Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Первый процесс по делу о заключенном в тюрьме в Гуантанамо закончился не начавшись. Иранские взрывные устройства представляют наибольшую опасность для американских солдат в Ираке. Кока-кола страшнее вредного жира


Юрий Жигалкин: Первый процесс по делу о заключенном в тюрьме в Гуантанамо закончился не начавшись. Иранские взрывные устройства представляют наибольшую опасность для американских солдат в Ираке. Кока-кола страшнее вредного жира. Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке».


Не начавшись может закончиться первый процесс над заключенным американской тюрьмы в Гуантанамо, обвиняемом в причастности к терроризму. Во вторник представители специального трибунала подтвердили, что австралийский гражданин Дэвид Хикс, захваченный в Афганистане вместе с группой боевиков «Аль-Каиды», признал себя виновным по одному из двух пунктов обвинения: оказание поддержки террористам. Ожидается, что обвинение удовлетворится этим признанием и не будет настаивать на разбирательстве по второму пункту обвинения. В ближайшие дни трибунал объявит о наказании Хиксу, которое он будет отбывать в Австралии. Рассмотрением его дела должны были начаться заседания беспрецедентного судебного органа – так называемой Военной комиссии, созданной решением Конгресса специально для суда над захваченными за рубежом потенциальными террористами и критикуемого некоторыми правозащитными организациями.


По словам представителей американских властей, такое завершение дела – свидетельство работоспособности нового трибунала. По словам отца Хикса, его сын решил пойти на признание, будучи в глубокой депрессии из-за страшных условий содержания. Как относится к такому разнобою мнений известный американский политолог, глава Центра изучения терроризма Филадельфийского института внешнеполитических исследований Майкл Раду?



Майкл Раду: Красный крест, представители которого осведомлены больше о том, что происходит в Гуантанамо, чем любые из критиков, не упоминают в своих отчетах слова «пытка». Да, это тюрьма и долгое заключение без суда может быть тяжким испытанием для психики заключенного. В том, что касается внезапного завершения первого дела, мне кажется, что оно не может стать основанием для предположений о том, как будет в будущем работать эта своеобразная система правосудия. Хикс – гражданин страны, ближайшего союзника Соединенных Штатов, правительство Австралии призывало США как можно быстрее предать подозреваемого суду, поскольку австралийским властям было трудно объяснить свои избирателям почему гражданин страны находится в заключении без суда пять лет. Поэтому признание Хикса, на мой взгляд, лучший выход для всех: ему не придется стать объектом судебных разбирательств, которые бы могли завершиться гораздо хуже для него. Судья, я думаю, приговорит его к двадцати годам, как американца Линда, захваченного в свое время вместе с талибами. Так что это особый случай, из которого вряд ли стоит делать выводы о том, как будут протекать будущие процессы над заключенными в Гуантанамо. Трибунал, созданный на основании недавно принятого закона, будет двигаться, я думаю, путем проб и ошибок, и наверняка пройдет какое-то время прежде чем он обретет окончательную форму.



Юрий Жигалкин: Американский политолог Майкл Раду комментировал неожиданное признание своей вины одним из самых известных заключенных тюрьмы в Гуантанамо.


Современные взрывные устройства, заложенные иракскими боевиками, стали одной из главных опасностей для американских солдат, и американские спецслужбы почти однозначно установили их источник – Иран. Несмотря на многочисленные демарши США, Тегеран, судя по всему, продолжает поставлять это вооружение в Ирак. Во вторник «Нью-Йорк Таймс» опубликовала результаты своего журналистского расследования.


Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Еще в августе 2003 года в Ираке впервые были обнаружены новейшие придорожные бомбы класса FP , в которых сверхчувствительные датчики, реагируя на приближающееся движение или тепло, приводят в действие мощное взрывное устройство, способное пробить танковую броню. С каждым годом таких бомб в Ираке становилось все больше, их выпускали и с дистанционным управлением, и маскировали под обычные дорожные камни. Сложность конструкции явно указывала на то, что изготовлены они были не в мастерских боевиков, а на хорошо оснащенных военных заводах. Нити вели в Иран. По данным американской разведки, доставляют эти бомбы из арсеналов революционной гвардии Ирана в Ирак и обучают обращению с ними иранцы и шиитские боевики проиранской террористической организации «Хезоллах».


Если действительно Иран активно поставляет иракским боевикам высокотехнологичные придорожные бомбы, от которых нет средств защиты и от которых гибнут американские солдаты, эти явные враждебные действия Ирана надо остановить. Но как? Вот что думает об этом Джеймс Филипс из Вашингтонского фонда «Наследие».



Джеймс Филипс: Наиболее эффективной антииранской стратегией может стать цена, которую Тегерану придется платить за переброску оружия в Ирак. Необходимо широко демонстрировать найденное в Ираке иранское оружие, обнародовать факты иранского участия во внутрииракских столкновениях, арестовывать в Ираке иранцев, связанных с поставками высокотехнологичных взрывных устройств. Одновременно США должны продолжать демонстрировать свою силу в регионе, стягивать в Персидский залив авианосцы, давая понять, что против Ирана могут быть приняты и военные меры. Я, конечно, не исключаю переговоров с Ираном, но я не верю, что они что-то изменят. Я думаю, что Тегеран в любом случае будет продолжать вооружать иракских шиитов, если никакого решительного наказания за это не последует. Разве что, может быть, в меньших масштабах и не так явно.



Ян Рунов: Таково мнение Джеймса Филипса из фонда «Наследие».


Однако есть и другое мнение. Ли Гамильтон, сопредседатель комиссии по Ираку, считает, что не запугиванием, а уговорами можно заставить Иран отказаться от военных поставок шиитским боевикам в Ираке.



Юрий Жигалкин: Американские законодатели хотят предотвратить крах рынка жилья ударом по кредиторам, пытающимся всучить людям с невысоким доходом новаторские ипотечные кредиты, которые они вряд ли сумеют выплатить. Бум недвижимости последнего десятилетия, превративший в домовладельцев рекордное число американцев, был во многом результатом кредитных экспериментов индустрии ипотечных кредитов, выдававших займы практически всем желающим на сверхщадящих условиях. Но когда, согласно условиям займа, кредитный процент через два года взлетал, многие из заемщиков оказались неспособными потянуть новые выплаты. И теперь они не могут продать свое жилье, поскольку цены на него падают. Законодатели хотят потребовать от кредиторов начистоту открыть перед клиентами все условия кредитных соглашений и назвать суммы, которые им придется выплачивать в будущем. Но самое главное – от кредиторов хотят потребовать не выдавать ипотечные займы тем, кто попросту не может себе позволить стать домовладельцем.


Пулей на нападение смогут ответить с 1 сентября совершеннолетние жители Техаса. Во вторник губернатор штата подписал закон, который разрешает техассцам прибегнуть к пистолету, если они стали объектом атаки с применением оружия в своем доме, автомобиле или офисе. Ныне действующий закон требует от законопослушного техассца ретироваться и ни в коем случае не провоцировать преступника. Новые правила освобождают жертв нападения от ответственности в случае ранения или убийства нападавшего, если их жизни и здоровью угрожала опасность. Критики закона предупреждают, что право открывать огонь в целях самозащиты вызовет у некоторых людей соблазн выяснить отношения с помощью пистолета.


Чтобы быть здоровым, как известно, нужно вести активный образ жизни и правильно питаться. Впрочем, может быть, эта формула нуждается в поправке: правильно пить. Медицинский обозреватель газеты «Нью-Йорк Таймс» Джейн Бруди проанализировала результаты ста пятидесяти различных исследований и получила неожиданный результат. О его культурно-кулинарных аспектах я беседую с Александром Генисом.



Александр Генис: Выводы неутешительны. Начиная с нежного двухлетнего возраста, американцы выпивают пятую часть всех потребляемых ими калорий. Обычно это – так называемая «сода», сладкие газированные напитки, составленные по убийственному рецепту: пол стакана сахара на стакан воды с пузырьками. Именно за счет этого питья, как уверяют диетологи, дети пухнут, как на дрожжах. Борясь с ранним ожирением, школы по всей стране объявили войну опасным алюминиевым банкам. Все чаще вместо автоматов с содой возле гимнастических залов ставят, как в старину, простые фонтанчики с холодной водой. Но это только начало войны. Ведь в среднем каждый американец ежедневно выпивает по две банки.



Юрий Жигалкин: Александр, почему же эта напасть оказалась столь опасной именно в Америке?



Александр Генис: Интересный вопрос, на который я не нашел ученого ответа и придумал свой. В Америке принято есть и пить буквально одновременно. Меня, например, аборигены часто предупреждали, как опасно этого не делать. Еще Марк Твен поражался европейцам, которые не ставят к обеду на стол воду. В Америке ее приносят раньше меню. Возможно, это – память о пуританах, которые вместо греховного вина пили за едой чистую воду. В Новой Англии она, кстати, была такой вкусной, что глыбы льда из здешних озер на парусных кораблях возили англичанам в Индию. Так или иначе, этот обычай, возможно, и привел к нынешней ситуации, когда любая трапеза не обходится без сладкого напитка.



Юрий Жигалкин: Что ж тут особенного? Ведь газировку во всем мире любят.



Александр Генис: Еще бы! Кто ж не помнит - ситро с пирожными. Беда том, что в Америке произошла чудовищная кулинарная нелепость: десерт переместился с конца обеда в его середину. Сладкой водичкой запивают все, что едят. И это так же странно, как есть котлету с компотом. Еще хуже, что сладкие напитки, хоть и поставляют каждую пятую калорию рациона, не дают чувства сытости. Между тем, привычка сделала эту самую соду не только незаменимой, но и незаметной частью застолья – как соль и салфетки. Это – тайный вредитель.



Юрий Жигалкин: И в чем же выход? Бороться с прохладительными напитками как с никотином?



Александр Генис: Я больше верю в непобедимую силу моды. Посмотрите, как популярна у молодежи - взамен соды - стала обычная вода. Правда, иногда, попав в элегантные бутылки, она стоит дороже пива. Но годится и из-под крана, особенно в Нью-Йорке, где, как считается, в трубах течет «шампанское водопровода». В других местах пьют фильтрованную воду из холодильника. «Дешево и сердито». К тому же, именно и - только ею - питаются все манекенщицы.



Юрий Жигалкин: Говорил Александр Генис. Мода на напитки, может, действительно и меняется, ну а песни, как известно, продолжают петь о главном – о прошлых радостях, например, о комбинации рома и кока-колы. Поют сестры Эндрюс…


XS
SM
MD
LG