Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Прибыловский: "Трогать НБП не следовал бы, потому что позиции Кремля достаточно прочны, пока цены на нефть высоки"


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Арслан Саидов: Сегодня может быть официально объявлена экстремистской организацией Национал-большевистская партия. С таким заявлением и требованием полного запрета на деятельность НБП прокуратура Москвы обратилась Московский городской суд, где и состоятся слушания по этому делу. В самое партии, если такое решение судом будет вынесено, ожидают арестов и приговоров. Между тем, многие политики и эксперты демократического толка уже не считаю нацболов теми, кому нельзя подавать руку.



Данила Гальперович: Национал-большевистская партия стала одной из главных сил уличного протеста, организуемого не согласными с Кремлем. Нацболы прорвались 3 марта через кордоны ОМОНа в Петербурге, попали под милицейские дубинки 24 марта в Нижнем Новгороде, и у российских властей, очевидно, созрело мнение: имиджевый вред от полного запрета НБП будет меньше, чем от дозволения сторонникам Эдуарда Лимонова организовывать демонстрации. Прокуратура собирается добиться в Московском городском суде признания Национал-большевистской партии экстремистской организацией и полного запрета на ее деятельность. При этом отношение к Эдуарду Лимонову и его соратникам на протяжении последних лет у многих политиков и общественных деятелей сильно менялось. Раньше флаги НБП, насколько смахивающие на нацистские, можно было встретить на митингах левой оппозиции и националистов. Теперь они появляются над объеденными колоннами нацболов, молодежного "Яблока" и движения "Оборона".


Президент центра "Холокост" Алла Гербер говорит, что сначала НБП вызывала у нее стойкое отторжение.



Алла Гербер: Прежде всего - "национал". Я, как президент фонда "Холокост", моя семья во многом была жертвой холокоста, и от слова "национал" у меня бывает состояние не самое лучшее. И поэтому было отторжение, прежде всего вот именно и своей символикой, и своим брендом.



Данила Гальперович: Теперь, по словам Аллы Гербер, для нее очевидно, что эпатажные флаги и название были не главным.



Алла Гербер: То, что они делают сегодня, их участие в "Марше несогласных", само по себе их несогласие - оно вызывает уважение, потому что это их позиция, это их убеждение. Я просто увидела, и для меня это очевидно совершенно, что они во многом отошли от своих первоначальных театральных, может быть, проявлений.



Данила Гальперович: Между тем, политолог Владимир Прибыловский считает, что российская власть доводит до абсурда свои действия по пресечению оппозиционных выступлений.



Владимир Прибыловский: Трогать НБП, закрывать ее, объявлять запрещенной, конечно, не следовал бы, потому что позиции Кремля достаточно прочны, пока цены на нефть высоки. Но наша власть всего боится, и вот, в частности, она боится Национал-большевистской партии, боится ее активности, ее нетривиальных акций. И хотя на самом деле деятельность НБП ни в какой ближайшей перспективе режиму не угрожает, его стабильности, они боятся нацболов и запрещают именно их, начали с них.



Данила Гальперович: Владимир Прибыловский уверен, что вслед за нацболами может быть запрещена и вся коалиция "Другая Россия".



Владимир Прибыловский: Вообще, Касьянова они тоже боятся, по другим причинам - он как бы бывший "свой", слишком много о них знает, и хотя рейтинг его невелик на самом деле, но все-таки бывший премьер, любимый некоторыми кругами на Западе. Они, таким образом, создали себе такую возможность для закрытия, запрещения "Другой России". Если им покажется, что это необходимо, они, видимо, сошлются на то, что в "Другой России" состоит такая экстремистская запрещенная организация, как НБП.



Данила Гальперович: Утром у Московского городского суда соберутся лояльные власти молодежные активисты, которые проведут демонстрацию против НБП. Этим молодым людям, очевидно, никто и ничего запрещать не собирается.


XS
SM
MD
LG