Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Перед зданием суда Приморского края около ста представителей движения "Молодежь Владивостока" провели акцию. Молодые люди, обвязав руки бинтами, что должно было имитировать наручники, протестовали против заключения отстраненного мэра Владивостока Владимира Николаева под стражу. Примечательно, что сотрудники милиции, жестко обычно пресекающие подобное (разгон последнего «Марша несогласных» в Нижнем Новгороде – яркий тому пример) никак не реагировали, ограничившись лишь просьбой к протестующим перейти на противоположную от здания суда сторону улицы.

В краевом суде Приморья в это время рассматривали сразу две кассационные жалобы адвокатов мэра Николаева на решения районного суда – об отстранении чиновника от должности и взятии под стражу. Решение суда нижней инстанции оставили без изменений.


Будучи на свободе, Николаев успел дать пресс-конференцию, где не только отмел все обвинения в свой адрес, но и произнес примечательную речь. «Мне очень приятно, – сказал тогда еще градоначальник, – что мне, заместителю секретаря Приморского регионального отделения партии «Единая Россия», удалось добиться во Владивостоке коренного перелома в отношении людей к власти как к таковой. Если в 2003 году рейтинг доверия к власти находился на уровне 18 процентов, то в 2006 году он составил 40 процентов! Это очень высокий показатель, один из самых высоких в России! И это является самым прямым показателем того, что все те программы по улучшению жизни, которые мы реализовывали во Владивостоке, совершенно правильные».


Пришедшие защищать мэра этим словам, вероятно, верят. И будучи людьми законопослушными, чтящими презумпцию невиновности, не хотят и слышать о том, что мэр, известный еще под кличкой Винни-Пух, даже среди криминальной элиты Приморья считался отморозком. Обмотали они запястья бинтами, изображая наручники, потому как сердца их разрывались при виде Николаева в настоящих наручниках.


И нет им никакого дела, что мэра арестовали не за то, каким образом завладел он акциями своего рыбодобывающего предприятия. И уж тем более не по подозрению в убийстве криминального авторитета Карпа, чей бизнес прибрал он к рукам. Об этом во Владивостоке знает едва ли не каждый ребенок. Как и имена, клички и должности.


Может, даже обидно им, что арестовали его за то, что он неправомочно потратил деньги на вневедомственную охрану, и приморские прокуроры со всероссийских телеэкранов рассказывали душераздирающую историю о контракте на охрану секретного портфеля, в котором (кто бы мог подумать!) не оказалось никаких секретных документов. А что еще было делать мэру, когда в России вневедомственная охрана не имеет права охранять с оружием физических лиц. Портфель – можно.


Склонные к проведению различных исторических параллелей аналитики вспоминают американскую историю начала прошлого века, когда в Чикаго за полтора десятка лет произошло 700 убийств, совершенных мафией; из них 400 – по приказу Аль-Капоне, которого называли главой мафии. Но посадили его за неуплату налогов. Где-то полмиллиона долларов – фантастическая сумма на те времена.


Владивостокский мэр обвиняется в растрате бюджетных денег в личных целях в размере одиннадцати с половиной миллионов рублей. Для Аль-Капоне это была бы сдача.


XS
SM
MD
LG