Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как живут бывшие шпионы, не дошедшие до власти; Вытеснит ли китайский автомобиль российский; Жизнь соло, или почему в Америке так много бессемейных; 30 лет Хартии-77: разговоры в рамках конференции правозащитников в Праге


Как живут бывшие шпионы, не дошедшие до власти?



Ирина Лагунина: Во вторник из Лондона пришло сообщение, что там «начал очередную голодовку» бывший сотрудник КГБ Виктор Макаров. Он недоволен уровнем собственного благосостояния и требует от властей Великобритании достойного пенсионного обеспечения за свои заслуги перед британской разведкой, ссылаясь на то, в частности, что другие бывшие шпионы живут богаче и лучше.


О жизни бывших шпионов – материал, подготовленный моим коллегой Владимиром Тольцем.



Владимир Тольц: Виктор Макаров публично выступает с недовольством по поводу своего благосостояния уже не в первый раз. И голодовку объявил тоже не впервые. Его предыдущая голодовка 2004 года, которую он проводил в Лондоне улице Уайт-Холл рядом с Министерством обороны, была, как и его судьба, описана во всех крупных британских газетах. Если коротко, история такова. В 1980-х годах сотрудником 16 отдела КГБ Макаровым, как и многими его коллегами к тому времени, овладела идея выгодного сотрудничества с противником. Специалист по новогреческому языку, занимавшийся расшифровкой перехваченной дипломатической почты из стран Запада, он похитил один из документов и передал его британской разведывательной службе MI -6. Вскоре это вскрылось. И Макарова приговорили к 10 годам лагерей. Отсидел 5. В 1992 году Ельцин помиловал посаженных советской властью иностранных шпионов. И англичане тайно, через Латвию, вывезли его в «туманный Альбион».


Лирическую и медицинскую части этой истории я опускаю (это отдельная повесть!). А вот финансовый аспект постепенно стал здесь доминантным. По сведениям лондонской «Таймс», секретная служба MI-5 «организовала для него английский паспорт, нашла съемное жилье, выдала 12 тысяч фунтов и предоставила самому себе». Кроме того, из-за жалоб на депрессию Макарову было назначено пособие по инвалидности. А позднее, через суд (британский, разумеется!) он добился от британского правительства дополнительной финансовой компенсации – «получил 65 тысяч фунтов, на которые купил небольшой домик».


Но Макаров оставался недовольным. Считал, что заплатили мало, а устроиться на работу не мог. Еще в декабре 2004 года он поведал Радио Свобода…



Виктор Макаров (запись 2004 года): … здешняя служба безопасности оказывает на меня очень неприятное давление. Во-первых, они мне создали здесь очень плохие условия для жизни, не заплатили мне за работу. Они прекрасно знали, что с моим образованием я не имею шансов устроиться никуда.



- Какое у вас образование?



Виктор Макаров: Высшая школа КГБ. Куда же с ней устроишься-то?



- Но если вы ничего не получаете и не работаете, на что же вы живете?



Виктор Макаров: Слава богу, у нас социализм, и пособие у меня есть.



Владимир Тольц: Макаров хотел бы получать не пособие, а пенсию. Ну, еще и работать, быть может. Но ни в Министерство иностранных дел, ни в полицию, которым он предлагал свои услуги, его не берут.


История Макарова, традиционно уже описываемая в драматических тонах в британских масс-медиа и не без злорадства – в российских, требует для понимания сравнения: а как вообще живут – в Англии, в США, в России – бывшие шпионы.


Начнем с Великобритании. Бывший грушник Владимир Резун, автор популярных в России книг, подписанных псевдонимом «Виктор Суворов», говорит мне…



Владимир Резун: Некоторые ребята, убегающие сюда, считают, что самое высшее достижение, которого он вообще достиг в жизни, это он убежал. Теперь дайте мне пенсию, кормите мне. Да кто тебя должен кормить? Кому ты на хрен нужен?! Извините за выражение. Ты пришел сюда, молодой человек, - начинай искать работу. Зачем ты сюда прибежал? Ты не нахлебник, иди туалеты чистить – и будет достойное тебе вознаграждение за это, или в магазин тележки таскать железные, или улицу подметать. Я не пойму, в чем тут проблема.



Владимир Тольц: Другой известный автор из числа бывших шпионов – Олег Гордиевский – на мой вопрос о материальном содержании агентов и перебежчиков в Великобритании отвечает…



Олег Гордиевский: Агенты, не перебежчики, а агенты, которые работают с англичанами несколько лет, – это огромная опасность, это огромное вложение сил, энергии мыслей и так далее – они потом либо платят немного во время работы или ничего не платят (например, мне не платили нарочно, я просил не платить, потому что говорил, что я хочу выйти из этой истории чистым, не за деньги работаю), другим что-то платят, многим хорошо платят; а потом, когда они перебегают в силу каких-то обстоятельств, им назначают пенсию. Пенсию назначают на уровне среднего сотрудника Форен-офиса. И платят. Дают еще какие-то небольшие деньги, чтобы помочь купить дом или квартиру, и они живут на эту пенсию.


Если же это перебежчик, просто какой-то перебежал и говорит: «Вот, я перебежал»… Как, например, было с Литвиненко – он перебежал, он был в ведении Министерства внутренних дел MI -5, и они говорят: «Ну, мы же вас не просили здесь оставаться, вы сами решили. Вот найдите работу сами, как-то устройтесь». И он, бедный устраивался. Сначала ему Березовский давал, Березовский уменьшал и уменьшал ему зарплату. В результате он попался в сети КГБ, который предложил ему выгодную сделку, которой уже не было, она была совершеннейшим изобретением, это была чисто оперативная комбинация.


Макаров – это просто перебежчик, хотя он просит денег. Им ничего не полагается. Хотя над Макаровым сжалились, потому что он ментально нездоров.



Владимир Тольц: Для сравнения: а как в Соединенных Штатах?



Олег Гордиевский: В Штатах платят то же самое, но в большем размере. Потому что страна большая, все большое. Платят разведчику, если он работает за деньги, на коммерческих условиях и не собирается оставаться, а просто он пер, можно сказать, на коммерческой основе. Такие есть, особенно в восточных странах. Русских мало, русские больше за идею работают, а в восточных странах – Ирак, Китай – это за деньги. Если он слабый агент, ему платят, может быть, 800 фунтов в месяц, 600-800, до тысячи. Если он сильный агент, то платят больше. А если агент какой-то вообще замминистра (такие есть в братских странах, в восточных страна, в латиноамериканских странах), тем платят по несколько тысяч, потому что положение такое. И они обычно не перебегают, они деньги забирают, а потом остаются и прячутся в своей стране.



Владимир Тольц: Бывший советский и британский разведчик Олег Гордиевский, зарабатывающий ныне на жизнь писательством. Его коллега из «бывших» Виктор Суворов на мой вопрос, можно ли шпиону-перебежчику прожить на литературные гонорары, отвечает…



Владимир Резун: Жить можно на любые деньги. Человек не должен рассчитывать на чьи-то чужие деньги. Я вот этим своим ребятам сказал: «Огромное спасибо за то, что вы мне тут поможете, дадите мне дом, но я рассчитаюсь». Они сказали: «Не надо, не надо…» А я сказал: «А я рассчитаюсь!» Я написал книги, сделал их бестселлерами в Америке. В России особенно не разгонишься, бестселлер он бестселлер, только деньги не большие. И вернул эти деньги. Вот и все.



Владимир Тольц: Виктор Макаров, в отличие от Виктора Суворова и Олега Гордиевского, книг не пишет. Зато про него пишут, как я уже сказал, много. Почему? – Олег Гордиевский…



Олег Гордиевский: Это элементарно. Русские масс-медиа поднимают это для того, чтобы показать: вот, видите, человек перебежал – и страдает, вот если вы перебежите – так же вы будете страдать. Вот он страдает, он жалуется, год проходит, другой проходит – ему не улучшают, бедственное положение и так далее. Это чистая пропаганда. А что касается британских средств массовой информации, которые тоже пишут, он пишут, потому что хотят уесть MI -5 и MI -6, что вот видите, как они обращаются с людьми. А дело в том, что дело Макарова поднималось и освещалось в печати в довольно массовом порядке, по крайней мере, 7 раз за последние годы. И приходят новые поколения журналистов – и они не помнят, и как только он вылезает на площадь перед парламентом со своим лозунгом «дайте мне денег» - все начинают бегать: вот, наше государство не платит денег, а человек на нас работал…


А он не работал. Он – чистый попрошайка. И ему дали много: дали ему дом, дали ему пенсию по инвалидности (по инвалидности – потому что у него ментальные дела), то есть это большая пенсия, чем у других людей. Он получает больше, чем рядовой пенсионер Великобритании.



Владимир Тольц: Я думаю, что тема голодовок Макарова стала постоянной в Великобритании еще и потому, что он объявлен чуть ли не соучеником Путина по шпионскому институту. Оба действительно закончили его в 1976 году. Но Путин, если верить официально информации, проучился там лишь полгода, а Макаров – все 5 лет. Так что учились они порознь. Судьбы и достаток тех, кто закончил Андроповский институт вместе с Путиным, тех, кто шпионил вместе с ним, тех, кто, как будущий президент России, ушел и остался при этом душою в «органах», - особый сюжет. Но для беглого сравнения можно посмотреть, кто из них и какие посты занимает ныне в Кремле и около, где учатся их дети и так далее. Только не надо из этого выводить поспешную «мораль»: не свяжись-де Макаров тогда с англичанами, тоже был бы при деле, носил бы сегодня «Patek Philippe» на правой руке и жил бы где-то на Рублевке, а не возле Ньюкасла. Не надо. Потому хотя бы, что вам придется в таком случае задаться вопросом: что было бы, если б на месте Макарова оказался всем ныне известный тогдашний сотрудник дрезденской резидентуры КГБ? Наверное, история России потекла бы иначе. Но я не сторонник альтернативно-исторических спекуляций…



Вытеснит ли китайский автомобиль российский?



Ирина Лагунина: В России сегодня не более полутора десятков автомобильных компаний. В соседнем Китае – более 100, причем некоторые из них либо уже открыли свое производство в России, либо планируют в ближайшие год-два. Более того, китайские компании предлагают российским автозаводам организовать совместное производство китайских моделей. Среди них немало таких, которые дешевле даже самых дешевых российских.


Вытеснят ли китайские автомобили российские – на российском же рынке? Об этом Сергей Сенинский говорит с экспертами по автомобильному рынку России.



Сергей Сенинский: 27 марта, во второй день только что завершившегося визита в Россию председателя Китайской Народной Республики Ху Цзиньтао, в Москве был подписан контракт на поставку в Россию в течение 5 лет 80 тысяч китайских микроавтобусов – на общую сумму 1,3 миллиарда. При том, что в России в 2006 году было продано более 2 миллионов автомобилей, объемы нового контракта не кажутся внушительными. Но уже сегодня в России китайские автомобили продаются тысячами. А некоторые из китайских автомобильных компаний готовы создать в России собственное производство на условиях соглашений о так называемой «промышленной сборке», которые подразумевают, в частности, льготный ввоз импортных комплектующих. Такие соглашения уже подписаны с некоторыми европейскими и японскими автомобильными компаниями. Но китайские комплектующие для автомобилей – одни из самых дешевых в мире, и собранные из них автомобили могут составить серьезную конкуренцию автомобилям российских моделей, которые производят российские автозаводы.


Из Москвы - аналитик Deutsche Bank Елена Сахнова.



Елена Сахнова: Угроза со стороны китайских производителей сейчас пока еще не сильно видна, из-за того что недостаточно развиты бренды и не очень хорошее качество. Однако все понимают, что еще несколько лет – и Китай значительно поднимет свое качество, еще серьезнее улучшит дизайн своих автомобилей, что приведет к серьезнейшей конкуренции со всеми глобальными производителями, включая, тем более, ослабленных российских производителей. Их автомобили могут конкурировать с российскими и сейчас, даже при уплате всех пошлин. Но как только они начнут производить в России, они сразу же начнут экономить на пошлинах, что еще больше удешевит эту продукцию. С другой стороны, естественно, затраты на персонал чуть, наверное, более дорогие в России, однако тогда китайские производители смогут получать существенную выгоду от завоза самых дешевых комплектующих.



Сергей Сенинский: Аналитик инвестиционной компании «Антанта-Капитал» Илья Макаров.



Илья Макаров: Мне кажется, даже если не принимать в расчет, что будут приходить китайские производители на российский рынок и локализовывать производство в России, перспективы российских производителей очень проблематичны. Даже несмотря на китайский приход, уже наблюдается на протяжении последних лет значительное сокращение доли российских производителей на рынке за счет иностранных производителей. Пока сейчас китайские производители не блещут качеством производства. Если говорить сейчас о цене качества, то, в принципе, еще есть запас прочности у российских производителей, но он будет теряться по мере того, как качество китайских производителей будут улучшаться.



Сергей Сенинский: Развитие автокредитования, по идее, ведет к постепенному сокращению доли наиболее дешевых автомобилей на рынке: кредит дает возможность покупать более дорогие модели. Однако весомый успех Renault Logan на рынках не только России или Восточной Европы, но и Европы Западной, где автокредитование сложилось уже давно, говорит о том, что даже на фоне огромного предложения более дорогих машин спрос на самые дешевые никуда не уходит. То же самое повторится, видимо, и в России? Когда производители выставят удешевленные автомобили, но вполне при этом современные, то есть с минимально допустимым набором потребительских функций?



Елена Сахнова: Мы действительно считаем, что это повторится в России. Тем более что сейчас в России все еще до 70 процентов спроса приходится на ценовые категории до 20 тысяч долларов. Соответственно, так называемые дешевые иномарки, которые попадают обычно в категорию от 8 до 15 тысяч, они пользуются огромнейшим спросом. И мы видим это и на успехе Renault Logan , и даже не успехе Ford Focus , который, в общем, особо бюджетной иномаркой назвать пока нельзя. Несомненно, китайские производители также будут пытаться войти в эту нишу. Тем более в России это удобно делать, поскольку очень большой процент рынка – порядка 40 – занимают модели АвтоВАЗа, и качество их оставляет желать лучшего. Поэтому до 40 процентов рынка можно забрать.



Илья Макаров: Мне кажется, что нет такой прямой зависимости между развитием автокредитования и снижением доли более дешевых автомобилей. Не все люди, которые выбирают автомобили низшей ценовой категории, при наличии автокредитования сразу перебегают в более высокий ценовой сегмент по автомобилям. Нет, скорее всего, надо говорить о единицах, а не о массовом каком-то явлении. Низший ценовой сегмент по автомобилям будет существовать, по крайней мере, еще в ближайшей перспективе это точно. И если он существует и в Западной Европе, он существует и в Восточной Европе, то в России он будет существовать 100 процентов. И поэтому автомобили этого ценового сегмента будут пользоваться спросом.



Сергей Сенинский: На фоне успехов компании Renault с моделью Logan , о планах создания в ближайшие годы подобных моделей для развивающихся рынков заявили и японские Toyota и Nissan , и немецкая Volkswagen . Но если в целом иметь в виду автопроизводителей из Европы, Японии, Южной Кореи и Китая – у каких из них, на ваш взгляд, самые большие возможности снижения цен для таких удешевленных автомобилей, но которые при этом будут вполне современными и востребованными рынком?


Управляющий директор компании AG - Capital Александр Агибалов.



Александр Агибалов: На данный момент крупнейшие мировое автомобильные холдинги делают ставку на развивающиеся рынки. Именно эти рынки дают наибольший прирост спроса на новые автомобили, однако их спрос, массовый спрос, кроется в автомобилях дешевых. На данный момент автомобильные гиганты работают над созданием дешевого автомобиля для развивающихся рынков. На мой взгляд, среди всех компаний в наиболее выгодном положении, - скажем, автомобиль, который могут сделать действительно дешевым, - находятся китайцы и корейцы. Основной причиной является именно дешевизна трудовых ресурсов и дешевизна, собственно, материалов. Единственный плюс мировых концернов в создании подобных автомобилей – это их брендовость. Мировые производители, тот же самый Nissan , та же самая Toyota , они могут попросту размещать свои производства в тех же странах, типа Китая, типа России, типа Кореи, для того чтобы снизить свои издержки.



Сергей Сенинский: Аналитик инвестиционной компании «Брокеркредитсервис» Севастьян Козицын.



Севастьян Козицын: Я считаю, что самые лучшие перспективы на российском рынке у японских и китайских автопроизводителей. Первые берут своим качеством. У японского автопрома сегодня самые передовые технологии и бесконечные возможности привнесения самых разных новшеств в свои модели. Я думаю, что корпорация Toyota в ближайшие годы, а может быть, даже раньше разработает свой автомобиль стоимостью около 8, а то и 7 тысяч долларов, не исключаю, что даже дешевле, для развивающихся рынков, в частности, для России, Бразилии, Китая, как они и обещали. Для китайских автопроизводителей бесконечные возможности снижения цены. Конечно, их качество намного ниже, чем у японцев, но китайские компании смогут предложить России в обозримой перспективе автомобили за 6, а может быть, даже за 5 тысяч долларов. Этот автомобиль как раз по своим качествам будет ровно на столько же хуже, на сколько будет ниже его цена по сравнению с японским аналогичным автомобилем. У корейских и у европейских автопроизводителей далеко не столь большие возможности по снижению цен, как и по технологическим разработкам, которые помогли бы им быстро освоить российский рынок и занять на нем лидирующие позиции.



Сергей Сенинский: В Китае уже сегодня – более 100 компаний, выпускающих автомобили. И ясно, что многие из них будут нацелены и на российский рынок. Причем многие китайские модели окажутся весьма дешевыми и будут предлагаться в том же сегменте, в котором сегодня доминируют самые дешевые российские модели. Но у российских автозаводов, в отличие от китайских, нет тех же возможностей дальнейшего снижения стоимости выпускаемых автомобилей. В этом контексте – сколь перспективными, на ваш взгляд, следует считать те или иные совместные проекты с китайскими компаниями, например, АвтоВАЗа?



Александр Агибалов: Что касается цены, безусловно, китайские производители по ценовым параметрам, по крайней мере, будут одни из самых дешевых. Соответственно, позиционирование продукции АвтоВАЗа как «народного автомобиля» происходит именно в низшем ценовом сегменте, куда рано или поздно придут китайцы. Выбор между китайским партнером и западным партнером – это прерогатива менеджмента компании, который видит свое развитие вместе с Востоком либо вместе с Западом. На данный момент то, что мы видим, АвтоВАЗ, менеджеры компании ведут переговоры с французской компанией Renault . Вероятно, это означает, что АвтоВАЗ выбирает западного партнера или ищет партнера на Западе.



Елена Сахнова: Все-таки качество китайской продукции оставляет желать лучшего, и даже по сравнению с качеством АвтоВАЗа. Однако все меняется, и качество серьезно улучшается, дизайн некоторых моделей даже сейчас уже лучше, и разнообразие также существенно. Поэтому я думаю, что в течение 3-4 лет китайские производители создадут самую серьезную угрозу для АвтоВАЗа.



Сергей Сенинский: В середине прошлого года появились сообщения о том, что одна из крупнейших китайских автомобильных компаний предложила российскому АвтоВАЗу организовать совместное производство китайских же автомобилей. Теоретически – могут ли подобные проекты оказаться более эффективными для российского автозавода, чем проекты с теми же европейскими компаниями?



Севастьян Козицын: Я думаю, нет. На фоне грядущей экспансии китайских производителей на российский рынок АвтоВАЗу как раз нужно было заглянуть даже не в завтрашний, а в послезавтрашний день и сконцентрироваться на продукции чуть более дорогой, нежели будут предлагать китайские автопроизводители. Автомобили для среднего класса в ценовом диапазоне от 10 до 15 тысяч долларов, причем европейского бренда, были бы для АвтоВАЗа наиболее рентабельной продукцией и более перспективной.



Сергей Сенинский: В 2006 году в России было продано чуть более 2 миллионов легковых автомобилей, в Китае – почти 4 миллиона. А объем китайского экспорта автомобильных комплектующих впервые превысил объем их импорта в Китай из других стран...



Жизнь соло, или почему в Америке так много бессемейных?



Ирина Лагунина: Статистика приносит пугающие сведения: за последние 40 лет число женатых мужчин и замужних женщин в США упало почти на 20 процентов. Это означает, что половина взрослого населения в стране предпочитает жить вне семейных уз. Почему? Причин слишком много.


Моя коллега в Нью-Йорке Марина Ефимова исследует истоки и движущие силы жизни соло.



Диктор: «Эта история началась в канун Нового Года, на 32-м году моей жизни соло. В тот день я поняла, что если не приму решительных мер, мне предстоит жизнь, в которой моими главными отношениями будут отношения с бутылкой вина. И, в конце концов, я умру толстой и одинокой, и меня найдут через три недели, наполовину съеденной дикими собаками».



Марина Ефимова: В этом монологе из популярной кинокомедии «Дневник Бриджитт Джонс» шутливо сформулирована одна из самых серьезных и тревожащих перемен в бытии современных развитых стран. Опросы и статистические подсчеты в Америке показали, что 51 процент женщин и почти 50 процентов мужчин живут в одиночку, без семьи. «Если так будет продолжаться, - пишет автор статьи в «Нью-Йорк Таймс», - можно смело вкладывать деньги в разведение кошек». Что это? Реальная тенденция, ошибки статистики, преувеличение журналистов? Я беседую об этом с профессором Гарвардского университета, социологом Кристофером Дженксом.



Кристофер Дженкс: Это реальная тенденция. Несомненно, все больше людей живет в одиночку. И дело не в процентах, они могут быть неточными. А дело в том, что число одиночек неуклонно растет в течение последних 45-ти лет. За одни только 70-е годы оно утроилось, появился даже термин solo life - жизнь соло. Слово parents – родители – приобрело несуществующую раннее форму единственного числа – parent. В 2005 году, впервые в истории Америки, домашнее хозяйство, которое ведут женатые пары, составило меньшинство.



Марина Ефимова: Преобладание одиночек уже сказывается в экономике. Строители все больше ориентируются на планирование для одиночек профессионалов маленьких городских квартир и пригородных домов с одной-двумя спальнями, но с непременным джакузи. В супермаркетах входят в обиход мелкие упаковки, а какой-то селекционер вывел специально для одиночек новый сорт арбуза-малыша под названием Бамбино. Профессор Дженкс, а раньше в истории были такие ситуации?



Кристофер Дженкс: Близких ситуаций было много в периоды войн, когда оставалось много одиноких женщин. Но это было одиночество вынужденное, а сами периоды - довольно короткими. Между прочим, случалось подобное и в древности. Например, в Спарте, где развелось много холостяков. Спарта была государством тоталитарным, поэтому там просто ввели закон, по которому на неженатых мужчин накладывался штраф и всякие позорные наказания. Кстати сказать, и в Америке принимается много мер, поощряющих брак и семью – налоговые послабления, различные бенефиты. Так что одиночки часто жалуются на несправедливость. Правда, все эти меры мало помогают, и мы наблюдаем стабильный рост числа одиноких людей и всякого рода нетрадиционных сожительств.



Марина Ефимова: Передо мной лежит полдюжины англоязычных сборников высказываний о браке – с шекспировских времен до наших дней. Вот несколько цитат из безвестных авторов.



«- Чем отличается женатый мужчина от холостого?


- У холостого нет пуговиц на рубашке. А у женатого - нет рубашки».



«- От моего друга ушла жена дней 10 назад.


- Да? И что ты ему посоветовал?


- Подождать еще несколько дней, прежде чем радоваться».



«Жена: Когда ты женился, ты обещал обращаться со мной, как с королевой.


Муж: Но я, все-таки, не Генрих Восьмой!»



«- Моя жена завела привычку ложиться спать в три часа ночи.


- Почему? Гуляет не вечеринках?


- Нет, сидит и ждет моего возвращения».



Марина Ефимова: Веселые мудрецы всех времен описывали брак как тюрьму, как ловушку. Теккерей написал племяннику в 1853 году: «Не из-за того огорчаешься, Боб, лихорадка твоя уйдет, а жена - нет». Американский критик Менкин в 1920 году писал: «Внебрачные романы есть ни что иное, как торжество демократии в любви». В 1970 году шутник Сэмюэль Батлер сказал: «Грабитель хоть дает нам выбор - жизнь или кошелек. Жена требует и то, и другое». Литератор Кэрри Фишер пишет в 1990 году: «Для мужчин существует секс, а брак - только для женщин и детей, как спасательные лодки на тонущем корабле». Любопытно, что первыми институт брака начали расшатывать женщины. В книге «Манифест для неисправимых романтиков» писательница Саша Кеген дает историческую цепочку событий, начиная с безбрачия великой английской королевы Елизаветы, приведших к ослаблению брачных уз или, по крайней мере, сыгравших в этом значительную роль. Несколько примеров.



Диктор: «1870 год. В штате Огайо прошли нашумевшие дебаты, устроенные девушками студентками на тему: «Что больше способствует женскому счастью - брак или свобода?


90-е годы XIX века. Всеобщая грамотность породила романтическую литературу, и ожидание романтической любви приобрело характер эпидемии. Браки по расчету вышли из моды.


1922 год. Возможность образования и карьеры для женщин резко увеличила число незамужних женщин, отодвинуло браки за 20-летний возраст и впервые возбудило страхи по поводу снижения рождаемости. Газеты писали: «Одинокие женщины – явление, противное природе и опасное для будущего. Здоровье нации под угрозой».


1929 год. Английская писательница Виржиния Вульф написала эссе «Своя комната» о необходимости для женщины своей личной, частной жизни и свободы. Книга стала и остается бестселлером у читательниц.


30-е годы. В моду вошли независимые сексуально агрессивные женщины, воплощенные актрисами Мэй Уэст, Бет Дэвис, Кэтрин Хэпберн.



Марина Ефимова: Вторая мировая война всем дала свободу друг от друга. Непрошенную и вынужденную. И, может быть, поэтому 50-е, послевоенные годы, стали годами брачного бума. В 1960 году в Америке - рекорд числа женатых мужчин. Треть невест – 19 лет и моложе. Но пришли 60-е годы и сокрушили все это благолепие. Профессор Дженкс, бунтарские 60-е годы давно ушли и вышли из моды. Какие причины сейчас делают брак и традиционную семью все большей редкостью?



Кристофер Дженкс: Я бы назвал две главные причины. Первая – обеспеченность. Очень многие люди в Америке могут позволить себе делать все, что хотят. Особенно это ново для женщин, которые стали зарабатывать столько, что некоторые могут даже позволить себе в одиночку содержать ребенка. Поэтому многие не хотят больше инвестировать, так сказать, все свои чувства в одного человека – в мужа.



Марина Ефимова: То есть вы считаете, что инициаторами безбрачия являются женщины?



Кристофер Дженкс: Тут комбинация причин с обеих сторон. Молодые мужчины никогда не хотели жениться рано. Их свобода будет лимитирована, сексуальная жизнь ограничится или уйдет в подполье, финансы поредеют. Раньше брака от мужчин требовало общество. А сейчас общество ничего не требует, а современные жены как раз стали намного требовательнее, чем, даже, в 60-х годах. И дело не только в том, что они работают и, потому, хотят поровну делить с мужем все домашние обязанности. Большинство браков в Америке распадаются из-за измен мужей. 50 лет назад женщинам ничего не оставалось, как закрыть на это глаза. А сейчас борьба пошла в открытую, жены не желают смиряться с любовными приключениями мужей на стороне. А мужья не намерены сдаваться.



Марина Ефимова: Каков диагноз другого участника нашей передачи, калифорнийского психолога профессора Беллы Ди Пауло? Профессор Ди Пауло, в аналитической статье в «Нью-Йорк Таймс» и в отзывах на нее приводилось много причин бессемейности. Один читатель, например, пишет, что не женится потому, что в случае неудачи законы о разводах его разорят. «Выгоду от разводов, - пишет он, - получают только юристы». В самой же статье приводятся другие причины, но тоже экономические.



Белла Ди Пауло: Причины разные. Одни люди не хотят семьи, другие не могут найти истинную любовь, третьи ждут, пока станут обеспеченными людьми и смогут взять на себя финансовую ответственность за семью. Среди интеллигенции большую роль играет долгое обучение. В Америке оно стоит огромных денег, и сосредоточенность на долгом обучении часто отнимает у американцев несколько лет молодости. Еще одна сторона – традиции окружающего их круга. Например, вольнолюбивый Манхэттен называют «полюсом одиночества», 47 процентов его населения составляют люди бессемейные. А, скажем, в Техасе всего 13 процентов одиночек, в мормонской Юте - 11 процентов. Огромная разница в статистике разных регионов.



Марина Ефимова: Я помню, что, читая материалы о частых разводах в Америке, много раз натыкалась на упоминание тенденции американцев жить с женой или с мужем только пока они влюблены. А потом – измены, честное признание в этих изменах, развод и новый брак.


Как бессемейность и, соответственно, бездетность, может сказаться на будущем страны?



Кристофер Дженкс: То, что происходит у нас, происходит и в Европе. С одной важной разницей. Там сильно понизился прирост населения. У нас он пока почти на прежнем уровне. Правда, нам очень помогают эмигранты. Поэтому, через полвека-век на свете не станет меньше американцев. Этнический состав населения изменится, конечно, и мы можем стать другой страной как в физическом, так и культурном смысле. Но по вопросу о том, хорошо это или плохо, очень трудно достичь согласия. Особенно, в Америке.



Марина Ефимова: В книге известного американского философа Алвина Тоффлера «Третья волна» о новой постиндустриальной эре, есть глава «Семья будущего», в которой он пишет: «Правительства, озабоченные явным развалом традиционной семьи, постоянно ставят неверный диагноз и принимают бессмысленные меры. Они гневно обвиняют в кризисе семьи разносчиков порнографии, разнузданную современную музыку, легкость разводов и абортов, сексуальное образование в школах, феминизм и много чего еще. И в качества помощи предлагают: научно проверенную систему мудрого подбора супругов или курсы подготовки к брачной жизни, или отряды консультантов по сохранности брака». И далее Тоффлер пишет…



Диктор: «Проблема в том, что они хотят вернуть традиционную семью индустриальной эпохи, в которой отец был кормильцем, мать - хозяйкой, дети росли дома, а дом и служба были физически отделены друг от друга. Но эта форма все меньше подходит для новой электронной эры. Дом и служба слились в одно. Компьютер стал и орудием труда, и игрушкой. Нравы изменились. Все больше детей растет с родителями, из которых, по крайней мере, один - не родной. Так же, как и половина родственников. И это, вероятно, одна из главных семейных форм будущего. Но есть и другие формы. Семья, состоящая из бабушки, матери и ребенка. Или просто из бабашки и ребенка. Семья из матери и ребенка с приходящим отцом или другом, помогающим в воспитании ребенка. Гомосексуальные семьи с детьми и без. Коммуна… Всего – 86 форм сожительства. Главное свойство семьи будущего – множество допустимых сочетаний.



Марина Ефимова: Но что, если Тоффлер не прав? Что, если семью разъедает не сама электронная эпоха, а лишь хаос ее начала. Какой-то не выявленный еще вирус – эгоизма, страха, незрелости, пристрастия к комфорту, неумения заглядывать вперед. Что, если одинокие бессемейные люди при всей своей свободе мечтают все же когда-нибудь встретить свою истинную любовь, партнера на всю жизнь и составить с ним старую добрую семью индустриальной эпохи. Тому свидетельством - сотни, если не тысячи бракопосреднических агентств, десятки, если не сотни фильмов на эту тему. Тому свидетельством сотни тысяч объявлений в газетах, иногда - и смех, и грех. Например, такое: «Абсолютно равнодушная женщина. Пишете, если хотите. Как будто мне не все равно, адрес такой-то». Или: «Романтика умерла, но надежда живет. Мужчина, 47 лет, легко сдает позиции, адрес такой-то, пишите»…



30 лет Хартии-77.



Ирина Лагунина: В этом году в середине марта исполнилось 30 лет с момента подписания манифеста чешских правозащитников – Хартии-77. Пражский университет в честь этого события провел в столице Чехии международную конференцию, почетной гостьей которой была и наш автор Людмила Алексеева. Беседы в кулуарах конференции о Хартии-77.



Людмила Алексеева: Граждане стран Восточной Европы, кому сейчас за 50, хорошо знают этот документ. Он сыграл важнейшую роль во включении стран советского блока в гражданское движение с требованием соблюдения прав человека на базе гуманитарных статей Хельсинкских соглашений. Это движение получило первый импульс в мае 1976 года, когда была создана Московская Хельсинкская группа. Вступление в это движение Чехословакии свидетельствовало, что советские танки, оккупировавшие Чехословакию в 1968 году, не убили в этой стране стремление к свободе. В 60-х годах эту борьбу начало руководство чехословацкой Компартии под лозунгом «социализма с человеческим лицом. Этот порыв сверху был раздавлен в августе 1968 года советскими танками.


Те, кто в январе 1977 года создали Хартию-77 и подписывали ее, уже не были коммунистами, это были граждане Чехословакии, они отстаивали права человека и человеческое достоинство на базе Конституции и международных соглашений по правам человека, включая гуманитарные статьи хельсинкских соглашений. Вступление Чехословакии в хельсинкский процесс знаменовало превращение его в международное правозащитное движение. В последующие годы оно и стало таковым. «Бархатная» революция в Чехословакии в 1989 году, как и в других странах Восточной Европы, была хоть и отдаленным по времени, но прямыми последствием Хартии-77 и всего хельсинкского процесса. Неслучайно первым президентом свободной Чехословакии был всенародно избран Вацлав Гавел, одна из ключевых фигур Хартии-77, ставшей ее олицетворением.


Юбилейная конференция в Праге была торжественной и очень представительной, она собрала представителей всех стран бывшего советского блока – участников хельсинкского процесса. Мой сегодняшний собеседник – Франтишек Яноух – один из них. Сначала, Франтишек, ваше общее впечатление от этой конференции?



Франтишек Яноух: Я думаю, что это очень важная и одновременно очень интересная конференция. Я, честно говоря, не ожидал, что 30 лет после подписания, опубликовании Хартии-77, после развития демократического вдруг это историческое уже событие привлечет к себе такое внимание общественности, и не только общественности – прессы, телевидения. Появляются десятки статей, появляются десятки заготовленных телевизионных программ. Например, показывалась целая серия, по-моему, 10-12 телевизионных фильмов, называлась «Женщины Хартии-77» - портреты отдельных женщин, которые сыграли какую-то очень значительную роль в движении Хартии-77.


И конференция собрала на самом деле очень интересных людей. Я бы хотел сказать, что приехали люди из Словакии, будущие и бывшие политики, премьер-министры и так далее, которые были сначала, до ноября 1989 года, подписантами Хартии-77, потом сидели в тюрьме и так далее. Приехал человек, который вообще сыграл колоссальную роль – это бывший голландский министр иностранных дел Макс Ван дер Стул. Он приехал в Прагу с официальным визитом и сделал шаг, который был совершенно необыкновенным тогда. Он встретился с профессором Паточкой, который был глашатаем Хартии-77, и провел с ним беседу. Должен сказать, что его в наказание тогда не принял президент Гусак, но это был первый шаг. И потом встречи сенаторов, конгрессменов, министров, даже несколько лет спустя президент Миттеран приехал с официальным визитом в Прагу и пригласил на завтрак Вацлава Гавела и десяток или два десятка представителей Хартии-77.



Людмила Алексеева: Вацлава Гавела он пригласил не тогда, когда он был уже президентом, а тогда, когда он еще был гонимым диссидентом.



Франтишек Яноух: Да, это было в 1988 году. И тогда Гавела, так сказать, уже не посмела полиция задержать. И Гусаку очень хотелось, чтобы Миттеран приехал в Чехословакию, потому что великий французский президент, и тогда было, очевидно, дипломатическими путями договорено: хорошо, он приедет, он с вами встретится, но вы не будете мешать завтраку, который он устраивает для представителей – это в духе Хельсинки – гражданского общества, то есть с Хартией-77.



Людмила Алексеева: Вы на этой конференции выступили с докладом. О чем был ваш доклад на этой конференции?



Франтишек Яноух: Я сам Хартию-77 не подписал. Меня лишили гражданства в 1975 году. И я был в Швеции. Но я понял, что очень важно помогать людям, и создал Фонд Хартии-77, который стал, так сказать, легендарным фондом и который очень много помогал. Так сказать, гуманитарную помощь оказывал, посылал деньги семьям политзаключенных, семьям, которые потеряли работу, занимался публикацией разных документов Хартии-77. Потому что отклики, отзывы и паблисити в западной прессе – это был лучший щит, лучший зонтик для хартистов. Чем больше о них писали, тем меньше власти, так сказать, позволяли себе их преследовать.



Людмила Алексеева: Так что ваш доклад был об этом фонде?



Франтишек Яноух: Мой доклад, собственно, занимался другим. Наш фонд начал очень систематически – очевидно, это связано с тем, что я физик, техник – работать над тем, чтобы наши диссиденты были подготовлены к информационной революции. И мы создали целый ряд проектов, и в момент революции наше, так сказать, параллельное общество, то есть диссиденты, Хартия-77 была на более высоком технологическом уровне, что касается тех информационных технологий, чем был, так сказать, Центральный комитет, канцелярия президента республики и правительство. Здесь была такая молодежь, которая свои протесты выражала тем, что она играла джазовую музыку. На них были гонения. Но как их поддержать? Мы им начали посылать профессиональные магнитофоны, пластинки с их любимой музыкой, которые здесь нельзя было найти, мы им начали посылать копировальные магнитофоны, где они могли распространять свою культуру, которая была, собственно, протест. Это был протест по всей стране.


Вы сейчас говорите «домашнее кино», а мы это создали уже в 1982 году, нашли, так сказать, список запрещенных фильмов западных, купили видеокассеты и официально отправили цветные телевизоры и видеомагнитофоны в Чехию, и нашими каналами – вот эти кассеты. И люди, так сказать, собирались по 10-20 и смотрели вот эти запрещенные. Это был только первый шаг. Потом мы им прислали видеокамеры, и они начали создавать свои документы. И уже в 1988 году у нас был регулярный месячник – «Оригинальный видеожурнал» назывался, который записывал самые выдающиеся события в Чехии. И он шел, так сказать, на Запад. И я должен сказать, что группа, которая этим занималась, она до сих пор держится, сейчас это уже фирма, она так и называется «Оригинальный видеожурнал», которая то и дело делает картины для чешского телевидения, для других компаний и так далее. Это было второе.


Потом мы решили, что надо все-таки давать нашим диссидентам информацию. И я обнаружил, что, так сказать, все станции западные чешскими спецслужбами глушились. Я обнаружил, что «Сони» создал небольшой радиоприемник, дигитальный, где вы могли напрограммировать все станции, и они всегда одну не глушили. И в течение двух секунд нашли, которая не глушится. И когда я отправил несколько десятков, и все очень оценивали. И Гавел мне написал, он был одним из первых, кто получил: «Кроме всех прелестей, которые твое дигитальное радио умеет, есть еще одна, о которой ты не знаешь. Оно позволяет мне слушать то, что обо мне говорят в машинах с полицейскими, которые за мной следуют, потому что оно имеет те же самые волны. Так что учти это».


Дальше мы создали проект компьютерный. Мы решили, что самиздат через копировальную бумагу, через 10 копирок – это догутенберговская технология. И в это время начали появляться персональные компьютеры, в начале 80-х годов. Но они не говорили по-чешски, по-словацки, по-польски. И мы их заставили. И ни одна фирма, IBM не хотела, говорят: «Ну что вы, бесперспективно заниматься каким-то чешскими или словацким языком». Мы это создали. И мы отправили официальным путем, потому что тогда власти хотели, чтобы люди посылали, были очень большие отставания с компьютерами. Гавел получил первый из этих компьютеров. Мы их отправили около сотни до революции. Два мы привезли тогда с этой Хельсинкской группой в Россию. В Польшу пришли. Потом, уже накануне революции, в Румынию десяток или два. И нам удалось даже до революции уже циркулировать на дискетах, так сказать, на принтерах. И первая книга Гавела, которая вышла, она была им самим подготовлена, откорректирована на компьютере, и потом пришла дискетка, и вот профессор Пречан, который был в Шайнфелде, дал это местному книгопечатнику, в местную типографию, и те смотрели – так выходит чешская книга. Тогда уже пришла революция, но мы успели первую издать таким путем.



Людмила Алексеева: Спасибо, Франтишек. Это очень интересно. Надо только позавидовать, что у советских диссидентов не было такого фонда за границей, увы.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG