Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Многие политики и эксперты демократического толка уже не считаю нацболов теми, кому нельзя подавать руку


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Никита Татарский: Сегодня в России может быть официально объявлена экстремистской организацией Национал-большевистская партия. С таким заявлением и требованием полного запрета на деятельность НБП прокуратура обратилась в Московский городской суд, где и состоятся слушания по этому делу. В самое партии, если такое решение судом будет вынесено, ожидают арестов и приговоров. Между тем, многие политики и эксперты демократического толка уже не считаю нацболов теми, кому нельзя подавать руку.



Данила Гальперович: Национал-большевистская партия стала одной из главных сил уличного протеста, организуемого не согласными с Кремлем. Нацболы прорвались 3 марта через кордоны ОМОНа в Петербурге, попали под милицейские дубинки 24 марта в Нижнем Новгороде, и у российских властей, очевидно, созрело мнение: имиджевый вред от полного запрета НБП будет меньше, чем от дозволения сторонникам Эдуарда Лимонова организовывать демонстрации. Прокуратура собирается добиться в Московском городском суде признания Национал-большевистской партии экстремистской организацией и полного запрета на ее деятельность. При этом отношение к Эдуарду Лимонову и его соратникам на протяжении последних лет у многих политиков и общественных деятелей сильно менялось. Раньше флаги НБП, насколько смахивающие на нацистские, можно было встретить на митингах левой оппозиции и националистов. Теперь они появляются над объеденными колоннами нацболов, молодежного "Яблока" и движения "Оборона".


Президент центра "Холокост" Алла Гербер говорит, что сначала НБП вызывала у нее стойкое отторжение.



Алла Гербер: Прежде всего - "национал". Я, как президент фонда "Холокост", моя семья во многом была жертвой холокоста, и от слова "национал" у меня бывает состояние не самое лучшее. И поэтому было отторжение, прежде всего вот именно и своей символикой, и своим брендом.



Данила Гальперович: Теперь, по словам Аллы Гербер, для нее очевидно, что эпатажные флаги и название были не главным.



Алла Гербер: То, что они делают сегодня, их участие в "Марше несогласных", само по себе их несогласие - оно вызывает уважение, потому что это их позиция, это их убеждение. Я просто увидела, и для меня это очевидно совершенно, что они во многом отошли от своих первоначальных театральных, может быть, проявлений.



Данила Гальперович: Между тем, политолог Владимир Прибыловский считает, что российская власть доводит до абсурда свои действия по пресечению оппозиционных выступлений.



Владимир Прибыловский: Позиции Кремля достаточно прочны, пока цены на нефть высоки. Но наша власть всего боится, и вот, в частности, она боится Национал-большевистской партии, боится ее активности, ее нетривиальных акций. И хотя на самом деле деятельность НБП ни в какой ближайшей перспективе режиму не угрожает, его стабильности, они боятся нацболов и запрещают именно их, начали с них.



Данила Гальперович: Утром у Московского городского суда соберутся лояльные власти молодежные активисты, которые проведут демонстрацию против НБП. Этим молодым людям, очевидно, никто и ничего запрещать не собирается.


XS
SM
MD
LG