Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Таджикистане начался процесс адаптации к таджикскому произношению местных имен и фамилий


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие обозреватель таджикской службы Радио Свобода Салим Аюбов и корреспондент Радио Свобода Петр Вайль.



Андрей Шарый : В Таджикистане начался процесс адаптации к таджикскому произношению местных имен и фамилий. С такой инициативой выступил на минувшей неделе президент республики Эмомали Рахмонов, отказавшийся от окончания "ов" в своей фамилии. Рахмонов меняет документы, в которых указано его имя, и призывает последовать своему примеру соотечественников. О сочетании традиций и политики в этом вопросе я расспросил таджикского журналиста и писателя, обозревателя таджикской службы Радио Свобода Салима Аюбова (его литературный псевдоним - Салим Аюбзот).



Салим Аюбов : Сама по себе это старая идея. Она берет начало где-то в период хрущевской оттепели, когда таджикская интеллигенция наряду с другими проблемами говорила о том, что надо вернуться к историческим корням, так называемым. Есть и политика, потому что наблюдается, когда в самые тяжелые моменты страны возникают такие интересные вопросы, которые как бы захватывают всех. Помним, как было с празднованием Самонидов, празднованием Года чистой воды или приказ Рахмонова о том, чтобы учителя не должны иметь золотые зубы и масса других таких вещей, которые как бы отвлекают народ от каждодневных проблем. Сейчас Таджикистан находится в очень глубоком энергетическом кризисе - нет воды, нет газа, нет света. Видимо, есть и политика тоже.


Есть и еще такое мнение среди таджикских ученых, что вот эти славянские, так называемые, окончания, суффиксы не чужды таджикскому народу, потому что найдено очень много разных древних трактатов, древних имен, где используются такие окончания. Скажем, национальный герой периода борьбы с монголами Деваштич. У него суффикс "ич". И очень много таких Вагнич, Барзич и другие. Первые фамилии с суффиксом "ов" появились еще в начале XIX века, когда первые русские бизнесмены пришли туда, где организовали заводы, создавали заводы, компании, банки. Я встретил первую такую фамилию - это Мансуров, миллионер бухарский, когда принял такую фамилию. Конечно, в советское время было очень сложно, скажем, если человек захотел поменять фамилию, скажем Аюбов на Аюбзот.



Андрей Шарый : Но практически это можно было сделать, если бы в советское время вы поставили перед собой такую задачу?



Салим Аюбов : Через большие трения, но были такие люди. Но, с другой стороны, на них тоже в то время смотрели очень привычно.



Андрей Шарый : Сколь глубоко укоренилась эта традиция славянских суффиксов в таджикских фамилиях? Вы ожидаете, что сейчас легко произойдет отказ от такого рода окончаний в фамилиях, либо они сохранятся?



Салим Аюбов : Я не думаю, что очень быстро все перейдут на новое писание. Во-первых, это открывает новые возможности для чиновников еще раз протягивать лапу. Это взлет коррупции. Все делается через деньги.



Андрей Шарый : Какая фамилия для вас привычна в таком славянизированном ее исполнении или в более традиционном таджикском варианте?



Салим Аюбов : В какой-то мере важно. Потому что это как бы показывает, что человек знаком со своим прошлым, знаком с традициями культуры, литературы.



Андрей Шарый : О взаимопроникновении языковых норм в контексте общественных обстоятельств я беседовал с моим коллегой, обозревателем Радио Свобода писателем Петром Вайлем.



Петр Вайль : По-моему, нужно говорить не о закономерности, а о естественности этого процесса, не давая ему никакой оценки, потому что оценки здесь быть не может, это подход исторический. Как история складывается, так складывается.


Когда возникли независимые государства на месте бывшего Советского Союза, что произошло первое? Любой народ выражается, в первую очередь, в языке. Это самое заметное. Они сразу двинули свои самоназвания. Вы прекрасно помните, как российская пресса (телевидение, газеты) немедленно это подхватило. Появились чудовищного уродства какие-то образования вроде Башкортостан, Молдова. Получилось, что русским языком стала управлять политическая конъюнктура новых стран. Это совершенно разные вещи. Одно дело, когда Цейлон становится Шри-Ланка. Это смена названия. Это все принимают. Почему традиционная в русском языке Башкирия должна превращаться в Башкортостан, совершенно непонятно. Тоже самое происходит и с именами.


Понятно, что самостоятельность хочется выразить вот таким образом. Также понятно, что за русификацией имен существует мощная традиция. Вот Салим сказал, что на Кавказе этого не было, да очень даже было. Посмотрите знаменитейшие армяне – Каспаров - это же Каспарян. Сергей Довлатов – это же Довлатян бывший, кто-то там у него был Довлатяном. Когда имперская политика России проводилась (мы сейчас опять не даем оценки), так или иначе, нужно было сосуществовать. Это естественная мимикрия. Естественно, что малый народ мимикрирует по отношению к большому. Процесс языковой мимикрии, так или иначе, из заимствований происходит. Поэтому относится к этому, мне кажется, нужно, в конечном счете, спокойно. На Кавказе тоже был такой известный генерал, военачальник по фамилии Панчулидзев. Ему казалось, что так удобнее. А раз ему казалось, так пусть так и будет.



Андрей Шарый : Но вот тут есть еще два аспекта той же проблемы. Как нам называть президента Таджикистана сейчас – Рахмонов или Рахмон? С точки зрения русского языка, как правильнее, как вы считаете?



Петр Вайль : Разумеется, как он себя постановил называть.



Андрей Шарый : То есть это его личное право, и он может нам диктовать?



Петр Вайль : Абсолютно. Если вы завтра поменяете свою фамилию, я должен буду вас так называть.



Андрей Шарый : Хорошо, а если возьмем обратный процесс. Возьмем, скажем, процесс близкой вам Латвии, где прибавляют к славянским фамилиям вот эти приставки «с» - Семеновс. С этим как?



Петр Вайль : Если человек играет в латвийской футбольной команде и называется Федоровс, что с этим поделаешь?! Я родился и прожил в молодости в Риге. Когда латыши называли меня Вайльс, я же не обижался, если они прибавляли «с» к моей фамилии. Если это соответствует правилам латышского языка, я с удовольствием им подчиняюсь. Если бы я жил в Латвии и играл бы в футбольной команде вместе с Федоровсом, я бы, наверное, тоже был бы Вайльс и подчинялся бы этим правилам. Однако я там не живу. Если фамилия Рахмон и на слух и на взгляд довольно сильно отличается от Рахмонова, на целых две буквы, значит, давайте уважать его желание.


XS
SM
MD
LG