Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Наследники заявили претензии на замок Конопиште в Чехии


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Чехии Нелли Павласкова .



Никита Татарский: В течение 17 лет после "бархатной" революции чешское государство вернуло потомкам бывшей титулованной аристократии около тридцати замков и дворцов, национализированных после 1948 года коммунистическими властями. Это позволил сделать закон о реституции, по которому претенденты должны были доказать, что их родители в период национализации были чехословацкими гражданами и что во время гитлеровской оккупации Чехии они не сотрудничали с нацистами. Однако претензия на реституцию знаменитого замка Конопиште, поступившая недавно в чешский суд, вызвала в стране оживленные дискуссии.



Нелли Павласкова: Правнучка наследника Австро-венгерского престола, эрцгерцога Франца-Фердинанда д’Эсте, убитого в 1914 году в Сараево, предъявила претензию Чешской республике: княгиня София Гогенберг, живущая сейчас в Люксембурге, потребовала возвратить ей замок Конопиште со всеми ценными коллекциями, а также все леса и угодья, окружающие замок - шесть тысяч гектаров земли и две каменоломни. Замок перешел чехословацкому государству после распада Австро-Венгрии в 1918 году. Если правительство новой Австрийской республики тогда решило оставить детям Франца Фердинанда д’Эсте замки и имущество отца, то Чехословацкая республика поступила по-другому. В 1921 году чехословацкий парламент принял решение о том, что конфискация имущества бывшей императорской семьи распространяется и на детей наследника престола.


После образования Чехословакии князья Гогенберг, дети эрцгерцога от маргинотического брака с чешской графиней Софьей Хотек были вынуждены покинуть Конопиште и переехать в Австрию. Во время гитлеровской оккупации Австрии его сыновья Эрнст и Максимилиан попали в концлагерь Дахау, ибо были противниками национал-социализма. Вышли из лагеря живыми, но с подорванным здоровьем.


Княгиня София, претендующая теперь на Конопиште, - внучка Максимилиана. Вот что говорит о ее иске адвокат княгини Мариан Черны.



Мариан Черны: Мы сказали ясно: возвращение имущества семье Гогенберг, прежним владельцам замка, - это наша обязанность по отношению к прошлым и последующим поколениям. Гогенберги - это не Габсбурги, они были лишены права носить императорскую фамилию, поэтому конфискация их имущества в 1921 году была незаконной. Кроме того, сыновья эрцгерцога были наполовину чехами и антифашистами, политзаключенными. По нашему законодательству, реституировать имущество могут только те потомки аристократии, чьи отцы не сотрудничали с нацистским режимом.



Нелли Павласкова: Адвокат, однако, не упоминает об одном положении закона о реституции. Выдаче бывшим владельцам подлежит только то имущество, которое было отобрано у них после 1948 года, но не после Первой мировой войны. На это обстоятельство указывает знаток истории замков Милош Мотошка.



Милош Мотошка: Конечно, все это очень проблематично, потому что это очень старая история. Потом вопрос стоит еще так: идет ли речь только о личной собственности семьи наследника престола, или о ценностях, что принадлежали монархии как таковой. Габсбурги правили в Европе в течение столетий, и граница между тем, что было имуществом рода, а что имуществом государства, всегда была неясной. Положение Франца Фердинанда д’Эсте позволяло ему совершать кругосветные путешествия и привозить предметы искусства и старины из разных стран мира. Кому они принадлежали? Как оценивать подарки английского короля Георга, посетившего герцога в Конопиште? Как принадлежащие ему лично или монархии? Я опасаюсь того, что возвращение замка, всех его богатств и коллекций, станет прецедентом, который откроет лавину новых претензий, часто несправедливых, и мы никогда не избавимся от реституций. Если по прошествии стольких лет возвращать Габсбургам имущество, то может быть вернуть им все государство? Оно же когда-то было их, пусть берут!



Нелли Павласкова: Но ведь для общественности ничего не изменится с передачей замка Гогенбергам? Они обещают оставить его открытым для туристов как музей…



Милош Мотошка: Да, этому можно поверить, и даже более, у нас уже есть опыт, что часто реституенты приводят замки в лучшее состояние, чем они были при социализме. Но неизвестно, что сделают Гогенберги с замечательными коллекциями в замке. Например, с уникальной коллекцией оружия и рыцарских доспехов. Некоторые из этих предметов покрыты драгоценными камнями, и таких экспонатов в нашей стране вообще больше нет. Как нет таких картин, скульптур, мебели и коллекции статуэток святого Георгия.



Нелли Павласкова: Позиция знатока истории замков Чехии Милоша Мотошки весьма типична для чешской общественности. Среди общего протеста слабо выделяются голоса хранителей памятников старины, которые считают, что возвратившаяся аристократия лучше заботится о замках, лесах и виноградниках, чем государство. Все эти объекты по-прежнему открыты для общественности, в дни государственных праздников на реституированных замках висят чешские флаги. Противостоять возвращению аристократии - это демонстрация национальной закомплексованности, считают некоторые историки, архитекторы и юристы. Как иронически заметил недавно нынешний премьер-министр Чехии Мирек Тополанек: «У нас традиционно принято считать, что наши главные враги - немец, дворянин, священник и эмигрант».


XS
SM
MD
LG