Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«В Армении обязательно придут новые силы»


Гагик Царукян,«олигархической партии» которого прочат успех на скорых выборах в армянский парламент, сделал состояние на молоке, пиве, бензине и коньяке

Гагик Царукян,«олигархической партии» которого прочат успех на скорых выборах в армянский парламент, сделал состояние на молоке, пиве, бензине и коньяке

Место скончавшегося в воскресенье премьера Армении Андраника Маргаряна занял шеф военного ведомства страны Серж Саркисян. Эксперты полагают, что это не повлечет за собой непосредственных политических последствий для республики, которая готовится к скорым парламентским выборам. О глубинных процессах в армянской политике РС рассказал известный ереванский журналист Армен Дульян.


- Покойный премьер-министр был сильной политической фигурой? Много ли от него зависело в Армении?


- Это с какой стороны посмотреть. С одной стороны, он был незаметной фигурой, потому что от премьера не очень-то многое зависит в Армении. Но с другой стороны, он был фигурой, которая объединяла оппозицию и власти. У нас так сложилось, что власти всегда очень непримиримо относятся к оппозиции, как и оппозиция к власти. Он был из тех людей, которые очень толерантно относились к оппозиции, и играл объединяющую роль. Сейчас такого человека не стало, там нет другого такого деятеля.


- Он был председателем Республиканской партии, а эта Республиканская партия в правящей коалиции (которая, сейчас можно сказать уже, разрушилась) занимала стержневую позицию. Хотя говорят, что не он на самом деле возглавлял эту партию, а министр обороны Серж Саркисян, который являлся не председателем партии, а председателем ее совета ; его прочат и в президенты - в будущем году будут президентские выборы и очень многие просто уверены, что он станет следующим президентом Армении.


- Маркарян был выходцем из Карабаха?


- Он как раз был не выходцем из Карабаха. Много говорят, что карабахцы взяли власть в Армении, вот [президент] Роберт Кочарян из Карабаха… Саркисян не из самого Карабаха, но он из области, которая примыкает к Карабаху, он долгое время жил и работал в Карабахе, так что воспринимается просто как карабахец. Андраник Маргарян был типичным представителем Армении.


- Так можно ли говорить о существовании карабахского клана в армянской политике?


- На самом деле, когда разбираешься, кто на каком посту, то не так уж и много этих карабахцев. Иногда они встречаются - скажем, где-то председателем совета телевизионного совещания стоит карабахец, там карабахец… Сплоченного клана карабахского в Армении в действительности не существует.


- Что сейчас поменяется в армянской политике?


- Не думаю, что новое правительство чем-то будет отличаться от старого. Более того, могу предположить, что те люди, которые сейчас сидят на министерских постах, так и останутся сидеть. Потому что сейчас радикально что-то менять не имеет смысла. Буквально через 45 дней в Армении пройдут парламентские выборы, обязательно придут новые силы. Я говорю «обязательно», потому что есть большая сила, которая сейчас не представлена в парламенте, эта сила сформирована олигархом Гагиком Царукяном . Говорят, что он самый богатый человек в Армении, он сам утверждает, что в его партии [ «Процветающая Армения»] около 400 тысяч человек. Для трехмиллионной страны это очень много. И тогда, после парламентских выборов, все поменяется, расклад сил поменяется, он захочет, конечно, какие-то министерские посты и так далее. До парламентских выборов, я думаю, ничего не изменится в правительстве.


- Армения считается ближайшим союзником России в Закавказье. Это стратегическая политика или в зависимости от прихода к власти того или иного человека может что-то меняться?


- Может меняться, но не намного. Потому что Армения находится в таком положении, когда очень трудно маневрировать. Сейчас руководство говорит, что мы проводим комплиментарную политику, то есть взаимодополняемую: то, что не может Россия, мы берем, скажем, у Америки и наоборот.


- На самом деле у Армении не так уж и много возможностей. Она в таких условиях находится... рядом Турция, это веками был основной соперник Армении, у нас нет дипломатических связей. Азербайджан, с которым просто заморожена война. И с другой стороны Грузия, с которой тоже есть проблемы. Там есть район с армянским населением, которое периодически говорит: мы то-то сделаем и так далее, хотя никогда этого, естественно, не будет (население Джавахетии, в частности, протестовало против закрытия российской военной базы в Ахалкалаки – РС). Но дорога (в Армению – РС) проходит через Грузию, газ проходит через Грузию, так что с Грузией нужно считаться.


- Да, придут новые политики. Есть скажем, один молодой человек Артур Багдасарян , он был спикером парламента, потом подал в отставку. Вот он ведет четкую линию на Запад. Но на самом деле никто Армению сильно не ждет ни в НАТО, ни в Евросоюзе. Основным партнером Армении всегда была Россия и надолго им останется. Если взять хотя бы военные базы, то договор о них в 1995 году был подписан на 25 лет. Еще пройдет 13-15 лет, пока встанет вопрос о возможном выводе этих баз, и только после этого Армения может говорить о том, что мы хотим в НАТО и так далее. Если для Грузии это ближняя перспектива, то для Армении это очень далеко.


XS
SM
MD
LG