Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Лондоне представителями российской Генпрокуратуры по делу об убийстве Александра Литвиненко допрошен Борис Березовский


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Виктор Нехезин: В пятницу в Лондоне представителями российской Генпрокуратуры по делу об убийстве бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко были допрошены Борис Березовский и Ахмед Закаев. Уголовное дело об убийстве Александра Литвиненко было открыто не только Скотланд-Ярдом в Лондоне, но и российской Генпрокуратурой в Москве, которая мотивировала это тем, что у Литвиненко было двойное британское и российское гражданство. В свое время британские следователи допросили проходящих по делу Литвиненко свидетелей Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна в Москве. Генпрокуратура России получила от британских властей разрешение провести аналогичный допрос свидетелей в Лондоне. Сразу после беседы Бориса Березовского с российскими следователями с ним по телефону связалась корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Наталья Голицына: Скажите, а были выполнены все условия, которые вы выдвинули перед тем, как дали согласие на этот допрос?



Борис Березовский: Да, все условия были выдвинуты, и, более того, я был информирован полицейским Скотланд-Ярда о том, что все условия выполнены. Их было три. Первое – это не в российском посольстве, но я, собственно, знаю, где российское посольство находится, и был при полной памяти, когда приехал в полицейский участок Скотланд-Ярда и понимал, что это не российское посольство. Второе – то, что мне сообщил полицейский Скотланд-Ярда, что следователь Генпрокуратуры был осмотрен на предмет наличия ядов и оружия. И третье – я настаивал на том, чтобы была полная прозрачность нашего разговора, а это значит, и мы это просили, чтобы это было в суде, в присутствии судьи, вот этот допрос, что предусмотрено законодательством Великобритании. Ну, и не знаю, по какой причине, видимо, Генпрокуратура отказалась, не знаю по какой причине, допрос проходил не в суде, но, тем не менее, записывался. К сожалению, только на аудиопленку, видеодокумента не будет. Но будет аудио.



Наталья Голицына: Скажите, а вам объявили сразу же, в каком качестве вас допрашивают?



Борис Березовский: Сказал представитель Скотланд-Ярда, что я имею в любой момент встать и уйти, что я имею право не отвечать на любой вопрос, и что исключительно это моя добрая воля – эта встреча.



Наталья Голицына: Скажите, а как проходил, собственно, допрос? Представился ли представитель Генпрокуратуры?



Борис Березовский: Да, он представился как следователь Генпрокуратуры господин Отводов Александра. Очень характерная фамилия – Отводов. Допрос проходил в присутствии переводчика, потому что я считал, что очень… Ну, во-первых, господин Отводов сказал, что он не знает ни одного слова по-английски. Правда, он иногда употреблял английские слова, что видно из аудиозаписи. Но я хотел, чтобы меня понимали точно. И безусловно, нет ни одного языка другого, кроме русского, на котором я выражаю точно свои мысли. Поэтому приходилось пользоваться услугами переводчиков. Переводчики нужны были не мне и следователю Генпрокуратуры, а полицейским Скотланд-Ярда, для того чтобы понимать, что допрос происходит при полном соответствии с договоренностями с российской Генпрокуратурой.



Наталья Голицына: А кто задавал вопросы?



Борис Березовский: Мне задавал вопросы по написанному, по списку полицейский Скотланд-Ярда в присутствии следователя Генпрокуратуры.



Наталья Голицына: Сколько времени продолжался этот допрос?



Борис Березовский: Этот допрос продолжался приблизительно 4 часа.



Наталья Голицына: 4 часа… Скажите, а какого рода вопросы вам задавали, о чем они были?



Борис Березовский: Я считаю, что первые 3,5 часа были просто бессмысленными. Все вопросы были связаны с… ну, не все, а 90 процентов вопрос в этот период времени был связан (что вы установите, если получите в распоряжение аудиозапись) с моим бизнесом, с моими счетами, с моими компаниями. А дальше – с компаниями моих родственников, моих друзей и так далее, и так далее, и так далее. И в конечном счете я просто уже как бы отчаялся и сказал следователю Генпрокуратуры, что у меня такое впечатление, что он не из прокуратуры, а что он либо налоговый инспектор, либо представитель какого-нибудь российского банка крупного, который хочет, чтобы я стал его клиентов, и интересуется моим бизнесом, моей надежностью, какие риски они берут, если я стану их клиентом, и так далее. Включая вопросы, а кому достанется наследство Литвиненко, какое у него есть наследство, и какие счета в банках есть у Литвиненко. Ну, вот тут я уже совсем как бы пришел в недоумение.



Наталья Голицына: Вас предупредили, о чем будет разговор на допросе? Насколько было известно по ранним сообщениям, говорили о том, что вас будут допрашивать именно по делу Литвиненко, в связи с его гибелью.



Борис Березовский: Собственно, единственная причина, по которой я согласился встретиться со следователем Генпрокуратуры, состояла в том, что расследуется дело о гибели Литвиненко, и я хотел всячески помочь не Генеральной прокуратуре, которой я не доверяю и считаю вообще, что они преступники, - я хотел помочь Скотланд-Ярду, чтобы российская Генпрокуратура не могла препятствовать расследованию в России, ссылаясь на то, что Березовский отказался давать показания, или что-то такое. Поэтому я настоял, собственно, чтобы эта встреча состоялась. И я действительно считаю, что Генпрокуратура – преступная организация, и я даже объяснил следователю, который приехал из Генпрокуратуры, что он просто преступник. И он так смутился сильно, потом побледнел, потому что понял, почему я так считаю. Это аргументированная позиция, он преступник, потому что Генпрокуратура, безусловно, знает, кто санкционировал это преступление, то есть убийство моего друга Саши Литвиненко, кто исполнял это преступление. А они открыли параллельное расследование – я имею в виду Генпрокуратуру Российской Федерации – только для того, чтобы прикрыть это преступление, чтобы направить по ложному следу. А раз это так, то тот, кто приехал сегодня, он преступник. И я абсолютно четко сформулировал свою позицию, ему глядя в глаза.



Наталья Голицына: Скажите, а ваш адвокат присутствовал во время допроса?



Борис Березовский: Нет, адвокат не присутствовал при допросе. Я считал, что я в состоянии сам справиться с разговором на эту тему со следователем из Генпрокуратуры.



Наталья Голицына: Господин Березовский, скажите, а вы удовлетворены тем, что вы сегодня совершили? Как вы полагаете, поможет ли то, что вы согласились на этот допрос, выяснению истины?



Борис Березовский: Я считаю, что это поможет только в одном, что российской Генпрокуратуре и Кремлю, который рулит Генпрокуратурой, будет сложнее объяснять, почему они препятствуют полицейских Скотланд-Ярда расследовать это преступление в России. И в этом смысле я добился той цели, которую перед собой ставил. Что касается того, удовлетворен ли я, конечно, нет, постольку поскольку я считаю, что я могу успокоиться только тогда, когда заказчики, организаторы и исполнители этого преступления понесут наказание.



Наталья Голицына: А каким вам видится дальнейшее развитие событий по делу Литвиненко?



Борис Березовский: Я думаю, что в конечном счете ответчиком по этому делу будет российское государство.


XS
SM
MD
LG