Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фолклендский конфликт: значение архипелага для Великобритании и Аргентины


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Андрей Шарый, Александр Гостев.



Кирилл Кобрин: Сегодня исполнилось 25 лет с высадки военного десанта Аргентины на Фолклендских, или же Мальвинских, островах, то есть с начала англо-аргентинского военного конфликта.


Длившееся два с половиной месяца военно-морское сражение, которым, по сути, стал этот конфликт, обернулось заметными потерями для обеих сторон: аргентинцы потеряли, по официальным данным, 650 человек убитыми и 8 военных кораблей, британцы - более 258 человек и 7 судов разных классов. Счет сбитым самолетам и вертолетам шел на десятки.


Аргентина в результате потерпела полное поражение, однако официальный Буэнос-Айрес по-прежнему заявляет, что проблема не решена, и продолжает оспаривать как название островов, так и их принадлежность.


О сути и некоторых подробностях конфликта и о значении архипелага для Великобритании и Аргентины мой коллега Андрей Шарый сегодня побеседовал с журналистом Радио Свобода, специалистом по Латинской Америке Александром Гостевым.



Александр Гостев: От Латинской Америки, от побережья Аргентины примерно 400 километров, чуть меньше, их отделяет. Для Аргентины это вопрос престижа исторического. Когда Аргентина получила независимость от Испании в 1820 году, острова, по сути, были ничьи. Аргентина заявила на них свои права как бы, но Великобритания в 1833 году высадила там своих колонистов. С тех пор Фолклендские острова стали британскими, хотя для Аргентины они, конечно, не Фолклендские, а Мальвинские.


Фолкленды это, в общем, архипелаг из двух больших островов и около 200 скал, разбросанных в море. Нет никакой экономической особой ценности у этих островов, но они занимают крайне выгодное географическое положение на самом юге Атлантического океана. В Первую мировую войну, например, опять-таки, из-за географического положения этих островов, там произошел очень большой морской бой между германской и британской эскадрами.



Андрей Шарый: Начало 80-х годов, вдруг Аргентина вспоминает о спорных заморских или морских своих территориях. Почему именно в начале 80-х годов вдруг претензии на эти спорные территории, когда в течение полутора сотен лет, в общем, Буэнос-Айрес особенно не волновался в связи с Мальвинами?



Александр Гостев: Аргентина, по сути, за Фольклендов (или Мальвинских островов) не забывала никогда. Примерно с 60-х годов некий переговорный процесс начался между Буэнос-Айресом и Лондоном и даже аргентинцы беспрепятственно высадили там каких-то своих рабочих, они проводили какие-то геологоразведочные работы, постепенно как-то ситуация могла нормализоваться. В свое время ООН высказалось за деколонизацию островов и, в общем, путем каких-то переговоров, возможно, они какого-то компромисса могли достичь, даже упоминался в качестве примера Шпицберген, где, как известно, номинально этих архипелагом владеет Норвегия, хотя там советские, сейчас российские поселки шахтерские действуют, но как-то никому это не мешает. Основное занятие местного населения - овцеводство и рыбная ловля. Хотя говорят, что на шельфе вокруг Фолклендов очень большие запасы нефти, но до сих пор никак в промышленных объемах добыча нефти не ведется.


В конце 70-х и в Великобритании, и в Аргентине пришли очень жесткие политики к власти. В Аргентине военная хунта, лидеры которой сменяли друг друга, но в начале 80-х, буквально за несколько месяцев до конфликта, к власти в Аргентине пришел генерал Леопольдо Галтьери, который понял, что экономическая и политическая ситуация в аргентинском обществе находится в таком бедственном положении, страна в таком кризисе, что осталось пойти только проверенным веками способом - организовать маленькую победоносную войну, чтобы внимание общества отвлечь от проблем, связанных с аргентинской экономикой.



Андрей Шарый: Но маленькой победоносной войны для Аргентины не получилось: около тысячи человек - таков список жертв этой войны. В какой степени сейчас эта проблема болезненна для аргентинского национального сознания?



Александр Гостев: Конечно, после поражения в 1982 году, ни о каких жестких каких-то политических, силовых вариантах речи идти не может. Потому что Аргентина потерпела, несмотря на яростное сопротивление, настоящее военное поражение. После Второй мировой войны фолклендский конфликт - Великобритания и Аргентина в состоянии войны официально не находились, они только разорвали дипломатические отношения - был единственным военно-морским сражением за полвека истории, где основную роль играли военно-морские силы и военно-морская авиация.


XS
SM
MD
LG