Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Германии активно обсуждают освобождение активистки террористической организации РАФ Бригитте Монхаупт из тюремного заключения


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.



Андрей Шарый: Несмотря на стремление властей произвести как можно меньше шума в прессе, в Германии активно обсуждают сегодня освобождение активистки террористической организации Роте Арми Фракцион Бригитте Монхаупт из тюремного заключения, в котором она провела 27 лет. Монхаупт виновата в нескольких убийствах и похищениях известных политических и общественных деятелей в конце 70-х - начале 80-х годов. Из исправительного центра Айхах в Баварии узницу освободили на два дня раньше официального минимального срока. Это удивило журналистов, которые дожидались у ворот тюрьмы, однако не помешало комментаторам.



Юрий Векслер: Монхаупт вступила в организацию РАФ в 1971 году и с 1977 по 1982 год, то есть до своего ареста, она возглавляла ее. Дежурившие в последние дни у тюрьмы Айхах, где содержалась Монхаупт, многочисленные корреспонденты оказались обманутыми. Они ожидали выхода бывшей террористки из тюрьмы во вторник.


Говорит начальник тюрьмы Айхах в Баварии Вольфганг Дойшль.



Вольфганг Дойшль: Мы исходили из сознательного желания произвести как можно меньше шума в прессе.



Юрий Векслер: Адвокат Монхаупт уже выступил публично с призывом оставить его подзащитную в покое, сказав, что она, как и любой выпущенный из тюрьмы, имеет право на частную жизнь, и он, адвокат, сделает все, вплоть до обращения в суд, чтобы Бригитте Монхаупт могла осуществить это свое право. Пока по неподтвержденным данным известно, что Монхаупт поселится в Карлсруэ и поступит там на работу на фирму своих знакомых.


Бригитте Монхаупт получила в феврале 1977 года от находившихся в тюрьме руководителей РАФ Андреаса Баадера и Ульрике Майнхоф приказ продолжить борьбу, и она возглавила действия РАФ, организовав серию похищений и убийств известных деятелей страны. Многие детали этих террористических актов не известны до сих пор, и Бригитте Монхаупт хранят молчание. В частности, об обстоятельствах убийства тогдашнего генерального прокурора ФРГ Зигфрида Бубака и четырех его охранников.


Говорит Клаус Пфлигер, обвинитель на процессах РАФ, ныне один из генеральных прокуроров страны.



Клаус Пфлигер: Бубак и его охранники были застрелены двумя людьми на мопеде. И сегодня не известно, кто были эти двое, они были в масках. Про Монхаупт мы знаем, что она организовывала все убийства 1977 года, но не знаем до сих пор, кто конкретно убил, например, председателя Союза работодателей Ханса-Мартина Шляйера.



Юрий Векслер: Шляйера рафовцы поначалу выкрали и добивались его обмена на сидевших в тюрьме Баадера и Майнхоф. Государство отказалось пойти на этот обмен, а когда стало известно о самоубийстве в тюрьме Баадера и Майнхой, которые якобы повесились, террористы застрелили Шляйера. В версии самоубийства в тюрьме многие сомневаются до сих пор.


Из действовавших в 1977 году, во время так называемой осени 1977-го (это понятие осталось в памяти немцев как фильм ужасов наяву), в тюрьме находится только один Кристиан Клар, который добивается помилования. Его минимальный при пожизненном заключении срок закончится в 2009 году.


Говорит известный политик партии "зеленых", бывший адвокат Бригитте Монхаупт на процессе, который проходил в 1982 году, Ханс Кристиан Штребеле.



Ханс Кристиан Штребеле: Решение президента не обусловлено никакими законодательными предписаниями, и в этом отличие от решения суда в отношении Бригитте Монхаупт. Но я выступаю за то, чтобы и Кристиан Клар путем помилования был выпущен на свободу.



Юрий Векслер: За Клара активно ходатайствует руководитель театра "Берлинский ансамбль" Клаус Пайман, готовый принять бывшего террориста на работу техником сцены.


Общественное мнение ни уже состоявшееся освобождение Бригитте Монхаупт, ни помилование Кристиана Клара. Более 80 процентов опрошенных не выпустили бы Монхаупт на свободу. Главная причина в том, что ни Монхаупт, ни ее коллеги ни разу не произнесли слов раскаяния. Это, однако, принципиальный вопрос. Для немецкой юстиции раскаяние бывших террористов не требуется, на нем настаивают прежде всего политики и родственники жертв. А для самих бывших террористов раскаяние означало бы признание себя уголовниками, каковыми их считает государство. Сами же они продолжают считать себя людьми, которые вели политическую борьбу.


После первого сообщения о будущем освобождении Монхаупт статьи в газетах вышли с заголовками: «Жалость к безжалостным», «Пощада к беспощадным». Дети убитых рафовцами политиков напоминали в передачах и о том, что террористы не выдали информации, кто из них конкретно убил того или иного политика.


Говорит министр внутренних дел Баварии Гюнтер Бекштайн.



Гюнтер Бекштайн: С моей точки зрения, следует исходить из того, что тот, кто помогает раскрытию преступлений, тот устраняет опасность. Тот, кто не делает этого, хотя несомненно обладает информацией, того следует считать по прежнему опасным



Юрий Векслер: Это взгляд политика. Мнение юристов выразила министр юстиции Германии Бригитте Циприс.



Бригитте Циприс: Решение о выпуске на свободу Монхаупт корректно, его принял независимый суд, который освобождает ее после отсидки двух третей срока, что сделал бы он и в отношении любого другого преступника.



Юрий Векслер: В Германии при приговоре "пожизненное заключение" прописаны различные сроки наказания: при одинарном пожизненном заключении - 15 лет, а при пяти пожизненных, которые получила Монхаупт, - максимально 36 лет.


Следует ли уже сегодня подвести черту под главой РАФ? На это вопрос отвечает Ханс Кристиан Штребеле.



Ханс Кристиан Штребеле: Нет, это было бы ошибкой, если бы кто-то попытался это часть немецкой истории объявить законченной, захлопнуть книгу и сказать: "Все, конец". Это было бы неверно, потому что общественная дискуссия, спор с этой главой немецкой истории, если и происходил до сих пор, то эпизодически. Встречаясь с нынешними молодыми людьми, я часто получаю вопросы – что тогда происходило и кто были эти люди, почему они это сделали? Меня приглашают к разговору на эту тему в школы, молодежные клубы и университеты, и я всякий раз убеждаюсь в том, что этот период – огромная дыра в мировом восприятии молодых. Они рассказывают мне, что их учителя и преподаватели избегают разговора на эту тему, и у меня складывается впечатление, что этот страх педагогов тоже одно из последствий осени 1977 года. Педагоги и профессора боятся темы, боятся произнести неверное слово или высказать неверную мысль, считая, что такое высказывание может привести к неприятностям и повредить карьере.



Юрий Векслер: Независимо от того, будет ли помилован последний террорист второго поколения РАФ Кристиан Клар (кстати, один из приятелей молодости бывшего министра иностранных дел Германии Йошки Фишера), серьезный общественный разговор об этом периоде немецкой истории еще впереди. Тем более что, кроме Клара, в тюрьме находятся еще две террористки РАФ третьего поколения, действовавшие в 80-е годы, - Ева Сибилле Хауле и Биргит Хогефельд.


XS
SM
MD
LG