Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Создатель «Большого брата» спасает свой телеканал


Всего через шесть лет после основания Endemol была продана за 5,5 миллиардов евро испанской компании Telefonica

Всего через шесть лет после основания Endemol была продана за 5,5 миллиардов евро испанской компании Telefonica

Джон де Мол (Johannes Hendrikus de Mol), голландский медиа-магнат, создатель продюсерской компании Endemol, известной на весь мир со времен выхода в эфир реалити-шоу «Большой брат» (Big Brother), сегодня испытывает трудности с поддержанием на плаву вот уже второго собственного канала.


Джон де Мол вырос в Гааге и голландской телерадиостолице — городе Хильверсум. Его отец, бывший певец, занимал должность директора Radio Nordzee, радиостанции «Северное Море». Телевизионным продюсером Де Мол-младший решил стать уже в 1978 году, когда ему исполнилось 23 года. Вскоре будущий всемирно известный медиа-магнат организовал свою первую продюсерскую компанию John de Mol Producties, которая на протяжении семи последующих лет оставалась убыточной. Лишь щедрость коллег по цеху и займы в банке помогли Джону де Молу удержаться на плаву, пока в 1988 году на экраны не вышел «дедушка» современных мыльных опер, еженедельный телеспектакль «Больница западного округа» (Medisch Centrum West), и дела пошли в гору.


«Эндемол» и «Большой брат»


В 1994 году вместе с другом Йоупом ван ден Энден (Joop van den Enden), Джон де Мол создал свою знаменитую фирму «Эндемол», которой суждено было стать одной из ведущих европейских продюсерских фирм. На счету «Эндемола» — создание первого в мире реалити-шоу «Большой брат». Всего через шесть лет после основания фирмы Де Мол и Ван Ден Энде продали «Эндемол» за 5,5 миллиардов евро испанской компании Telefonica. Полученные средства Де Мол вложил в свою другую компанию Talpa Capital, на базе которой создал полтора года назад собственный телеканал Talpa, что в переводе с латыни, равно как и фамилия Де Мола в переводе с голландского, означает «мельница»: «Если вы посмотрели одну из моих часовых передач, а через несколько минут, разговаривая по телефону с друзьями, не упоминаете в разговоре, что только что видели нечто занимательное, смешное, трогательное, соблазнительное, или другие эмоциональные эпитеты, то это была плохая передача. Телевидение — это эмоции. Разумеется, я очень сильно упрощаю, но таково наиболее близкое по смыслу короткое определение телевидения», — рассказал Джон де Мол летом 2005-го года в интервью популярному телеведущему Паулу Розенмюллеру (Paul Rosenmöller), которого называют голландским Ларри Кингом.


Принципиальное отличие


Тогда новый канал еще только готовился к запуску. Каждую неделю поступали сообщения, что к Де Молу с одного из других каналов, а их около десяти, сбежала очередная телезвезда. «В чем же принципиальное отличие вашего нового проекта?» — поинтересовался тогда за игрой в гольф Розенмюллер у Де Мола: «Это будет особый канал, уникальный в том смысле, что 80 или даже 90 процентов его эфира будет местного производства, будет голландскоязычным. У нас вы почти не увидите иностранных сериалов — только чистый голландский продукт. Цель — через три года занять место в тройке крупнейших каналов страны. И это — серьезная цель. Если же за три года мы не выбьемся в первую тройку, то я это буду считать если не деловой, то во всяком случае личной неудачей. Мы не должны забывать, что новый канал, привлекший столь пристальное внимание прессы — всего лишь часть более масштабной картины, а именно — цифровой революции, в процессе которой все мы находимся, хотим мы этого или нет. Через три года у нас, возможно будет уже 40 голландскоязычных каналов!»


На открытии нового канала Де Мол заявил: «Вы пока не слышали, чтобы я говорил: "Мы создали принципиально новый продукт!" Однако в душе я в это верю. Мы хотим достичь успеха среди самой широкой публики, причем далеко не только ради одной традиционной цели — продать как можно больше рекламы».


Вторая попытка


Между тем, канал-мельница Talpa — это уже вторая попытка Джона де Мола создать принципиально новый телеканал. В 1996-м году был запущен и моментально провалился его другой проект, канал Sport7, который разорил Де Мола на десятки миллионов в пересчете на евро. И вот теперь Talpa, не протянув и двух лет, терпит серьезные убытки. Переименование канала в Tien, «Десятый», также не помогло. «Канал-лидер "десятым" не назовут», — сказал на днях в интервью телепрограмме НОВА ведущий телевизионный обозреватель Рене ван Даммен: «Можно закупить права на различные реалити-шоу, можно купить звезд, фильмы, но зрителей — не купить. Вот в чем загвоздка. В феврале этого года "Десятый" канал Джона де Мола находился на седьмом месте, уступая публичным телерадиокомпаниям и нескольким коммерческим, таким как RTL. Вот график, по которому мы можем проследить, что в октябре 2005-го года после запуска у канала еще худо-бедно было 10 процентов, но затем рейтинг скатился до 7 процентов. Изначально создатели канала рассчитывали на, как минимум, 10 процентов. Вместо этого мы наблюдаем последовательно нисходящую кривую. По-моему, канал Джона де Мола Talpa, или «Десятый», как он теперь называется, не понравился голландской публике, прежде всего, из-за плохого качества программ. Кроме того, все-таки необходимо выбирать конкретную целевую аудиторию, а на новом канале предлагалось слишком много программ, рассчитанных на диаметрально противоположный вкус. То есть руководство канала так и не сделало ясного выбора».


Футбол как панацея


Канал, позиционировавший себя как голландскоязычный и спортивно-развлекательный, купил также принадлежавшие раньше государственной телерадиокомпании права на трансляцию футбольных матчей голландской Высшей лиги, «Ээрдивизии». Однако даже это не помогло — голландцы продолжали смотреть блестящие аналитические программы на общественном телевидении: «Когда футбольные матчи показывала общественная телерадиокомпания NOS, трансляции смотрели около трех миллионов двухсот тысяч голландцев. На канале Джона де Мола футбольные трансляции смотрит на один миллион зрителей меньше. На мой взгляд, главная причина в том, что на новом канале футбол подается в ином, более коммерческом контексте и перебивается рекламой», — говорит Рене ван Даммен.


Как сообщают голландские СМИ, Джон де Мол ведет переговоры о сотрудничестве или даже продаже канала европейскому развлекательному монстру — телекомпании RTL. Впрочем, канал так потерял в цене, что Де Молу, возможно, самому придется заплатить RTL за слияние. Сам Джон де Мол пока не комментирует план сделки. То ли цифровая революция оказалась не так проста, то ли Де Мол неверно наметил цели, очевидно одно — ни рекордного количества звезд, ни рекордных инвестиций в монопольные права на трансляцию футбола, ни модных реалити-проектов не достаточно, чтобы выбиться в лидеры…


XS
SM
MD
LG