Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россиянам нравятся дешевые китайские товары, но они боятся китайской экспансии


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Виктор Нехезин: В Москве с официальным визитом находится председатель Китайской народной республики Ху Цзиньтао. Сейчас он уже уехал из Москвы, направляется в Татарстан. Накануне он участвовал в открытии Национальной выставки Китая в России. Напомню, что в России открылся Год Китая. Ожидается, что к 2010 году торговый оборот между странами удвоится и достигнет 60 миллиардов долларов. Но один сегмент российско-китайских отношений до сих пор остается неучтенным: ежегодно в Россию нелегально прибывают тысячи китайцев. Их бизнес, как правило, связан с мелкой торговлей, они живут обособленно в диаспорах, и у большинства россиян к ним двойственное отношение: россиянам нравятся дешевые китайские товары, но они боятся китайской экспансии.


О том, как живется китайцам в России, корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова побеседовала с историком, востоковедом Сергеем Лузяниным.



Любовь Чижова: Сколько сейчас, ну, хотя бы примерно в России китайцев, где они живут и чем занимаются?



Сергей Лузянин: Точной статистики, пожалуй, никто не может дать, она приблизительная и разная. Официально где-то постоянно проживающих китайцев - 180-200 тысяч. Неофициально называют 1 миллион, 1,5 миллиона. Хотя последние цифры явно завышены, поскольку здесь где-то процентов 50-60 – имеются в виду те китайцы, которые транзитом приезжают либо возвращаются обратно. Видимо, речь идет реально о 350, максимум – 400 тысячах китайцев, проживающих в России. Сюда же включен, естественно, нелегальный сегмент.


Первая волна диаспор, которая пошла в начале 90-х годов, когда был достаточно либеральный режим, процветала интенсивно (он, собственно, и сейчас процветает) челночная торговля. Это приграничные зоны Дальнего Востока, Приморский край, Сибирь, Забайкалье, до Алтайского края (там, правда, меньше их). Вторая волна – это уже волна мигрантов, которые были состоятельны, более продвинуты и солидны, которая сформировалась тоже в 90-е годы и существует сейчас в крупных российских городах – это Екатеринбург, Москва, Петербург, естественно. Но это уже иные диаспоры, чем приграничные сибирско-дальневосточные, здесь есть деньги.



Любовь Чижова: Чем Россия привлекательна для китайцев?



Сергей Лузянин: Да пока, по большому счету, для серьезных китайцев, для серьезного капитала пока не очень привлекательна. Она привлекательна в сфере челночной мелкой и средней торговли. А второй фактор привлекательности – это вот уже интерес таких более крупных торговых групп китайских по развитию вывоза контрабанды в основном, к сожалению, где-то на 50-70 процентов сырья – леса и других видов сырья.



Любовь Чижова: Сергей Геннадьевич, а есть ли у вас данные, как обычные россияне относятся к китайцам?



Сергей Лузянин: Некая такая эволюция заметна в настроениях россиян по восприятию их китайцев. Ощущение жителей Сибири и Дальнего Востока по отношению к китайцам, оно такое двойственное. С одной стороны, больше 50 процентов говорят об опасности заселения, о том, что китайцы могут вытеснить, заселить, занять там пустующие земли и так далее. С другой стороны, эти же опросы говорят, что если убрать дешевые, относительно дешевые китайские рынки, в частности, Благовещенск, Комсомольск-на-Амуре, Хабаровск, тот же Владивосток и так далее, то в социальном плане это будет сильный удар по российским жителям невысокого достатка – среднего и низкого достатка. А вот в Москве другая ситуация, здесь вот этот момент, что китайцы кормят, он как бы не очень доминирует. Здесь другая специфика, понятно, во-первых, это не чисто китайские рынки, но страх, фобии тоже существуют в опросах. Хотя, может быть, есть настроения, что теоретически угроза есть вытеснения и прочее негативное, они сохраняются. Но в целом, если брать последние особенно 3-4 года, то либо опрошенные нейтрально, никак не реагируют, либо все-таки говорят, что ничего страшного, процентов где-то 20-21 считают, что Китай не представляет угрозы, он не друг, но, по крайней мере, не враг, как бы акцент переводится среди опрашиваемых больше на Запад.



Любовь Чижова: Ваше личное мнение, грозит ли России китайская экспансия?



Сергей Лузянин: Это вопрос такой теоретический. То есть в теоретическом неком, долгосрочном, стратегическом видении, конечно, такая угроза существует. Причем она существует чисто по объективным показателям. Не потому что Пекин замышляет сегодня или завтра некий грандиозный план захвата, нет, не поэтому, а чисто по объективным показателям. Китайская экономика в 4 раза сильнее, больше и мощнее, чем российская, то есть соотношение Китая и России – это 1 к 4 в пользу Китая, естественно. И это соотношение, к сожалению, не сокращается, а увеличивается, то есть Китай при всем том, что он остается партнером, он объективно сильнее и сильнее с каждым годом России. И плюс вот демографический дисбаланс, то есть приграничный северо-восток Китая – там 300 миллионов на границах живут китайцев, и 5 миллионов – пустеющая Сибирь и Дальний Восток. Поэтому вот эти объективные вещи, они как бы сами по себе, без всяких там козней Пекина или еще каких-то умыслов, они сами по себе создают, конечно, объективно эту угрозу.


И второй важный момент, что на сегодняшний, текущий момент, по большому счету, Китай эту экспансию пока не предпринимает, потому что ему, собственно говоря, сейчас нужно закончить реформы внутренние, огромные внутренние. У него тайваньский вопрос не решен, у него масса проблем, и перенаселенность. Хотя эти выплески миграционные – это пока только фрагменты. Поэтому сегодня есть, конечно, повторяю, угрозы. Контрабандный вывоз сырья – это, действительно, серьезные негативные вещи. Но как бы в полном смысле об экспансии такой я бы не стал говорить.


XS
SM
MD
LG