в беседе принимает Генри Резник, президент Адвокатской палаты Москвы, член Общественной палаты России.


Здравствуйте, уважаемые гости!



Юрий Гейко : Добрый день!



Вячеслав Лысаков : Добрый день.



Вероника Боде : Генри Маркович, слышите нас, да?



Генри Резник : Здравствуйте! Да, слышу, слышу.



Юрий Гейко : Генри Маркович, добрый день! Помните меня?



Генри Резник : Юра, ну, о чем говорить! Забудешь вас, как же!



Юрий Гейко : Да, вы меня спасли тогда, лет 9 назад это было, да?



Генри Резник : Ну, что уж… Все сроки давности вышли, собственно говоря.



Юрий Гейко : Не будем интриговать наших слушателей, но от тюрьмы вы меня освободили - это точно.



Генри Резник : Дело в том, что мы их освободили от привлечения к уголовной ответственности.



Смех в студии



Генри Резник : Вас-то преследовали незаконно.



Юрий Гейко : Хорошо, если какой-нибудь звонок будет, мы расскажем, что там было?



Генри Резник : Смотрите, вы же рулите.



Вероника Боде : А теперь к теме нашей программы. 16 марта Государственная Дума России приняла в первом чтении Закон «О внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях». Речь идет, в частности, об ужесточении ответственности за правонарушения, предусмотренные главой 12 Кодекса. Эта статья содержит положения, которые предусматривают наказание за нарушение Правил дорожного движения. Что же ждет российских автомобилистов в связи с принятием в первом чтении (пока) этого закона? Удастся ли, таким образом, наконец, навести порядок на дорогах или не удастся?


Итак, первый вопрос к нашим сегодняшним участникам беседы. Как вы в целом оцениваете принятый в первом чтении законопроект? Насколько он нужен? Что он несет российским автомобилистам?



Генри Резник : Вы знаете, я отвечу совершенно определенно. Мне представляется это абсолютной дурью. Поскольку условия для того, чтобы изменить отношение наших гаишников и автомобилистов, - они просто-напросто у нас не созрели. Просто спрямляя, удаляя всякие нюансы (мне кажется, они здесь совершенно неуместны), заявляю: отстаньте от гаишников и автомобилистов! В нынешней ситуации они сами урегулируют свои отношения. Если это шаг на пути к снижению смертности, соответственно, к исправлению той ситуации, которая, несомненно, не радует, то я полагаю, что это шаг абсолютно неразумный. Он совершенно ничего не изменит. Надо идти по пути улучшения состояния наших дорог, качества наших автомобилей, своевременности оказания медицинской помощи. А если это рассматривается как шаг на пути борьбы с коррупцией, то, я так полагаю, наверное, нужно начинать борьбу с коррупцией реально. Надо от слов переходить к делу в кабинетах чиновников, а не на автомобильных трассах. Это только может раскрутить увеличение мзды и, соответственно, только озлобить население.


Я удивляюсь, честно говоря, что в год выборов… Я даже комплимент сделаю, например, партии власти. Видимо, настолько они убеждены, что люди будут идти послушно голосовать за то, что, соответственно, будет результатом раскрутки в средствах массовой информации… Но, я думаю, что это небезопасно. Надо все-таки и инстинкт самосохранения сохранять.



Вероника Боде : Спасибо, Генри Маркович. Юрий, ваше мнение.



Юрий Гейко : Генри Маркович, я с вами не согласен. Несмотря на то, что вы меня когда-то спасли от тюрьмы, тем не менее, я вам скажу такую вещь. Понимаете, с 1997 года Россия живет в состоянии анархии на дорогах. Потому что, если вы помните (а вы должны помнить), в 1997 году была отменена система…



Генри Резник : Балльная.



Юрий Гейко : Да, балльная система. Это раз. Тут же были введены повышенные штрафы, которые через две недели, когда Ельцин куда-то там приехал и что-то ему так сказали, были отменены. С тех пор кривая смертей на дорогах взлетела с 27 тысяч до 35. Мне кажется, что 10 лет назад надо было делать эти высокие штрафы. То, что сейчас Госдума приняла в первом чтении… (Сейчас Вячеслав Лысаков, лидер движения «Свобода выбора» меня будет опровергать.) Да, реформа ГАИ, МВД нужна, борьба с коррупцией нужна, но все равно платить мы будем, деньги мы будем отдавать. Когда в 1997 году были повышены штрафы, на следующий день вся Москва и вся Россия ездила спокойно, по правилам. Потом все пошло опять по анархии.



Генри Резник : Юра, есть определенный закон, закономерность психологическая. Первое время, буквально очень короткое, идет реакция, затем она притупляется. Что касается увеличения смертей, то все-таки корректно обращайтесь со статистикой. За 10 лет насколько у нас выросло количество автомобилей?



Юрий Гейко : Да, значительно.



Генри Резник : Пожалуйста, рассчитайте, соответственно, коэффициент.



Юрий Гейко : Генри Маркович, тем не менее, вы считаете, что 50 рублей за проезд на красный свет - это нормально?



Генри Резник : Я знаю среднюю заработную плату в регионах России.



Юрий Гейко : Хорошо. И что?



Генри Резник : И что? Вы представляете себе, что такое 50 рублей в каком-нибудь Мухосранске, и 100 долларов, предположим, в той же самой Америке?!



Юрий Гейко : Генри Маркович, во-первых, на машинах ездят не совсем бедные люди. Давайте так считать. Сейчас, по данным международной организации труда, средняя зарплата в России где-то 9-10 тысяч. Я понимаю, что эта цифра… Олигархи получают миллионы… Но, тем не менее, за рулем ездят люди не бедные.



Генри Резник : Юрий, вы считаете, что эти деньги пойдут в государственную казну?



Юрий Гейко : Генри Маркович, дело не в этом! Главное, что они уйдут из нашего кармана. Вы понимаете это или нет?!



Генри Резник : Вы знаете, из кармана деньги наши будут уходить сообразно тем представлениям о количестве мзды, которое будет в головах у наших гаишников. Кстати сказать, эти ребята вызывают у меня сочувствие.



Юрий Гейко : У меня тоже.



Генри Резник : Которые на наших дорогах, простите, мерзнут в 30-градусный мороз, и под выхлопными газами они парятся, жарятся в 30-градусную жару, и получают они в лучшем случае 7-10 тысяч рублей.



Юрий Гейко : 7-8.



Генри Резник : 7-8 тысяч рублей. Юрий, вы сами дали ответ на вопрос, над которым мы все сейчас мучаемся.



Юрий Гейко : Хорошо.



Вероника Боде : Вячеслав, ваше отношение к этому законопроекту?



Вячеслав Лысаков : Мое отношение к этому законопроекту ближе, конечно, к точке зрения уважаемого Генри Марковича, с которым мы тоже однажды пересекались. Может быть, он не помнит – на сороковины Ани Политковской на Пушкинской площади мы как раз с ним говорили об автомобильных проблемах.



Генри Резник : Было, было.



Вячеслав Лысаков : Я его зазывал в нашу общественную организацию.



Юрий Гейко : Но он не ездит за правым рулем.



Вячеслав Лысаков : У нас не организация праворульщиков. У нас организация по защите прав автомобилистов и пешеходов.



Генри Резник : Я вообще не рулю, я не вожу машину.



Вячеслав Лысаков : Он этим и мотивировал свой отказ, но мы защищаем и пешеходов в том числе. У нас и мотоциклисты, и пешеходы есть.



Вероника Боде : То есть все категории населения присутствуют?



Вячеслав Лысаков : Все категории населения России, да. Так вот, по поводу этого законопроекта, этих поправок. Что нас смущает? Прежде всего, если мы заботимся (будем исходить из того, что мы заботимся) о безопасности, о снижении количества смертей (я думаю, что все присутствующие здесь в студии, в том числе и Генри Маркович, думают об этом в первую очередь)... Он совершенно правильно сказал – неоказание экстренной медицинской помощи. Многие, видимо, не знают, но 70 процентов причин смертей при ДТП – это несвоевременное оказание экстренной медицинской помощи. Вот ресурс, вот резерв для сохранения жизни! Не повышение штрафов для водителей, а улучшение инфраструктуры дорог, строительство дорог и улучшение медицинской помощи. Мы сразу получим две трети сокращения смертей. Почему на это не делается акцент – непонятно.



Юрий Гейко : Делается, Вячеслав Иванович.



Вячеслав Лысаков : Юрий Васильевич, можно, я закончу мысль? У нас еще будет время, я думаю, мы поспорим.


Общая оценка этого законопроекта. Конечно, он был бы хорош в том случае, если вот эти жесткие правила, эти высокие штрафы, эти лишения прав имели бы отношение ко всем категориям российских автомобилистов. Но мы знаем наши российские реалии, мы можем просто увидеть результат введения этих поправок (если они будут все-таки приняты в этой редакции). Отвечать будут те, кто не имеет возможности рассчитаться крупной суммой на месте. Отвечать будут люди, не имеющие удостоверений, так называемых самоходных номеров и так далее. Повторяю еще раз, если бы вот эти жесткие правила выполняли сотрудники ГАИ, сотрудники милиции, министры, депутаты, то совершенно обалдевшие от изумления остальные российские автомобилисты наверняка бы улучшили собственную дисциплину, и были бы ангелами на дорогах.


Но мы знаем, повторяю, что коснется это самой простой категории автомобилистов, которые не могут дать взятку и уехать с места. Кстати, вот эти злостные нарушители никогда не попадут ни в какие штрафные базы, потому что они просто там не будут числиться. Для человека, который может себе позволить заплатить 2, 3, 4, 5 тысяч… Кстати, здесь есть совершенно изумительная ответственность за управление в пьяном виде, причем во второй раз. Если человека задержали второй раз, он уже лишен права или у него вообще не было прав, то предлагается в данной редакции либо штраф 5 тысяч рублей, либо административный арест на 15 суток. Мы выступаем за административный арест. Какие 5 тысяч рублей! Это подсказка водителю. Гаишник скажет: «Дорогой, вот новые правила, новый КоАП: либо 5 тысяч тебе судья присудит заплатить, либо мы тебя задерживаем на 15 суток».



Вероника Боде : Прямо скажем, неприятная мера пресечения.



Генри Резник : Это «вилки»!



Вячеслав Лысаков : Да, это «вилки».



Генри Резник : Извините, «вилки» быть не должно.



Вячеслав Лысаков : Не должно.



Юрий Гейко : Не должно, Генри Маркович. Абсолютно согласны мы с вами.



Вячеслав Лысаков : А вот эти «вилки», которые остаются на усмотрение инспектора ГАИ… Он просто будет прозрачно намекать, что вопрос можно решить минимальным размером, который предусматривает данный КоАП.



Вероника Боде : У нас есть звонок. Эдуард из города Королева, здравствуйте!



Слушатель : Добрый день! Я бы хотел сообщить вот какую информацию. В последние дни, после рассмотрения этого законопроекта, я взял несколько доверительных интервью у работников ГАИ области и в Москве. 90 процентов из них говорят примерно так: «Вы еще будете бегать за нами, чтобы дать денег».



Юрий Гейко : Ничего себе!



Вероника Боде : Господа, какие будут комментарии?



Юрий Гейко : Серьезно. Знаете, я абсолютно согласен и с Генри Марковичем, и с Вячеславом Ивановичем. Дело в том, что «вилку» надо устранить. «Вилки» не должно быть. Должна быть фиксированная сумма штрафа. Потому что «вилка» дает возможность инспекторам делать беспредел.



Вероника Боде : Еще один звонок. Владимир Александрович из Кемеровской области, здравствуйте!



Слушатель : Здравствуйте! Увеличение штрафов приведет к увеличению цен в магазинах, к увеличению поборов в лечебных и учебных заведениях. Тем, кто работает в этих сферах, легче дать взятку гаишникам, чем менять манеру езды. Платят все эти штрафы те, кто не нарушает, но не встроены в эту коррупционную карусель.



Вероника Боде : Еще один звонок. Виктор из Москвы, здравствуйте!



Слушатель : Добрый день! Я считаю, что, конечно, основная причина у нас - на дорогах. По-моему, кардинальная задача стоит – обеспечить как минимум две полосы в одном направлении и разделительную полосу между направлениями. Все! Это, по-моему, львиную долю происшествий сняло бы. Спасибо.



Юрий Гейко : Да, нет спору. Конечно, он прав.



Вячеслав Лысаков : Вообще, по поводу сумм этой планки, на которую поднимаются штрафы, вообще, непонятно почему в 10, а не в 30, не в 22 или в 7,5? Как минимум, конечно, надо было скорректировать сумму на величину инфляции. Это было бы справедливо. Возможно, за какие-то самые опасные нарушения поднять. Но поднимать вот так массово в 10-15 раз – это неправильно. И прав Генри Маркович, что в регионах этот штраф будет равен просто пенсии какого-то старика, который, кстати, зачастую наказывается не потому, что он нарушил правила, а потому, что единственная цель и главная задача инспектора Дорожно-патрульной службы сейчас – собрать как можно больше штрафов-взяток.



Генри Резник : Вы знаете, коллеги, я все-таки хотел бы вот что сказать. Возможно, я не прав, но, как мне представляется, вот этими случаями вымогательства денег с водителей, которые ничего не нарушали, - такими случаями мы можем все-таки пренебречь. Все-таки в подавляющем большинстве случаев, действительно, останавливают и указывают на реальные нарушения, которые есть.


Главное, к чему бы я хотел привлечь внимание. Дорогие мои, давайте представим себе, каким образом может нормальный человек, работающий человек (и даже не работающий) убить время на то, чтобы заплатить по квитанции, которая ему выдается, в отделениях банках, того же «Сбербанка», которых явно совершенно не хватает.



Вероника Боде : Простите, а потом еще и отвезти в ГАИ эту оплаченную квитанцию!



Генри Резник : Разумеется, конечно. Не будет нормальный человек тратить время на все эти процедуры. У нас просто-напросто нет условий для того, чтобы с помощью штрафов главным образом, простите, исправлять ситуацию на дорогах. Нет этих условий. Надо смотреть правде в глаза. Если этих условий нет, простите, не нужно заниматься прожектерством.



Вячеслав Лысаков : Генри Маркович, вы птица высокого адвокатского полета. К сожалению, мимо вас проходит эта масса информации о нарушениях по отношению к людям, повторяю еще раз, которые не нарушали правила. Как раз административная ответственность - это такая мелкая вещь, это такие мелкие деньги, что адвокатура не занимается этими делами. Вот в чем дело. Мимо адвокатского сообщества проходит эти проблемы, эти факты.



Генри Резник : Простите, у вас информация односторонняя. Вам жалуются люди, и они говорят – мы ничего не нарушали. Понимаете, какая ситуация? С другой стороны говорят – нет, они нарушали. Вы понимаете? Исходная информация недостоверна. Я могу сказать, по моим представлениям: я не думаю, что у нас на дорогах стоят вот эти волки, которые просто-напросто привлекают к ответственности (пытаются привлечь) невиновных людей.



Юрий Гейко : Генри Маркович, вы абсолютно правы. Потому что проблема взяточничества и коррупции, я считаю, преувеличена. Дело в том, что тысячи людей ездят годами, и их никто не останавливает, потому что они не нарушают. Когда идет кампания, повышают штрафы, и пресса вся говорит, что это поборы, это грабеж людей… Вы же не будете возражать против штрафа в 10 тысяч рублей за прыжок в яму с дерьмом, скажем, да?! Знаете, почему? Потому что вы туда прыгать не собираетесь! Почему же всю нашу нацию записывают в нарушители? Вот этого я не понимаю.



Вероника Боде : У нас есть звонок. Виктор Павлович из Санкт-Петербурга, здравствуйте!



Слушатель : Добрый день! Понимаете, мы говорим о таких вещах, как 50 рублей штрафа, а на той-то стороне жизнь!



Юрий Гейко : На какой «той»?



Слушатель : На которую наезжают!



Юрий Гейко : Кто наезжает?



Слушатель : Я имею в виду резко повышенную опасность под названием «автомобиль».



Вероника Боде : Понятно, речь снова идет о безопасности.



Слушатель : Между прочим, у человека мощность 0,1 лошадиной силы.



Юрий Гейко : И что?



Слушатель : И что? А при 100 лошадиных силах в автомобиле это уже кратно увеличивается опасность.



Вячеслав Лысаков : Человек за повышение штрафов. Мы поняли.



Слушатель : Я о том говорю, что если бы вы перемещались с 0,1 лошадиной силой, вы бы произвели соответствующий эффект. Но вы увеличили себя в тысячу раз.



Вероника Боде : Виктор Павлович, спасибо. Мы ваше мнение поняли. Еще один звонок. Клавдий Михайлович из Москвы, здравствуйте!



Слушатель : Здравствуйте! Я хотел бы сказать следующее. Взятки при любых вариантах, которые сейчас обсуждались, все равно будут. И будут они до тех пор, пока не будут спрашивать с этих обогатившихся на взятках людей, за счет чего он покупает, предположим, «Мерседес» за 50 тысяч долларов.



Юрий Гейко : И что вы предлагаете?



Слушатель : Ввести, чтобы был отчет людей, которые такие вещи делают – строят огромные дома, а он всего-навсего там командир роты ГАИ.



Юрий Гейко : Понятно.



Вячеслав Лысаков : Наш слушатель совершенно прав. Это вопрос о том, что принять Закон «О коррупции», наверное, было бы правильным сначала, а потом поднимать уже штрафы. Здесь я с ним согласен.



Вероника Боде : Еще один звонок. Павел из Петербурга, прошу вас!



Слушатель : Здравствуйте! Юрий Гейко, я видел вашу машину по телевизору. Не знаю, сертифицирована она или нет. Могли бы вы рассказать о вашем случае с адвокатом Резником?



Юрий Гейко : Это другая история.



Вероника Боде : К сожалению, это не тема нашей сегодняшней передачи.



Юрий Гейко : Обратитесь на мой сайт. Я там расскажу вам с удовольствием.



Генри Резник : Я хотел бы вот какую ремарку сделать. Был звонок. Слушатель говорил, что с одной стороны человеческая жизнь, а с другой – 50 рублей. Так вот, драма-то в том, что и 50 рублей, и человеческая жизнь на одной стороне. У нас, простите, не привыкли ценить ни жизнь других людей, ни свою собственную.



Юрий Гейко : Да, Генри Маркович. В России жизнь всегда стоила копейки. А вы сами ездите за рулем?



Генри Резник : Нет. Юрий, я давным-давно, можно сказать, поставил себе диагноз – за руль я садиться не буду.



Вероника Боде : У нас есть звонок. Анатолий Александрович из Санкт-Петербурга, здравствуйте!



Слушатель : Здравствуйте! Я автомобилист со стажем 38 лет. Я могу предложить систему, полностью исключающую коррупцию в органах Госавтоинспекции.



Юрий Гейко : Замечательно! Предлагайте!



Слушатель : Она заключается в том, чтобы на базе кинотеатров создавать лектории, в которых будут собираться все штрафники, куда ГАИ будут выдавать билеты на лекции.



Вероника Боде : Где-то такое, по-моему, уже было…



Вячеслав Лысаков : Да, было в Советском Союзе.



Слушатель : Это было в Советском Союзе.



Юрий Гейко : Есть такое и в Америке.



Слушатель : Это полностью исключит всю систему коррупничества и взяточничества, и все прочее.



Вероника Боде : Как вы думаете, господа, исключит?



Юрий Гейко : К сожалению, эта система не сработала. Она была у нас, была и в Америке. Скажу вам больше, в Америке, например, из которой я только что приехал, - там люди, которые попались, выпившие за рулем, обязательно встречаются с матерями детей, погибших от таких выпивших людей. Это сильнейший стресс.



Вячеслав Лысаков : И другой пример. Наоми Кэмпбелл, правда, не за нарушение дорожно-транспортной дисциплины, а за то, что применила рукоприкладство к своей горничной, она сейчас моет полы, общественные туалеты и так далее. Если бы у нас фигуры, приблизительно равные по известности Наоми Кэмпбелл, за нарушение прав дорожного движения привлекались к мытью туалетов, я думаю, что это было бы огромным примером для рядовых автомобилистов, чтобы соблюдать дисциплину.



Юрий Гейко : Вячеслав Иванович, я с вами согласен здесь абсолютно!



Генри Резник : Вы знаете, я бы вот что сказал. Конечно, панацеи вообще нет. Но, кстати, задуматься над этим предложением, которое сейчас прозвучало, я думаю, стоит. Потому что, в принципе, такая реакция, когда человек принудительно посещает определенные занятия, где есть, где развернуться и психологам, и другим специалистам, - может быть, стоит над этим подумать. Я не готов, естественно, вот так определенно высказаться, но и не отвергал бы с порога.



Юрий Гейко : Генри Маркович, а вам не кажется, что это, вообще-то, принцип демократии страны. Потому что, например, в Норвегии короля оштрафовали за обгон колонны военных грузовиков на мосту.



Генри Резник : Вы знаете, не в Норвегии мы и не в Китае. О чем говорить, Юрий! Вполне естественно, что на практике следование исходному принципу: правовому и демократическому равенству всех перед законом, независимо… - а дальше просто не буду цитировать Конституцию.



Вячеслав Лысаков : И неотвратимость наказания! Вот этого, к сожалению: ни того, ни другого, - эти повышения не обеспечат.



Генри Резник : Знаете, не надо быть утопистами. Что значит «неотвратимость наказания»? Всегда есть латентная преступность, простите, всегда есть случаи, которые нам неизвестны, а вот случаи, которые становятся известными, - да, безусловно. За такого рода случаи, независимо от должности, независимо от статуса, материального положения и прочего, - да, конечно, равенство перед законом. Конституционный принцип.



Вероника Боде : С пейджера: «Вероника, только система репрессивной ответственности на дорогах может спасти вашу и нашу жизнь, особенно за не пропуск пешеходов», - Илья Рассолов, кандидат юридических наук. Вот такое мнение.


И звонок: Сергей Николаевич из Рязани, здравствуйте!



Слушатель : Здравствуйте! Я, вообще-то говоря, хотел задать такой юридически-моральный вопрос по поводу ОСАГО. На самом деле - нужен ли этот закон, в конце концов? Ведь человека ставят потенциальным преступником!



Вероника Боде : Сергей Николаевич, извините, это не тема нашей сегодняшней программы. Еще один звонок, Юрий Александрович из Москвы, здравствуйте!



Слушатель : Здравствуйте! Очень рад, я старинный автомобилист – больше 50 лет езжу. Был когда-то капитаном команды профессиональной по ралли. У меня два увлечения в жизни – автомобили и самолеты. Старый опыт вспоминаю. Ведь сейчас стало очень много автомобилей. Культура очень низкая использования автомобиля. Поэтому ездят, когда надо и когда не надо. Раньше было, когда дали «Победы», - начальству 50 литров на месяц бензина давали. Был ограничен пробег. В мелкой авиации, когда летишь, нужно в компьютер, в Интернет, ввести план полета.



Вероника Боде : Вы предлагаете поменьше ездить, правильно?



Слушатель : Да, надо ввести ограничения на езду.



Смех в студии



Слушатель : Вот за границей есть ограничения. Один день стоять на одной стороне, другой – на другой, чтобы можно было снег чистить.



Вероника Боде : Согласитесь, это все-таки немножко другое, чем ограничение на езду.



Юрий Гейко : И далеко не правда.



Слушатель : Но на езду надо обязательно также ввести. Сейчас Интернет очень быстро развивается.



Юрий Гейко : А вы сами ездите за рулем?



Слушатель : Да, я больше 50 лет езжу.



Юрий Гейко : А когда вы хотите ездить: по четным дням или по нечетным?



Слушатель : Нет, я сейчас езжу очень мало. Мне уже много лет. В основном, я пользуюсь общественным транспортом.



Вячеслав Лысаков : А острословы на нашем сайте подсчитали, что следующим предложением господина Плигина будет запретить пользоваться транспортными средствами.



Смех в студии



Вероника Боде : Сейчас предлагаю вашему вниманию выпуск автоновостей, который подготовил мой коллега Анатолий Горлов.



Анатолий Горлов : Верховный суд России отменил свое же решение от 10 января, по которому новый хозяин мог зарегистрировать автомобиль, даже если он не был снят с учета прежним владельцем. Представители МВД убедили суд в том, что упрощенный порядок регистрации могут использовать преступники, в том числе террористы. В России по-прежнему нельзя эксплуатировать автомобиль до регистрации, а зарегистрировать нельзя до снятия с учета прежним владельцем.


Количество погибших в ДТП может быть ниже вдвое, если медицинская помощь пострадавшим станет более оперативной – такой вывод сделали в Российском союзе автостраховщиков. Из более 30 тысяч человек, ежегодно погибающих в России в результате ДТП, почти половина умирает на месте происшествия или по дороге в лечебное учреждение. По данным страховых компаний, участники дорожного движения и сотрудники ГИБДД не имеют навыков оказания первой медицинской помощи, а 70 процентов водителей не знают, для чего предназначены препараты в аптечке.


В Екатеринбурге взят под стражу сотрудник Управления ГИБДД Свердловской области. Он подозревается в том, что зарабатывал на регистрации украденных автомобилей. 23-летний инспектор задержан за рулем краденой, переделанной под другую модель, машины с измененными номерами кузова и двигателя. Кроме того, накануне в Нижнем Тагиле Свердловской области были задержаны два сотрудника таможни. Они помогали продавать восстановленные после аварии автомобили из Прибалтики, оформляя их как подержанные машины из Германии. Таким образом, через таможню прошли сотни автомобилей.


Психологи не исключают, что одна из причин повышения аварийности на дорогах – компьютерные игры-симуляторы. Заядлые геймеры, привыкшие жать на «виртуальный» газ, страдают комплексом победителя. Именно это заставляет их продолжать соревнование и за рулем реального авто. «Заигравшиеся» водители превышают скорость, агрессивно ведут себя на дороге и провоцируют столкновения.


Mazda представит в 2008 году электроводородный гибрид. Будущий автомобиль будет оснащен фирменным роторным двигателем и электромотором. Другие технические характеристики компания пока не сообщает. Mazda уже несколько лет работает с водородными технологиями для двигателей, на дорогах Японии уже появились купе RX-8 Hydrogen RE, которые работают на водороде или бензине и используют электроэнергию. А для Европы Mazda приготовила дизельный двигатель, им будет оснащен компактный автомобиль Demio.


Fiat вернул к жизни одну из самых популярных моделей в истории мировой автомобильной отрасли. В Турине прошла презентация модели Fiat -500, производство которой начнется в июле этого года. Автомобиль будет с тремя модификациями 4-цилиндровых моторов - от 69 до 75 лошадиных сил, объемом не выше 1,4 литра.


В США появилась новая версия автомобиля производства Volkswagen – это Wolfsburg Edition Passat. Это машины специальной серии, оснащенные турбированным двухлитровым двигателем в 200 лошадиных сил и шестиступенчатой автоматической коробкой передач Tiptronic. В комплекте также 17-дюймовые легкосплавные колесные диски, водительское кресло с 12 настройками регулировки, оптический проигрыватель, подогрев сидений, электролюк и приемник спутникового радио. Автомобиль выпущен тиражом в шесть тысяч экземпляров.



Вероника Боде : У нас звонок из Петербурга. Сергей, здравствуйте!



Слушатель : Добрый день! У меня мнение. Во-первых, само по себе увеличение штрафов – это дело бесполезное. Это только, действительно, увеличит уровень взяток. А самое главное, на мой взгляд, надо подходить к вопросу, вообще, с другой стороны. У нас очень плохая организация движения, в принципе. Что я имею в виду? Стоят знаки не там, где надо, светофоры работают не так, как надо, и так далее. Такое впечатление, что очень часто все это делается с целью как бы, что бы им еще плохого сделать, чтобы они побольше нарушали, чтобы тут встать рядом в засаде.



Вероника Боде : Спасибо, Сергей, мы вас поняли.



Юрий Гейко : Сергей, честно говоря, слушать это просто надоело - что у нас все не так, что у нас в России нельзя ездить, не нарушая. Честно вам скажу: ерунда, чистая ерунда! Можно ездить, не нарушая. Полтора года я езжу, Вячеслав Иванович, поверьте мне, ни разу не нарушив Правил дорожного движения.



Вячеслав Лысаков : Юрий Васильевич, вы видите мой скептический взгляд.



Юрий Гейко : И чувствую себя комфортно.



Вячеслав Лысаков : По радио мой взгляд не виден. Я понимаю, что вам, конечно, проще разговаривать с инспекторами, они вас знают в лицо.



Юрий Гейко : Ничего подобного.



Вячеслав Лысаков : Я согласен со слушателем в том плане, что огромный резерв есть, и огромные ловушки, кстати сказать, расставлены сотрудниками ГАИ, дорожными службами для того, чтобы мы были просто-напросто кормушками для Дорожно-патрульной службы. Это, действительно, актуально.



Генри Резник : По ограничению скорости – определенно, я согласен с Вячеславом Ивановичем.



Вероника Боде : Теперь давайте по существу дела. Что ждет водителей? Что, собственно, меняется в связи с новым законопроектом, если он будет принят во втором и третьем чтениях? Вячеслав Лысаков, прошу вас!



Вячеслав Лысаков : Там практически 60 пунктов. Основное, что новое вводится, например? Если раньше превышение скорости на 20-40 километров в час наказывалось суммой в 100 рублей, теперь предлагается наказание в сумме 500 рублей. Это ладно. Здесь вопросов нет. Но вот превышение скорости на 40-60 километров (то, что Генри Маркович сейчас подтвердил) раньше было - от 100 до 300 рублей, сейчас от 1000 до 1500 или лишение прав на 2-4 месяца. Господа, у нас третье транспортное кольцо до сих пор имеет ограничение в 60 километров в час, при этом мы по МКАДу можем ехать со скоростью 100 километров в час.



Юрий Гейко : Все нарушители.



Вячеслав Лысаков : Значит, у нас все нарушители. Сейчас все батальоны ГАИ выстроятся на третьем кольце и будут останавливать каждого первого. Может быть, мы все-таки немножко что-то изменим, может быть, мы все-таки поменяем знаки, скоростные режимы, которые были приняты при царе Горохе? Есть федеральные трассы, где можно спокойно идти со скоростью 130 километров. Но если мы сделаем такой допуск, тогда у нас не будет нарушителей, у нас не будет штрафов. Я думаю, что ГАИ в этом не заинтересовано, к сожалению.


Дальше идем. За превышение на 60 километров раньше наказание было 300-500 рублей, сейчас – 2-2,5 тысячи либо лишение прав на 4-6 месяцев. В принципе, то же самое. 60 километров разрешенные плюс еще 60 - получается 120.



Вероника Боде : Знак «40», который ставят где-то непонятно почему – и все, пожалуйста.



Вячеслав Лысаков : Да, и так далее. Выезд на встречную полосу – грубейшее нарушение. Но есть совершенно некорректное решение (позволю себе это сказать, я не юрист, Генри Маркович, может быть, меня поправит) Пленума Верховного суда номер 18. Там приравняли езду по встречке к пересечению двойной сплошной. Мы всегда говорим, кстати: КоАП предусматривает рассмотрение обстоятельств административного правонарушения. Вы выехали в лоб по трассе, а в ту и в другую сторону идет плотный поток машин. Это один разговор – обогнали по встречке. И другое дело, когда вы на совершенно пустой узенькой улочке, где нет ни одной машины, поворачиваете в собственный двор. Дорожники не сделали разметку прерывистой. Там идет сплошная, но для того, чтобы вам попасть в собственный двор домой, вы должны развернуться за 5 километров, вернуться и заехать, не нарушая правила. Почему за это будет ответственность такая же – лишение прав? Это совершенно неправильно. Это сведение воедино двух разных наказаний, причем за них и ответственность денежная была совершенно разная. Так вот, по постановлению Пленума Верховного суда теперь мы несем ответственность и за поворот-разворот на месте и за езду по встречке. Это 12.15.3 КОАП – езда по встречке теперь считается. Это тоже неправильно.



Вероника Боде : Кстати, еще нет четкого определения, что такое «встречная полоса» и что такое «выезд на встречную полосу». А если одним колесом, половиной машины?



Вячеслав Лысаков : Да, формулировки тоже требуют разъяснений. Здесь должна быть филологическая проработка.


Идем дальше. Проезд на запрещающий сигнал. Было 100 рублей – сейчас 1000-1500 или 2-4 месяца лишения прав. Согласен. Но, опять же, здесь получается слово на слово. Значит, я буду говорить, что я на желтый выехал, а законом разрешается выехать. Я должен освободить перекресток. А инспектор ГАИ скажет, что я выехал на красный. Где критерий? Только применение камер автоматического слежения может решить эту проблему. Иначе будет, повторяю, слово на слово, и когда дело будет рассматривать мировой судья, за истину будут приниматься слова инспектора ДПС.


Управление автомобилем в нетрезвом виде лицом, уже лишенным прав, или не имеющим прав вообще, либо повторное задержание за езду пьяном виде лица, лишенного за это же, либо езда без прав. Вот здесь интересно. Здесь законодатель предлагает или 5 тысяч рублей штрафа или административный арест на 15 суток. Господа, какие 5 тысяч рублей штрафа! Только арест!



Юрий Гейко : Смешно.



Вероника Боде : Почему?



Вячеслав Лысаков : Человек был лишен, он второй раз выехал в пьяном виде без прав, либо у него вообще не было прав. Это рязанская история, когда сбили ребят из военного училища. Этот подонок несколько раз катался. У него вообще прав не было. Вот по этому закону, если бы его первый раз поймали, его бы посадили на 15 суток…



Юрий Гейко : Вячеслав Иванович, что такое 15 суток? Ерунда!



Вячеслав Лысаков : Посиди в КПЗ 15 суток, Юра, и ты узнаешь, что такое 15 суток. Это отличный холодный душ. А то, что предлагают законодатели 5 тысяч рублей (либо это, либо это), - это будет заканчиваться тем, что люди будут на месте отдавать 5 тысяч рублей и уезжать опять без прав кататься дальше.



Юрий Гейко : Генри Маркович, вы согласны с этим?



Генри Резник : Я согласен. «Вилки», вообще, быть не должно. Индивидуализация разных видов наказания – это для уголовной ответственности, но не для административной.



Вячеслав Лысаков : И еще одно очень одиозное предложение в этом законопроекте – это неостановка по требованию сотрудников ГИБДД, которая раньше наказывалась штрафом в 200-500 рублей, а сейчас предлагают 2-2,5 тысячи или лишение прав на 1,5-2 года.



Юрий Гейко : Это огромное поле для произвола!



Вячеслав Лысаков : Это произвол, это грабеж и убийство дальнобойщиков, которые раньше не останавливались перед непонятным в форме и жезлом, а ехали до поста ДПС. В крайнем случае, отдавали штраф за неостановку, если это, действительно, был сотрудник милиции.



Юрий Гейко : Вячеслав Иванович, любого из нас могут остановить и сказать – а мы вас останавливали, а вы не остановились.



Вячеслав Лысаков : Да, это в городе.



Юрий Гейко : Да, любого!



Вячеслав Лысаков : А на трассе – это убийства, изнасилования и так далее. Криминальный бизнес просто вспыхнет...



Юрий Гейко : Вячеслав Иванович, Генри Маркович, у меня есть предложение. Мы сейчас все на связи. Давайте сделаем так. Сейчас комиссия того же Плигина принимает поправки. Давайте, сделаем поправки. Я считаю, что основные поправки – это уничтожение верхней планки: «или лишение прав». Пусть будут фиксированные… Генри Маркович, вы же за это выступаете?



Генри Резник : Знаете, я вообще надеюсь, что этот закон умрет. Не будет ни второго, ни третьего чтения.



Юрий Гейко : Нет, Генри Маркович, вряд ли он умрет.



Вероника Боде : Почему вы на этом настаиваете?



Вячеслав Лысаков : Генри Маркович, а вы писали? Можете рассказать поподробнее - кто еще подписывал письмо из Общественной палаты?



Генри Резник : Члены Общественной палаты подписали – 20 человек с лишним. Я не был организатором этого дела.



Вячеслав Лысаков : А что за письмо, если кратко?



Генри Резник : Суть письма – возражения против увеличения штрафов.



Юрий Гейко : В принципе?



Генри Резник : Да, в принципе. Соответственно, вообще, очень критический взгляд в целом на закон. Я, кстати, сожалею, что на острие оказался великолепный юрист, пользующийся большим моим уважением человек.



Вячеслав Лысаков : Владимир Плигин?



Генри Резник : Владимир Николаевич Плигин. Удивительно, по Закону «О некоммерческих организациях» на острие поставили одного из самых профессиональных депутатов вообще - Андрея Макарова, а здесь Владимир Николаевич Плигин и еще, по-моему, Владимир Васильев – человек, который тоже пользуется моим большим уважением, да и не только моим, я думаю. Мне трудно понять. Давайте будем исходить из презумпции добросовестности и порядочности этих людей. Действительно, плохо. И в ситуации, когда ничего сделать путного невозможно, принимается решение – давайте сделаем что-то. Вы понимаете, что это неразумно ни с политической, ни с правовой точки зрения. Если нет реальных условий для изменения ситуации путем репрессивным, лучше не делать ничего!



Вячеслав Лысаков : Я могу подтвердить, что Людмила Михайловна Алексеева характеризовала Владимира Плигина тоже крайне положительно, так же, как и Владимир Александрович Рыжков характеризовал мне личные достоинства… О Плигине как раз Рыжков хорошо отозвался, а о Васильеве – Людмила Алексеева. Надо, видимо, все-таки встречаться и общественностью: может быть, и вам, Общественной палате, еще раз с Плигиным и Васильевым. Может быть, мы до второго чтения все-таки обсудим это где-то за «круглым столом», как вы думаете, Генри Маркович?



Генри Резник : Смотрите, пожалуйста. Я же не автомобилист. Вы организовывайте, пригласите, я чего-нибудь там тогда провякаю. Кстати, пользуясь случаем, скажу, что, например, Юрия Гейко я оборонял, между прочим, от преследования за профессиональную деятельность.



Смех в студии



Генри Резник : Никакого отношения к автомобилям дела не имел!



Юрий Гейко : А сейчас вы жалеете, что вы меня спасли, да?



Генри Резник : Вы знаете, какие-то странные вопросы вы задаете. Видимо, пришли в какое-то состояние…



Вероника Боде : У нас звонок из Петербурга. Александр, здравствуйте!



Слушатель : Здравствуйте, господа! Хотелось бы узнать ответ на такой вопрос. У структуры МВД существует служба собственной безопасности. Существует ли такая же служба у ГИБДД?



Вячеслав Лысаков : Нет такой службы, это не субъект оперативно…



Юрий Гейко : Существует, Вячеслав Иванович!



Слушатель : И еще. Как осадить наглеца, который вымогает напрямую взятку?



Вероника Боде : Да, куда звонить?



Вячеслав Лысаков : У них профилактический отдел. Это не служба управления собственной безопасности. Это разные вещи.



Юрий Гейко : Вячеслав Иванович, у ГИБДД есть служба собственной безопасности.



Вячеслав Лысаков : Ну, нет, Юра, нет.



Юрий Гейко : Есть, Вячеслав Иванович.



Вячеслав Лысаков : Называется контрольно-профилактический отдел. А УСБ относится только к управлению внутренних дел города, района и так далее.



Вероника Боде : С пейджера: «Почему наши гаишники не штрафуют пешеходов? Депутатам нужно подумать об этом, и неплохо, если бы гаишники получали процент от выписанных штрафов», - Кирилл из Москвы. Как вы думаете?



Вячеслав Лысаков : Один из наших форумчан предложил следующим образом распределять деньги: 10 процентов под штраф отдавать в систему ГАИ, из них 5 процентов – на материально-техническую базу, а 5 – на поощрение сотрудников. Есть определенные предложения, которые имеют под собой основу, на самом деле.



Вероника Боде : Может быть, тогда гаишники были бы заинтересованы брать штрафы, а не взятки?



Генри Резник : (Смеется) Вы знаете, только этого нам еще не хватало! Все так хорошо, и еще проценты!



Юрий Гейко : Генри Маркович, а если бы вы сидели за рулем, если бы вы ездили по Москве, вы бы поняли, что нынешние штрафы, нынешние наказания смешные, символичные!



Вячеслав Лысаков : Зря он тебя спасал, Юрий Васильевич, зря, зря, зря!



Вероника Боде : У нас есть и хорошие новости. «Новая газета» начала выпускать вкладку для автомобилистов под названием «Шофер». Она выходит во второй и последний четверг каждого месяца. Сейчас мы предлагаем вашему вниманию обзор некоторых наиболее интересных материалов свежего выпуска этого издания.



Диктор : «Битое авто по цене нового»


«Обычно вопрос «Какую машину купить – новую или подержанную?» при сопоставимой цене решается в пользу новой. Мы уверены, что «новая машина» значит – не битая, не сломанная, не крашеная. Но бывает и иначе.


Дмитрий Чепуряев купил свой Mitsubishi Lancer в автосалоне «Рольф». Через полгода попал в небольшую аварию и отдал автомобиль в сервис, чтобы подкрасить поврежденные детали. Но краска легла неровно, кузов не блестел, а в автосервисе ему сказали, что к ним не может быть никаких претензий – автомобиль «битый-перебитый». Товар был испорчен ещё до продажи. Автосалон не стал этого отрицать, выяснилось, что у «Рольфа» есть акт осмотра автомобиля. Когда машина была привезена на склад, на ней были зафиксированы царапины и скол лобового стекла, её быстро подкрасили, стекло поменяли, и продали Дмитрию как новую. Подробнее об этом – в материале Анны Левиной и Екатерины Квашенкиной.


«Руль в бардачке»


Корреспонденты Екатерина Квашенкина и Анна Левина проверили, насколько тяжело ездить в Москве на автомобиле с правым рулем. Авто для эксперимента — Toyota Platz.


Праворульная Toyota Platz — очаровательная городская машина. Это компактный седан, который при скромном двигателе объемом всего один литр выдает аж 70 лошадей. Такими могли бы быть, например, «Лады Калины», если бы российский автопром задумывался об экономичности и производительности двигателей.


«Один день наоборот»


Из материала корреспондентов «Новой газеты» вы узнаете, какие сложности возникают с коробкой передач, зеркалами, габаритами, а также о том, что, на удивление, рулится «праворучка» так же, как и нормальный автомобиль, проблем с обгоном нет, и только в активном режиме езды после «европейца» на правом руле ехать откровенно сложно. Но и к этому быстро привыкаешь.


«Мы хотим жить в нормальной стране?»


Стоило Думе принять в первом чтении поправки в Административный кодекс, касающиеся водителей, как со всех сторон раздались возмущенные голоса «защитников трудового народа»: «Произвол! Грабеж!».


Но давайте, прежде чем делать собственные выводы, внимательно прочитаем то, что предлагается, и подсчитаем, как живем мы, и как живет тот мир, который мы называем цивилизованным. И давайте учтем при этом, что все равно рано или поздно мы в него вольемся. Но чем позже, тем больше людей потеряем.


Что будет с вами, если вы забыли права, техталон или доверенность, если вы едете с неисправными тормозами или рулевым управлением, если вы не пристегнулись ремнями, если не имеете прав вообще или выпили и сели за руль, если превышаете скорость, проезжаете на красный, а также на знаки «стоп» и «кирпич»? Что будет с вами - узнаете из материала Юрия Гейко.



Вероника Боде : Это был обзор вкладки «Новой газеты» под названием «Шофер». Как видите, «Новая газета» пишет на ту же тему, которую мы сегодня обсуждали, и Юрий Гейко там тоже участвует.


Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG