Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Радиоблог. Профессиональное журналистское сообщество в Живом журнале


Алексей Кузнецов: Сегодня, мы предлагаем вашему вниманию, как обычно в это время, программу «Радиоблог». Ее тема – профессиональное журналистское сообщество в «Живом журнале». Сегодня у нас в гостях главный редактор молодежной газеты «Реакция» Игорь Степанов. Не очень типичное название для молодежной газеты – «Реакция».



Игорь Степанов: Прежде всего нужно понимать, как оно пишется. Оно пишется – « Re : Акция» ( www.reakcia.ru ).



Алексей Кузнецов: А-а, это уже другое дело.



Игорь Степанов: Как ответ на акцию. В формате заголовков электронных писем. И означает прежде всего реакцию человека на происходящие события, без всякой политической…



Алексей Кузнецов: А не ту мракобесную реакцию, про которую мы могли бы подумать.



Екатерина Пархоменко: Но сегодня нас интересует не офлайновая деятельность нашего гостя, а онлайновая, где он известен под именем zurfreude и знаменит как создатель и многолетний модератор вот этого самого профессионального сообщества журналистского, которое называется paparazzi. Надо сказать, что очень характерное название вы выбрали для своего комьюнити. Мне кажется, что оно очень точно отражает его дух.



Игорь Степанов: Да нет, оно совсем не отражает, просто слово красивое, и, наверное, мне нравятся буквы «р» и «ц».



Алексей Кузнецов: Очень журналистский подход – красивое слово.



Игорь Степанов: Скучно было называть его rucats , rugirls , rutranslate , хотелось выйти за рамки всего однотипного, что есть в «Живом журнале».



Екатерина Пархоменко: Вам это вполне удалось.



Алексей Кузнецов: Игорь, скажите несколько слов о том, как возникло сообщество, какие задачи вы перед собой ставите, кого принимаете, кого изгоняете, если такое бывает, ваше политическое кредо, как сказано в известном романе.



Игорь Степанов: С удовольствием расскажу. Только сейчас, по дороге в студию, я понял, что комьюнити-то уже очень древнее, оно было создано в 2001 году, в конце этого года, когда вообще появился русский сегмент ЖЖ. Я был совершенным новичком, я появился буквально за месяц - за полтора до этого сам, узнал о существовании ЖЖ, завел свой дневник. Первое, что я сделал не для себя, а для людей, это объявил создание такого комьюнити. Меня поддержало 10-15 человек знакомых или полузнакомых. А потом произошла такая цепная реакция, и все журналисты… ну, конечно же не все, но много журналистов пошло участвовать в работе этого сообщества. И оно не заглохло. Сейчас, я считаю, оно стало практически безальтернативным в пространстве, по крайней мере, русских блогов. Его уже никто не догонит и, скорее всего, не будет пытаться догонять, его бессмысленно догонять. Это абсолютно универсальный рабочий инструмент российского журналиста, который пользуется интернетом.



Екатерина Пархоменко: На самом деле в 2003 году я сама обратилась к Игорю с просьбой авторизовать меня в этом комьюнити, потому что у меня тогда возник какой-то совершенно профессиональный вопрос. По-моему, я искала, кто редактирует «Большой город» что ли, в тот момент там как раз происходила какая-то смена очередная.



Игорь Степанов: Я, конечно же, этого не помню.



Екатерина Пархоменко: Разумеется, я понимаю, что у вас тысячи запросов. Кто-то мне, разумеется, посоветовал туда обратиться. И как раз обратила внимание, что самые частые посты в этом комьюнити – это поиски контактов, поиски ньюсмейкеров, поиски телефонов всевозможных звезд и так далее, это как бы главный формат. Ну, у нас будет включение…



Алексей Кузнецов: Да, конечно, мы расскажем…



Екатерина Пархоменко: …примеры постов в вашем комьюнити. Но мне бы хотелось, может быть, вы вспомните какие-то совсем неформатные посты, не обязательно те, которые вам пришлось вымарать, как модератору, но, может быть, самые необычные, которые вам запомнились.



Игорь Степанов: Я вспомню два, которые мне, к сожалению, запомнились. Вы сразу поймете, почему «к сожалению». Однажды пришлось убить пост с просьбой о помощи найти потерявшегося ребенка. Он был вынут из ленты со стандартным комментарием модераторов, что пост не содержит информации, необходимой для работы журналистов или запроса журналистам, это был абсолютно общечеловеческий пост. И для того, чтобы комьюнити сохраняло хоть какую-то форму, хоть какой-то порядок, мы вынуждены не делать исключения даже в таких случаях. Другие, более частные примеры: время от времени, где-то раз в год и, как правило, относительно недавних членов – это попытки все-таки выразить отношение к тому или иному изданию, к той или иной публикации. Тут примеров масса, они путаются в голове, я просто тип назвал, конкретно, наверное, не смогу сейчас сказать.



Алексей Кузнецов: Такие посты вы исключаете категорически?



Игорь Степанов: Да, в правилах комьюнити записано, что запрещено сведение счетов в любой форме. Мы не обсуждаем результаты работы друг друга, мы только помогаем друг другу работать.



Алексей Кузнецов: Но сведение счетов – это одно, а обсуждение результатов – это несколько иное. Ведь можно и пообсуждать. Предположим, нельзя ли выделить для этого место какое-то? Или два члена комьюнити могут и сами пообсуждать друг с другом и не обязательно у вас, вы имеете в виду, да?



Игорь Степанов: У них же обязательно есть собственные дневники, там они могут обсудить. Положа руку на сердце, ну согласитесь, что истину установить невозможно и в нашей нынешней информационной реальности любое обсуждение сводится к утверждению тех или иных позиций, заранее уже сформулированных. Никакое обсуждение не ведет к повышению качества работы, оно непродуктивно, оно постфактум, это досужий спор, как правило.



Алексей Кузнецов: Это, на мой взгляд, довольно смелое утверждение по поводу журналистской работы, поскольку мы и сами здесь журналисты собрались. Предположим, если коллеги меня покритикуют, не важно где - в «Живом журнале» или за стенами этой студии, может быть, по отношению к тому репортажу, материалу, программе, который я сделаю сегодня, это уже никак не изменит ничего, но в следующей программе я же могу учесть эту критику или в следующей своей статье какой-то. Почему бы нет?



Игорь Степанов: Хорошо. Немножко откачу назад. Такого рода обсуждения очень трудно удержать в таких полезных рамках, которые вы только что обозначили.



Алексей Кузнецов: В цензурных рамках, я бы сказал.



Игорь Степанов: Слишком часто они будут непродуктивны.



Алексей Кузнецов: Пожалуй, вот тут можно не спорить. В этих спорах истина редко рождается. Давайте тогда все же послушаем, что мы подготовили в качестве примеров. Это цитаты, выдержки, взятые как раз из комьюнити paparazzi.



«Инструкция по включению (версия для блондинок)


Для того, чтобы вступить в ряды, необходимо быть ЖЖ-юзером и выполнить целых два действия:


1. Написать модератору zurfreude (@livejournal.com) письмо или коммент, в котором отразить:


- штатным: место работы, должность и юзернейм в ЖЖ;


- фрилэнсерам: тематика и основные издания и юзернейм в ЖЖ;


- «иже с ними»: место работы, должность и цели участия в сообществе и юзернейм в ЖЖ.


2. На этой странице выше кликнуть в слова «нажмите здесь».



«Инструкция по эксплуатации
Community создано для обсуждения рабочих вопросов людьми, имеющими дело с массмедиа.


К рабочим темам относятся:


- Заказы материалов через ЖЖ;


- Информация, предназначенная для работы журналистов (пресс-релизы, анонсы и прочее)


- Спрос/предложения вакансий;


- Консультации по творческим вопросам и по источникам информации;


- Обсуждение возможных совместных проектов;


- Прочее подобное.


К таковым не относятся:


- Праздные обсуждения достоинств и недостатков публикаций, изданий и авторов;


- Сведение счетов в любой форме;


- Реклама дневников и комьюнити ЖЖ;


Неформатные постинги будут с сожалением удаляться».



«В специализированный московский отраслевой журнал строительной тематики ищется шеф-редактор с опытом работы, желательно в b2b изданиях. Зарплата - по результатам собеседования и, в зависимости от опыта, от $1500 до $2000. Поначалу, к сожалению, больше двух не получится, но перспективы имеются. Резюме просьба высылать на (адрес) mail.ru».


http://community.livejournal. c om/paparazzi/10610768.html



«Прислали пару материалов о, скажем так, неприглядном поведении представителей РПЦ в Тюмени. Нам не пошло. Никому не надо?».


http://community.livejournal.com/paparazzi/ 1 0609741.html



«Ищу специалиста по указанной теме на радиопередачу. В Москве.


Посоветуйте, пожалуйста, кого-нибудь, если есть, то с контактами или указанием места работы, чтобы знать, где искать.


Подойдет и искусствовед, который занимается древнерусским искусством».


http://community.livejournal.com/paparazzi/10609213.html



«Уважаемые коллеги, вопрос у меня немного странный. Стало известно, что в мае в Россию приезжает английский писатель Терри Пратчетт. А кто его "привозит", как выйти на организаторов поездки? Просто мне никогда не приходилось сталкивать с подобной проблемой.


Заранее спасибо».


http://community.livejournal.com/paparazzi/10609009.html



Алексей Кузнецов: Игорь, мы послушали и некоторые условия для желающих вступить в ваше комьюнити, и некоторые сообщения, которые там появляются, как легко заметить, там есть и объявления о приеме на работу, и предложение материалов, и обращение за справками по поводу того или иного ньюсмейкера, так, наверное, вернее будет сказать. Это все, действительно, чисто профессиональные журналистские вопросы. Ограничивается ли круг вашей деятельности именно такими вопросами или все-таки есть какие-то еще более специфичные вещи или менее специфичные? Распространение информации, как таковое, входит сюда, то, чем занимается любой профессиональный журналист? Там есть материал, что есть два, по-моему, материала, предлагают деятельность РПЦ в Тюмени и нужно ли кому? Это же фактически тоже распространение информации.



Игорь Степанов: Да, это хитрый журналист таким образом сообщает новости своим коллегам. В принципе иногда мы удаляем сообщения в ленте paparazzi, когда они выглядят, как просто дайджест информационных ресурсов и не содержат конкретного предложения к журналистам. Это сообщение содержало конкретное предложение, поэтому я отдаю должное тому, кто его написал. В принципе мне интересно, даже лично я бы ознакомился с этими материалами, как профессионал. По большому счету, я стараюсь разделять свою офлайновую работу и модерирование paparazzi для того, чтобы не началась такая маленькая моя, частная, домашняя коррупция в этом смысле, чтобы я себе позволил чуть больше, чем любому другому участнику, чем Екатерине, например. Я модератор и все.



Алексей Кузнецов: А материалы, которые таким образом предлагаются, они находят потребителей своих, кто-то их берет?



Игорь Степанов: Я не веду статистику, но да, берут, мои брали, и я брал таким образом предлагаемые материалы, и знаю, что многие мои знакомые успешно так реализовывают свои продукты.



Алексей Кузнецов: То есть в числе прочих задач, вероятно, есть и такое - создание, условно назовем, журналистской сети, когда люди, уже неоднократно обращавшиеся с такими просьбами, начинают регулярно использовать: а нет ли материалов таких?.. В сущности, и мы на своем радио тоже имеем корреспондентскую сеть по России и прекрасно с ней работаем. Это что-то похожее?



Игорь Степанов: Да. Хотя многие ворчуны любят ругать комьюнити paparazzi за то, что там слишком много глупых, с их точки зрения, запросов телефонов звезд, уже упомянутых, мне кажется, что такой критерий качества работы комьюнити - именно уровень предлагаемых и запрашиваемых материалов. Не то чтобы количество этих запросов, а сам уровень материалов. И он, мне кажется, вполне удовлетворительный, отвечает хорошему уровню российской журналистики на сегодня.



Екатерина Пархоменко: Занятно на самом деле. Мы когда с Игорем говорили перед эфиром, он очень точно дал образ этого комьюнити. Это перемирие на водопое. Мы можем придерживаться совершенно разных политических позиций, работать в изданиях или любых средствах массовой информации, которые могут находиться в жестком конфликте друг с другом, но тем не менее это площадка, где мы задаем друг другу вопросы и получаем ответы, отставив на время в стороне все свои политические соображения и разногласия. А спросить я хотела… Наблюдая за комьюнити в течение какого-то времени, я обратила внимание, что, действительно, самые частые вопрошающие – это те, кто ищет телефоны Аллы Пугачевой, Дмитрия Дюжева, Гоши Куценко, Филиппа Киркорова, короче говоря, всевозможных звезд шоу-бизнеса, героев глянцевой или желтой прессы. Как вам кажется, можно ли по этому показателю сделать вывод, что это самая живая, самая массовая, самая яркая часть российской журналистики?



Игорь Степанов: Прежде всего я хочу сказать, что, с моей профессиональной точки зрения - модераторской профессиональной, это и без paparazzi понятно, что именно желтая бульварная развлекательная пресса – самая живая часть российской журналистики, и самая развивающаяся, самая тиражная, самая прибыльная.



Екатерина Пархоменко: Но это ваше частное впечатление, а я пытаюсь найти какое-то объективное подтверждение.



Игорь Степанов: Нет, это мои наблюдения, например, за экономическими успехами «Экспресс-газеты» и газеты «Жизнь». Многим солидным изданиям и не снилось…



Алексей Кузнецов: Да так, в общем, и должно быть, на то она и массовая пресса, на то она и желтая пресса, она изначально целится на такую задачу, она ее и реализует. Ну а почему нет?



Игорь Степанов: Я с вами согласен. Но эта вот активность поиска контактов звезд развлекательной сферы, она еще показывает, что развлекательная журналистика более открыта, там происходит больше, может быть, ротации журналистов, может быть, и ротация персонажей. Мне кажется, что политическая и, вообще, взрослая, солидная журналистика более герметична. Там есть, например, высокопрофессиональный обозреватель или аналитик, у которого есть свой круг ньюсмейкеров или наблюдаемых им персон, с которыми он общается, ему, конечно же, ничего спрашивать особенно через paparazzi не надо. В то время как нормальный «желтый» репортер (извиняюсь, у нас есть такой пользователь с аналогичным именем, случайное совпадение) все время находится в поиске, он более открыт сам по себе, по своим задачам. Вот это мне бы хотелось отметить в первую очередь.



Алексей Кузнецов: А в чем бы вы сами увидели перспективы развития своего сообщества? Ведь можно так действительно всю жизнь модерировать вопросы о телефонах звезд, о предложениях на работу, предложении материалов, как в нашем примере. Но мне представляется, что какие-то здесь скрыты более серьезные возможности для развития. Я не хочу говорить, что вы создаете некий виртуальный профсоюз журналистов или какой-то виртуальный Дом журналиста, если уж на то пошло, и вряд ли вы будете заниматься стопроцентно профсоюзными задачами. Но вот куда-то в эту сторону вы не думали о развитии?



Игорь Степанов: Как раз профсоюз – было бы неплохо. Именно профсоюз, продолжая темы взаимопомощи, в смысле точности информации, в смысле, может быть, даже защиты прав трудовых и авторских. В эту сторону можно было бы двигаться на уровне их обсуждения, в большей степени, чем на уровне идеологическом: вот российская журналистика, чем мы дышим… Не в сторону клубную, а в сторону профсоюзную. Но сначала следовало бы решить те задачи, которые пока что не предоставил сервис «Живого журнала». Например, нет возможности создать собственную базу уже накопленных контактов, вакансий, предложений, удобно обновляемую для того, чтобы не вынуждать людей давать одни и те же запросы по много раз.



Алексей Кузнецов: А в чем сложность?



Игорь Степанов: Сложность в том, что я не программист, я не могу все это сам написать, а сервис бесплатный – там тоже никого не попросишь.



Екатерина Пархоменко: Слушайте, от этой перспективы просто голова кружится. То есть на базе вашего комьюнити теоретически, если привлечь кого-то технически подкованного, можно было бы создать такую общую виртуальную записную книжку.



Игорь Степанов: Да, конечно.



Екатерина Пархоменко: Просто потрясающе.



Алексей Кузнецов: Мне кажется, это не так сложно. Не обязательно надо ее в «Живом журнале» размещать, просто ссылку поставьте на нее.



Игорь Степанов: Может быть, это просто мое дилетантство не позволяет сделать этот шаг, но к нему все идет.



Алексей Кузнецов: Это было бы здорово, конечно, иметь такую базу данных.



Игорь Степанов: Что касается деятельности и насыщения содержания ленты самого paparazzi, то мы с моими друзьями-модераторами время от времени задумываемся о том, чтобы привнести туда элемент не случайных запросов, а, например, устраивать презентации изданий, тоже однозначно пресекая любые попытки устроить дискуссию о праве их на жизнь.



Алексей Кузнецов: Ну, право на жизнь автоматически вы им даете.



Игорь Степанов: Устраивать такие презентации изданий для профессионалов, для того же круга. То есть не запросы вакансий, а такие оферты: вот мы существуем, решаем на сегодняшний день такие-то задачи, обладаем такими-то возможностями. Я думаю, что это бы не испортило ленту комьюнити.



Алексей Кузнецов: Да нет, это вполне профсоюзная задача, вполне вписывающаяся в такую деятельность.



Игорь Степанов: А конечной цели у комьюнити, конечно, нет и быть не может. На меня самого нападает конспирологический задор: я боюсь, не используют ли меня в каких-то масштабных геополитических целях. По-моему, пока еще нет.



Алексей Кузнецов: Не дошло до этого. А вы думаете, вы почувствуете, если вдруг начнут использовать? Не бывает так, что вроде живешь-живешь, а потом оказывается, что уже все – свершилось, уже тебя использовали?



Игорь Степанов: Вы знаете, поскольку у меня нет такого опыта, я пока что наивно думаю, что, наверное, почувствую.



Екатерина Пархоменко: Я еще хотела сказать для слушателей и для вас, Алексей, что совершенно не обязательно все задачи журналистские решать в рамках одного комьюнити.



Алексей Кузнецов: Разумеется, нет. Об этом-то и речи нет, что все. Но хочется понять, куда движется…



Екатерина Пархоменко: Например, для обсуждения всевозможных публикаций в СМИ есть такое куда менее обширное по количество участников комьюнити co r rectura , которое для меня, например, служит таким прекрасным дополнением комьюнити paparazzi , потому что там как р аз разбираются публикации на предмет журналистских ошибок. Когда недостаточно исследованы факты или перевраны цитаты, или еще что-то. В общем, классические такие ошибки. Тоже люди, которые туда пишут свои разборы, стараются избегать идеологических подходов, но тем не менее там это гораздо ближе к идеологии и такому опасному крену – вкусовщине элементарной. Так что есть площадки для этого, есть площадки для чистого информационного обмена, как paparazzi. Я, кстати, хотела вас спросить, раз у вас такой стаж в ЖЖ и при этом журналист, и тем более главный редактор, удавалось ли вам на просторах ЖЖ найти себе сотрудников?



Игорь Степанов: Когда мы создавали нашу газету, весь штат был набран через ЖЖ, 100 процентов, журналистский.



Алексей Кузнецов: А к тому времени paparazzi уже существовало?



Игорь Степанов: Да, она же создана в 2005 году, два года всего газете. Paparazzi существовало уже три года с копейками. Весь штат набирался через ЖЖ и через paparazzi.



Алексей Кузнецов: Вот пример результативности. А вы говорите, что вы не используете в корыстных целях, коррупционных…



Екатерина Пархоменко: В таких целях и я, честно говоря, использую.



Игорь Степанов: Я бы тут не завышал роль paparazzi, честно признаюсь. Я имею в виду в первую очередь сам ЖЖ. Сам ЖЖ для меня – это настолько любимая, родная, органичная среда, что я просто и попыток не делал… то есть у меня не было проблемы найти людей через ЖЖ, поэтому я не пытался идти куда-либо еще.



Алексей Кузнецов: Скажите, предположим, обратный ход. Журналист, имеющий что предъявить на своем счету, дает объявление «ищу работу». Может через ваше комьюнити он дать такое объявление?



Игорь Степанов: Да.



Алексей Кузнецов: И находит работу?



Игорь Степанов: Находит.



Алексей Кузнецов: Действительно получается профсоюз, как тут по-другому еще скажешь, очень близкие цели, очень, с одной стороны, локальные, такие явно по профессиональной части, а с другой стороны, всем интересно, кто же ищет работу, вряд ли какой-нибудь супержурналист Евгений Киселев, например, подал бы у вас такое объявление. Но ведь множество других и не с таким именем, но серьезных, профессиональных, грамотных людей, бывает, что и теряют работу, бывает, что и уходят откуда-то. Почему бы не воспользоваться? Мало ли, когда-нибудь придется… задумчиво сказал он.


В вашем комьюнити есть какие-то очень суровые ограничения, которые иногда вы нарушаете сами во имя какой-то высокой цели?



Игорь Степанов: Вы знаете, нет. Сейчас нам зачитали все наши правила жизни. Мне, как участнику, их не приходится нарушать. И не было ни одного случая, чтобы человек нарушил правила вынужденно. Всегда он это делает просто потому, что хочет нарушить. Нет таких правил, которые были бы как нож к горлу нормальному профессионалу. Нормальному, не имеющему каких-то подспудных тенденциозных задач.



Екатерина Пархоменко: Еще обычный вопрос. Кроме вас, там еще три, кажется, модератора?



Игорь Степанов: Сейчас три модератора.



Екатерина Пархоменко: Я когда открываю у себя ленту paparazzi, я вижу огромное количество постов каждый день, то есть это просто физически довольно большой объем работы. Как у вас это устроено? Вы реагируете, как расстрельная команда, когда кто-то жалуется, или когда вы сами обнаруживаете, что правила нарушили?



Игорь Степанов: Екатерина, понимаете, модератор paparazzi – это как пилот самолета. Огромная приборная доска, и он видит отклонение. Когда пять лет читаешь ленту, просто при взгляде на монитор ты глазом видишь: не то. Можно даже не читать. Конечно же, мы читаем по диагонали, конечно же, изредка что-то и пропускаем. Если кому-то это мешает, то нам пишут: ну что такое, тут у вас… Мы реагируем сразу.



Екатерина Пархоменко: То есть на самом деле это очень важная часть. Я не знаю, как это пояснее объяснить слушателям, что когда комьюнити хорошо модерируется и соответствует заранее заявленным рамкам, то, как правило, оно успешно. А вот это самая главная беда создателей других комьюнити, которые поначалу выглядят очень симпатичными, а потом их забрасывают, модератор туда не заглядывает, и в результате они становятся такой помойкой, куда сыплются какие-то чужие рекламные объявления, пресс-релизы и так далее. И читатели вынуждены отказываться от чтения таких комьюнити, потому что они не ту информацию искали, не на нее подписывались. А ваше как раз отличается такой, что называется, чистотой жанра и четкостью.



Алексей Кузнецов: Ну, на то оно и сообщество профессиональных журналистов!



Игорь Степанов: В том числе. Я могу раскрывать сейчас, спустя уже пять лет, главный секрет успеха комьюнити paparazzi для тех, кто еще будет создавать комьюнити в ЖЖ. Он очень простой – это ограниченный доступ. Во-первых, это немедленно сделает комьюнити привлекательным…



Екатерина Пархоменко: Ну да, все запретное очень хочется получить.



Игорь Степанов: Во-вторых, лишние люди заведомо туда не пойдут. То есть мы отсекли на уровне собственных блоков сознания тех людей, которым туда не надо, и одновременно сделали запретный плод немножко более сладким, чем он мог бы быть.



Алексей Кузнецов: Вас только можно поздравить, что вы на верном пути, а профессионализм, по-моему, это залог любого успешного дела, будь то журналистское или какое-то еще. Большое спасибо!



Екатерина Пархоменко: Даешь виртуальный профсоюз!



Алексей Кузнецов: Желаю удачи!


XS
SM
MD
LG