Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Пирожки протухли. Люблю. Целую. Сева». Особенности детективного жанра


Леонид Юзефович

Леонид Юзефович

Детективы читают все, изредка или постоянно, одну книжку за другой, с нетерпением ожидая выхода новинки любимого автора. И далеко не секрет, что большинство этих авторов — писательницы либо писатели, пишущие под женским псевдонимом или, в крайнем случае, ведущие свое повествование от женского лица. То есть и автор, и главное действующее лицо современного детектива — преимущественно женщина, что, на мой взгляд, требует некоторых разъяснений.


Поэтому я попросила издателя, литературоведа Ольгу Морозову рассказать, почему самый популярный на сегодняшний день жанр оказался, учитывая тиражи, женским.


— Я считаю, что вообще детективы по сути своей похожи на сказку. То есть это уже было, это существует, такой образ витает в воздухе. И поэтому мне кажется, что выбор главной героини — женщины, это все уже накопилось, особенно в сознании английских авторов. Тот же Конан Дойл, та же Педди Джеймс и Агата Кристи — они все уже накопили гигантский опыт женского детективного романа. Это английская традиция. Кажется, что еще можно писать? Любовный треугольник, закрытая комната, происходит убийство... Что нового можно изобрести? Оказывается, можно.
Открытия больше носят психологический характер. Женская логика была взята на вооружение, то есть та логика, которую мы называем логикой, а на самом деле, как все мужчины говорят, у женщин это — интуиция. Логическая схема более жесткая, которая предполагалась автором мужского детектива, она немножко подкрасилась оттенком женских озарений. Здесь отчасти такое спокойное созерцание, а не звонок: «Джо, где пистолет? Где отпечатки пальцев?» и так далее. Вот эта деталировка, она как раз свойственна женскому письму, что напоминает неторопливое перелистывание дневника. И это освежило, безусловно, детектив. Это не просто «позвонил, узнал, вынюхал», а, сидя в кресле, взял и разложил все по полочкам, а потом вышел и наше это все. Сыграло роль, как это ни странно, развитие техники. Еще такой момент: само убийство — не расписывание жестокостей, а некое приключение, шарада, упражнение для мозга.


— Наверное, в такого рода детективах больше размышлений, чем действия, которые позволяют читателя стать соучастником расследования.
— Да. Я, например, обожаю все эти викторианские детали, в «Шерлоке Холмсе», у той же Агаты Кристи смакую детали.


— Какие женские образы были в этих романах? Это ведь не длинноногие красавицы.
— Да, но это у американцев они остались — секретарши, помощницы — все длинноногие красавицы, которые тоже участвовали в расследовании, помогали. Теперь расширение видовое, скажем так, женского ряда — старушки, это может быть и учительница, и журналистка какая-то, но уже с яркой краской, с определенным обозначением социального статуса. Хотя, автор Александр Макколл Смита — мужчина, но если отстраниться, то вполне можно сказать, что это написано женщиной. Потому что очень приятные детали, подробности, которые как раз свойственны женскому письму детектива. И главная героиня — мама Рамоцта — женщина, такая ботсванская мисс Марпл. Сам Макколл Смит просто увидел женщину во дворе небольшого дома, которая ловила куриц, и у него в этот момент возник собирательный образ.
Вообще, если следить по детективам, иногда женщиной совершенное убийство (не обязательно, что автор — женщина), по изощренности превосходит задуманное мужчиной. То есть это тонко продуманная шахматная партия, на несколько шагов вперед. Женщина лучше чувствует цвет, запах, поэтому, вводя атрибутику женскую, позволяет запутать так, что мало не покажется.


— Вы как человек профессиональный смогли бы определить, кто это написал — мужчина или женщина? Или в литературе невозможно?
— На сто процентов не могу сказать, но в некоторых случаях смогла бы. Мужское письмо более конкретное, оно без, скажем так, музыкальности.


— Структура романа отличается?
— И структура отличается, конечно. Более структурированы, конечно, мужские романы и менее — женские. Но это для успеха книги не является решающим фактором.


— Вы как-нибудь объясняете тот факт, что большинство современных русских детективов написаны женщинами?
— Большинство читателей, конечно, женщины. Это такое внедрение части дневниково-клубно-журнальной жизни. То есть это как женский, дамский журнал, но просто они — детективы. Как письмо другу на самом примитивном, простом уровне. Тоже какое-то снятие стресса, по-видимому.


— В связи с этим можно говорить об упадке жанра российского детектива?
— Можно. Не хочется никого обижать, но, видимо, простота этого выхода с написанием обычной бытовой истории с небольшим приключением, доступность такого хода многих писателей окрылила. И поэтому все стали похожи друг на друга, но конкуренции какой-то бешеной нет. Конкуренция когда? Когда похоже, но лучше. Думаю, что все эти женщины очень умные. Допустим, дай им сверхзадачу — написать диссертацию, каждая из них справилась бы блестяще, я уверена в этом. Но вот эта вот задача масштаба дамского легкого чтения, они видят ее решение так. Кто же будет от успеха отказываться?


Способ производства или способ потребления


Конечно, это не самое достойное оправдание качества женской детективной прозы. Но женщины, как известно, существа прагматичные, и отказываться от толстой синицы ради худого журавля не станут. Другое дело, что серьезных мужских имен в этой области немного, а на слуху и того меньше.


Я попросила известного писателя Леонида Юзефовича рассказать, почему в детективной литературе преобладает именно женский роман.


— Когда мы говорим «женский роман», что мы имеем в виду — способ производства или способ потребления? Наверное, прежде всего мы имеем в виду способ потребления. Потому что интеллектуалы, мужчины и женщины, все читают одно и то же примерно, разницы нет. Но на другом уровне, на уровне той литературы, которая воспринимается не как литература, не как артефакт, а просто как способ провести время, на этом уровне, конечно, различия в потреблении есть. И исходя из этого, мне кажется, часто женщины-авторы строят свои романы, а женщины-читательницы их выбирают для чтения.
Когда-то очень давно снимали фильм по моему роману про Путилина, это было в 1991 году, и там одну из ролей играл замечательный, ныне покойный артист Всеволод Ларионов. И вот он мне рассказал такую историю. У него были самые первые съемки в Ялте, а перед этим он женился. И они поехал в Ялту, и жена дала ему с собой пирожки с мясом. Было очень жарко, и они испортились. И когда он приехал в Ялту, он дал жене телеграмму следующего содержания: «Пирожки протухли. Люблю. Целую. Сева». На следующий день его арестовали и начали выяснять, что это за странная телеграмма. Ну, потом все выяснилось, его отпустили, но представьте себе, что его не арестовывают, а начинается внимательная за ним слежка, и все, что он делает, все толкуется в русле выстроенной гипотезы, частью которой является вот эта телеграмма с «протухшими пирожками».
Мир очень легко уложить в любую концепцию, это будет один из кирпичиков, и к нему можно пристроить очень много и возвести целый дом. Что делает мужчина и что делает женщина, как мне кажется, в меру моего понимания женской и мужской психологии автора детектива, что он делает с этой историей? Для женщины, допустим: он перепутал адрес и дал телеграмму не жене, а любовнице, там находят кого-то мертвым, начинается какая-то такая, что характерно для женских, как мне кажется, вообще романов, гипертрофия человеческих отношений. Мужчина занят совсем другим: на самом деле эту телеграмму ему советует дать друг, в этой телеграмме переставляется одно слово, получает ее, допустим, сосед по квартире коммунальной, и это означает, что в ялтинский порт прибыл груз наркотиков. То есть для мужчины интереснее иметь дело с организациями, для женщины — с людьми. Поэтому, если мы возьмем массовое мужское чтение, то там всегда есть какие-то организации, тайные силы, которые правят миром, которые подчиняют себе человека. Это как раз связано с тем, что мужчина зорче в ненависти. Ненавидеть некую группу людей гораздо проще, чем ненавидеть конкретного человека. Женские детективы связаны с любовью, ненавистью, с семейными отношениями.
Даже то, что в минуту расслабухи смотрю я и моя жена — это все-таки сильно разнится. Я при всех прочих обстоятельствах предпочту, чтобы ехали на коне, махали саблями, и я всегда смотрю костюмные фильмы, потому что кино для меня — только развлечение. И так же многие воспринимают литературу. А поскольку у нас читают тоже женщины гораздо больше, чем мужчины, поэтому, наверное, успех женских детективов связан с тем, что мужчины просто гораздо меньше читают.


— Считается, что в женском письме преобладают детали, психологизм в мелочах.
— Смотря что считать деталями. Для женщин же не важно время, в котором они живут, оно гораздо менее важно, чем для мужчин. Поэтому их детали в такой плохой женской прозе связаны с чашками кофе, с ковриками, с занавесками. А в мужской прозе детали другого типа: там если пистолет, так у него есть марка, если машина, у нее есть марка. Мы четко понимаем, когда это происходит. Мужчина невольно фиксирует значимые социальные и исторические детали окружающего мира.


— Мужчины меньше читают. С другой стороны, получается, что мужчины меньше и пишут.
— На самом деле, если вы войдете в книжный магазин, даже не в магазин «Москва», а в обыкновенный маленький магазинчик, где-нибудь десять кварталов от центра, вы увидите огромное количество полок, на которых стоят вот эти самые детективы, боевики. Эти полки забиты огромным количеством книг, которые написали мужчины, но вы не знаете этих имен. Это не важно, имя не важно. Это продукт не личностного свойства.


— Восприятие же тоже разное — мужское и женское.
— Конечно, потому что мужчины больше любят, допустим, мою книгу о бароне Унгере, документальную, больше любят те куски в моем романе «Князь ветра», где говорится о войне монголов с китайцами, а женщинам, наверное, интереснее отношения с женой. Многие романы, которые сейчас пользуются популярностью у мужчин, связаны с просветительским элементом. Вот сейчас вышли два очень хороших шпионских романа, называются они «Бог не звонит по мобильному» и «Афганская бессонница». Поверьте мне, очень хорошие романы. Но если бы там не было досконального знания многих вещей, связанных с нашей внешней разведкой, то вряд ли бы они имели тот успех, который уже есть и будет в ближайшее время. Женщинам это менее интересно.


Итак, существуют вполне конкретные особенности, которые отличают детективную литературу для женщин и для мужчин. А главное преимущество женского детектива заключается в том, что он находит массового читателя, в отличие от мужского.


XS
SM
MD
LG