Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Конгресс требует от президента Буша завершить иракскую кампанию. Американские акционеры ЮКОСа готовы к борьбе за свои права



Юрий Жигалкин: Конгресс требует от президента Буша завершить иракскую кампанию. Американские акционеры ЮКОСа готовы к борьбе за свои права. Таковы темы уикенда в рубрике «Сегодня в Америке», у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.


В конце прошлой недели Конгресс попытался сделать то, к чему законодатели не прибегали 30 с лишним лет: конгрессмены попытались прекратить военную кампанию, которую ведут американские войска. Приняв законопроект, где дальнейшее финансирование боевых действий в Ираке обусловливается выводом американского контингента из этой страны к сентябрю будущего года, члены Конгресса попытались ограничить права президента, как главнокомандующего и добавили ему серьезных политических проблем. Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: В принятом в пятницу перевесом в шесть голосов решении нижней палаты говорится о необходимости вывода американских войск из Ирака до конца лета будущего года, если иракское правительство не добьется должного прогресса и стабилизации в своей стране. Эта резолюция приложена к принятому в тот же день законопроекту об ассигновании в текущем году свыше 124 миллиардов долларов на чрезвычайные расходы, в основном для боевых действий в Ираке и Афганистане.


Спикер Палаты представителей демократ Нэнси Пелоси после голосования назвала его историческим для Конгресса событием.



Нэнси Пелоси: Новый состав Конгресса проголосовал за то, чтобы положить конец войне в Ираке. Он совершил огромный шаг в этом направлении, отказавшись предоставить президенту Соединенных Штатов карт-бланш на бесконечную оплату бесконечной войны, за свертывание военных действий и за вывод наших войск. В ноябре американский народ очень красноречиво высказался о желании идти новым курсом. И нигде это так отчетливо не выражено, как в отношении войны в Ираке.



Аллан Давыдов: Голосование в пятницу стало первым за более чем треть века открытым вызовом Конгресса президенту в вопросе о военных действиях. В 1973 году американские законодатели постановили прекратить финансировать войну в Индокитае, которая, тем не менее, длилась еще два года. Историческая аналогия звучала в реплике ветерана вьетнамской войны конгрессмена-республиканца из Техаса Сэма Джонсона, голосовавшего в минувшую пятницу против принятия законопроекта.



Сэм Джонсон: Неужели мы забыли, как наши морские пехотинцы, рискуя собственной жизнью, эвакуировали невинных людей вертолетами с крыши американского посольства в Сайгоне? Те ребята не покинули своего боевого поста. Не должны этого допустить и мы.



Аллан Давыдов: Это голосование - важный политический акт для законодателей. Республиканцы, почти единодушно, проголосовавшие против законопроекта, делают акцент на безответственности демократов, отказывающихся, по их словам, поддерживать американских солдат в Ираке. Цель демократов - продемонстрировать избирателям, что они стремятся как к поддержке войск, так и к окончанию войны.


Джордж Буш сразу после голосования назвал действия демократов в Конгрессе «политическим театром» и заявил, что законопроект, принятый незначительным большинством, не имеет никаких шансов обрести силу закона.



Джордж Буш: Демократы хотят дать понять, что они против войны в Ираке. Они считают, что чем дольше будут тянуть с финансированием наших войск, тем скорее я ограничу действия наших военачальников и соглашусь с надуманным графиком вывода войск. Этому не бывать. Министр обороны предупредил, что если Конгресс не включит в чрезвычайные расходы поддержку войск к 15 апреля, то наших военнослужащих и их семьи ждут значительные потрясения.



Аллан Давыдов: В четверг Сенат одобрил собственную версию чрезвычайных расходов, определив март будущего года как крайний срок вывода большинства американских военнослужащих из Ирака. Обеим палатам предстоит свести обе версии в единый законопроект, прежде чем он будет направлен на рассмотрение президента.



Юрий Жигалкин: В чем главное значение этой акции Конгресса? Вопрос известному американскому политологу, сотруднику Института Катона Тэду Карпентеру.



Тэд Карпентер: Символика этого события очень важна. Это выражение крайнего неверия в способность президента Буша разработать работоспособную стратегию в Ираке. Пока, правда, непонятно, последуют ли за этой инициативой более практические меры с целью положить конец иракской войне. Конгресс обладает лишь одним чрезвычайно эффективным инструментом влияния на внешнюю политику: он может прервать финансирование любых операций. Президент Буш угрожает наложить вето на этот законопроект, судя по раскладу сил, у его сторонников не хватит голосов, чтобы преодолеть президентское вето и принудить администрацию отозвать войска из Ирака, так что пока это все-таки чисто символический шаг.



Юрий Жигалкин: Как вы считаете, может ли этот демарш Конгресса заставить президента Буша переосмыслить свою иракскую стратегию?



Тэд Карпентер: Это маловероятно. Судя по всему, президент остается верен своим планам, убеждениям. Он не намерен выводить войска из Ирака до тех пор, пока не будут выполнены задачи, поставленные перед этими войсками. Я почти уверен, что американские солдаты останутся в Ираке до окончания президентского срока Джорджа Буша. Задачи, поставленные перед ними, вряд ли будут выполнены и следующему президенту, на мой взгляд, придется разгребать эти проблемы.



Юрий Жигалкин: Подобная акция Конгресса, предпринятая больше 30 лет назад, осталась в истории, как событие, отметившие начало конца вьетнамской войны. Как вы считаете, нынешнему законопроекту может быть уготована такая роль?



Тэд Карпентер: Это решение Конгресса, на мой взгляд, может стать напоминанием о серьезном уроке, полученном законодательной властью, которая со сравнительной легкостью поддалась на уговоры исполнительной власти и дала санкцию на проведение серьезнейшей военной кампании без, как мы теперь видим, достаточных на то оснований. Законодатели беспечно проголосовали за акцию, которая превратилась в одну из самых длительных военных кампаний в истории США. В будущем Конгресс наверняка будет более скептичен, внимателен и осторожен, когда дело дойдет до принятия таких решений. Конституция дает Конгрессу серьезные права в том, что касается вопросов войны и мира, законодатели более полно воспользуются ими. Это лишь первый шаг.



Юрий Жигалкин: Американский политолог Тэд Карпентер комментировал решение Конгресса определить крайний срок вывода американских войск из Ирака.


Российское государство готовится к распродаже остатков ЮКОСа, американские акционеры ЮКОСа готовятся к очередному бою за свои права. Во вторник должен состояться аукцион, на котором уйдут с молотка остатки того, что некогда было крупнейшей российской нефтяной компанией - ЮКОСом. В пятницу стало известно, что среди тех, кто готов потягаться за бывшее имущество ЮКОСа - "Бритиш Петролеум". К сражению за свою собственность и за свои права готовы и бывшие акционеры ЮКОСа в Соединенных Штатах. С адвокатом Томом Джонсоном, представляющим их интересы, связался Ян Рунов.



Том Джонсон: Я представляю меноритарных акционеров компании ЮКОС. Попытка продать через аукцион то, что осталось от ЮКОСа, просто возмутительно. ЮКОС был украден у его владельцев. И теперь при полной поддержке российских властей выставлено на продажу ворованное имущество, которое по праву все еще принадлежит держателям акций, то есть законным владельцам ЮКОСа. Это всё равно, что украсть автомобиль, а потом попытаться продать его.



Ян Рунов: Что вы намерены делать?



Том Джонсон: Мы можем продолжать то, что уже делаем. Мы подали иск в суд США на Российскую Федерацию в целом, на некоторые российские энергетические компании и на ряд физических лиц. Мы обвиняем их в проведении фактической национализации ЮКОСа без предоставления акционерам этой компании какой-либо компенсации. К тому же ответчики намеренно обманывали акционеров, утверждая, что никто не собирается национализировать нефтяную компанию. Такая заведомая ложь является нарушением американского закона. Среди ответчиков, указанных в нашем иске, «Газпром», «Роснефть», Министерство юстиции России и некоторые конкретные личности. Американский суд ещё не принял решения по нашему иску. Но мы обратились в суд Нидерландов, где у «Роснефти» есть пакет акций в совместном с южнокорейской нефтяной компанией предприятии. И голландский суд решил, что акции «Роснефти» будут служить залогом денежной компенсации нашим клиентам, если мы выиграем дело. Тогда «Роснефть» попросила принять в качестве залога вместо своих акций банковскую гарантию. Мы согласились, потому что банковская гарантия ещё лучше, чем акции. Теперь, если нам удастся выиграть дело в американском суде, мы сможем прийти в банк Нидерландов с судебным решением в руках и получить деньги.



Ян Рунов: Ну и как долго, по вашим прогнозам, будет тянуться ваша тяжба?



Том Джонсон: Я надеюсь, решение, хотя бы на первом этапе, будет принято судом США через несколько месяцев. Сначала судья должен решить, даст ли он дальнейший ход делу. Меньше всего я беспокоюсь о том, как мы получим деньги для наших клиентов. Либо Россия выплатит всё добровольно, либо по судебному решению мы получим деньги с активов ответчиков. Первейшая задача - выиграть в суде. Если выиграем, то нам заплатят. А шансы на победу очень хорошие. Суд Соединенных Штатов не любит, когда у американских граждан крадут их имущество.



Юрий Жигалкин: С адвокатом Томом Джонсоном, представляющим интересы американских акционеров ЮКОСа, пытающихся вернуть потерянное в результате демонтажа компании, говорил Ян Рунов.


Оптимизм юриста, представляющего интересы людей, потерявших собственность, что называется, его профессиональный долг. Но до сих пор ни громкая критика из западных столиц, ни угроза судебных преследований не повлияли на решимость российских властей завершить уничтожение ЮКОСа. То есть, судя по всему, предсказания о том, что Кремлю и тем, кто приобрел то, что остается от ЮКОСа, придется расплачиваться за эту акцию, не оправдываются? Вопрос профессору экономики, содиректору Центра российских исследований Гарвардского университета Маршаллу Голдману.



Маршалл Голдман: Внутри России Москва может делать все, что пожелает, это так. Она может искать и находить предлоги для лишения инвесторов собственности, она может, скажем, лишать западные нефтяные компании прав, которыми они были наделены всего несколько лет назад. И они все равно остаются в России, потому что во многих других странах, богатых нефтью, ситуация еще хуже. Но российские власти не должны, я считаю, обольщаться, а российские предприниматели не должны удивляться, когда к ним относятся с откровенным подозрением за рубежом. Их не должен удивлять, скажем, отказ "Арселора" войти в партнерство с "Северсталью" или отказ "Аэробуса" предоставить место в совете директоров российским миноритарным акционерам. У российского бизнеса, связанного в глазах Запада с властью, сейчас безнадежно запятнанная репутация. Чтобы очистить ее, понадобятся годы и это, я думаю, в будущем ударит по интересам России.



Юрий Жигалкин: Говорил профессор Маршалл Голдман.


Лидером в списке самых популярных песен недели стала композиция " Glamorous " из первого сольного диска Ферги, солистки группы " Black Eyed Peas ".


XS
SM
MD
LG