Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тот самый, 37-й (3)



Владимир Тольц: Мы продолжаем разговор о 1937 годе. О репрессиях, Большом терроре.


В прошлых передачах мы говорили о том, что после февральско-мартовского пленума ЦК начались репрессии, затронувшие в первую очередь партийцев, руководящие кадры. Сразу после пленума состоялся процесс Бухарина, Рыкова и других, затем репрессии пошли по нарастающей. Вслед за "разоблаченными как враги народа" руководителями арестовывали тех, кто был с ними связан - в том числе сослуживцев.



Ольга Эдельман: Раз уж Вы назвали процесс Бухарина, Рыкова. Бухарин с 34 года возглавлял газету "Известия". После его осуждения в газете прошли чистки. Сначала назначенный на место Бухарина Таль убрал близких к Бухарину сотрудников. Затем арестовали самого Таля.



Из доклада заведующего отделом печати и издательств ЦК ВКП(б) Л. Мехлиса секретарям ЦК ВКП(б) Сталину, Кагановичу, Андрееву, Жданову, Ежову, копия Молотову, Калинину, о засоренности аппарата редакции "Известий", 9 декабря 1937 г.


В течение последних лет аппарат редакции "Известий" являлся убежищем для троцкистско-бухаринских шпионов. Предпринятая Талем "чистка" бухаринского наследства в газете (ее осуществляли талевские молодчики из Отдела печати - Мишурис и Левин, недавно снятые ЦК с работы) преследовала, как сейчас установлено, лишь одну цель: под флагом укрепления аппарата редакции расставить на руководящих постах газеты троцкистских и иных шпионов. ...


После указания Отдела печати, член редколлегии "Известий" тов. Селих изгнал из аппарата 26 человек. Среди них оказались: шпион Шмидт - заведовал отделом культуры; связанный со шпионами Маркович - пом. зав. отделом кадров; связанный со шпионами Цецорин - литературный работник; человек темный и политически сомнительный Семичастный - пом. редактора по кадрам и др. На днях партком "Известий" с ведома Отдела печати ЦК обсуждал вопрос о партийности секретаря редакции Р.Ю.Кривицкого, подручного Таля, скрывавшего свою принадлежность к троцкистам. Кривицкий исключен из партии.


Обследование, проведенное Отделом печати, выявило чрезвычайно тяжелое положение с кадрами в редакции.



Ольга Эдельман: Далее Мехлис называл еще 20 имен - по его выражению, "бухаринские корешки" и "талевские корешки". 9 из них - заведующие отделами или заместители заведующих отделами газеты, двое - заместители секретаря редакции. То есть ответственные сотрудники. На каждого имелся какой-нибудь компромат: кто успел пожить за границей, кто приведен в газету прежними главными редакторами, у кого родственники репрессированы.



Общее состояние аппарата редакции


Для характеристики кадров "Известий" весьма показателен тот факт, что у 31 работника газеты родственники живут за границей, значительная часть которых эмигрировала уже при советской власти.


Основные отделы газеты не только не имеют руководителей, но фактически не существуют. Возьмем столь важный отдел, как иностранный. Формально возглавляет его числящийся заместителем заведующего отделом беспартийный работник Шпигель, взятый недавно из "Рабочей Москвы". По своему уровню этот человек может быть лишь на вторых ролях, а отнюдь не возглавлять один из ответственейших участков правительственной газеты. В остальном отдел состоит из переводчиков и литправщиков.


Без руководителя находится и сельскохозяйственный отдел. Отдел фактически возглавляет один из разъездных корреспондентов газеты - беспартийный Рудь-Бабат. Нет заведующих также в экономическом отделе и в отделе литературы и искусств. совершенно беспомощны и фактически бездействуют отделы культуры и корреспондентской сети. ... Следует срочно сконструировать работоспособную редакционную коллеги и дать в газету группу политически проверенных работников.



Ольга Эдельман: Хорошо сказать - "срочно сконструировать работоспособную редколлегию", дать "политически проверенных работников". А взять-то их где? Чистки-то прошли не только в "Известиях".



Владимир Тольц: Заметьте, эта докладная Мехлиса датирована декабрем 37 года, тогда, действительно, прошло уже несколько волн репрессий. И - кто бы мог предположить? - ресурс квалифицированных работников, да хотя бы редакционных, был не бесконечен. Вот, взяли беспартийного работника из московской городской газеты. Сотрудника, приведенного Талем из газеты "Труд", тот же Мехлис зачислил в неблагонадежные: он, оказывается, "в недавнем прошлом был тесно связан с разоблаченными ныне бывшими руководящими работниками "Труда"". Одержимые параноидальными поисками врагов советские лидеры как-то не подумали, что кто-то ведь должен и работать.



Ольга Эдельман: Конечно, это коснулось не только, допустим, центральных газет. Вот, к примеру, жалобы исполняющего обязанности уполномоченного ЦИК СССР по Минераловодской группе курортов Варгина. Курорты было решено развивать, там затевались большие стройки.



Уполномоченный ЦИК СССР Варгин - Сталину, Калинину, 20 ноября 1937 г.


В июне 1937 г. я был назначен ЦИК СССР на работу временно исполняющим должность уполномоченного ЦИК по Сочи и Минераловодской группе курортов. Работу принял после арестованных быв. уполЦИКС Метелеве и его заместителя. После принятия работы у меня в управлении был арестован еще ряд работников, и в результате из состава 7 руководителей по Сочи и Кисловодску остался я и один помощник. Инженерный состав частью был арестован, а частью пришлось освободить, как лиц, против коих резко выступала общественность. Заменить же все освободившиеся места в условиях Сочи и Кисловодска почти невозможно. Я несколько раз обращался в ЦК партии с просьбой, чтобы мне помогли работниками, но безуспешно. ...


Врид. УполЦИКа на курорты я вступил в разгар курортного сезона, при невероятно напряженной политической обстановке, при невероятно ослабленном состоянии всех ведущих на курортах организаций; руководство всех курупров Наркомздрава в Сочи и на Минводах оказалось или арестовано или снято; в горсоветах обстановка еще худшая, что можно видеть хотя бы по такому примеру: с июня месяца в Кисловодске четвертый пердгорсовета, из коих три арестовано, в Пятигорске третий предгорсовета; за это время в Кисловодске третий секретарь горкома, в Сочи второй, в Пятигорске третий и т.д. Крупнейшие недостатки в бытовом обслуживании интересов трудящихся при наличии со стороны многих работников желания к перестраховкам, а отсюда попытки перекладывания недостатков и безобразий с одной организации на другую.



Ольга Эдельман: Наверное, никто из слушателей не удивится, узнав, что и Варгин продержался только до ноября, затем его арестовало сочинское НКВД. Но ему повезло - в ноябре сняли наркома госбезопасности Ежова, и Варгин попал в число тех, кого выпустили при Берии.



Владимир Тольц: Оля, я думаю, про сочинского уполномоченного по курортам и его заботы мы подробно расскажем в одной из следующих передач. – В период сочинских олимпийских мечтаний эта тема еще долго будет оставаться актуальной. А сейчас давайте о созданной стараниями НКВД проблеме с кадрами.



Ольга Эдельман: Я, готовясь к этой передаче, подумала. Ведь сейчас существует целая наука управления. Что бы сказали современные квалифицированные менеджеры о такой ситуации, когда кадры, руководящие, квалифицированные, да и простые работники, подвергаются такой, мягко говоря, ротации. А оставшиеся пребывают в страхе, думают, как бы уцелеть. Вот, чисто теоретически - что должно происходить в системе при таком обращении с кадрами. Или, можно поставить вопрос иначе: какой процент руководящих работников и специалистов надо вывести из строя (уволить, арестовать), чтобы система пришла в хаотическое состояние?



Владимир Тольц: Знаете, когда говорят про 37 год, возникает вот какая проблема. Наверное, может показаться, что до того, как начались массовые репрессии - все работало хорошо. Строились заводы и курортные здравницы, колхозные поля и стада обильно плодоносили, и голод остался позади, повсеместно царила трудовая дисциплина, ну, и так далее. Однако, это не так. - Не было никакой такой идиллии! И пресловутого "порядка" при Сталине, про который и сейчас немало баек бытует, было не так уж много. В этом плане, возможно, что Большой террор совпадал с социальными чаяниями той самой партийной верхушки, которая стала одной из первых его мишеней. Они в массе своей были очень плохие управленцы. Поскольку не справлялись, - не получалось у них, - а признаться в этом было самоубийственным, возникало простенькое решение: наказывать и карать, как им казалось, плохих исполнителей.



Ольга Эдельман: Одна моя приятельница, менеджер по профессии, как-то уверяла меня, что и репрессии, и другие кризисы довоенного СССР являлись ни чем иным как результатом плохого менеджмента. Не берусь судить.



Владимир Тольц: Мы продолжаем разговор о терроре 1937 года. Речь сегодня у нас идет о кадрах. Массовые репрессии создали кризис, острую нехватку специалистов и управленцев. Их и до того было не в избытке. И ведь, сколько чекисты ни свирепствовали, сколько ни "чистили" то или иное учреждение - чем дальше, тем врагов они находили больше. Хотя бы потому, что за каждым арестованным шла череда уже его сослуживцев и знакомых. Выходит, число "врагов" постоянно росло. Может быть, даже в геометрической прогрессии. А положение дел, состояние кадров все равно оказывалось, с точки зрения советских органов - не очень-то.



Письмо Комиссии Советского Контроля Председателю Совнаркома СССР Молотову, 2 июля 1937 г. Секретно.


Произведенной по вашему поручению проверкой установлено, что положение с кадрами в системе "Интуриста" находится в преступном состоянии.


Несмотря на неоднократные сигнализации с мест о засоренности аппарата и многочисленные аресты ответственных работников, руководство "Интуриста" до сих пор ничего абсолютно не сделало для проверки своих кадров. ... вся система ВАО "Интурист" сверху донизу продолжает быть засоренной чуждыми в враждебными советской власти людьми, особенно в части непосредственно соприкасающейся с иностранцами.


Расстановка людей была сознательно произведена таким образом, что на наиболее ответственных участках работы оказались шпионы, вредители, троцкисты или заведомо не внушающие доверия лица. Так:


Председатель Правления "Интуриста" Курц В.А. не заслуживает политического доверия. Сыновья Курца были арестованы и осуждены за участие в террористической организации молодежи. Брата своего, бежавшего в 1919 г. из Союза в Германию, Курц устроил на работу в Берлинское отделение "Интуриста" и в дальнейшем всячески противился его увольнению. Этот брат с матерью и сестрой и до сих пор свободно проживает в Германии. Близкий друг Курца Гебгарт, бывший уполномоченный Интуриста в Берлине, а затем нач. Управления обслуживания "интуриста", оказался шпионом и расстрелян в 1937 г. Когда в Харькове встал вопрос об исключении из партии другого ставленника Курца, завед. Харьковским отделением Интуриста Филиппова, Курц специально выезжал в Харьков для его защиты перед райкомом (через час после заседания райкома Филиппов был арестован органами НКВД).


Курц усиленно стремился узнать, в каких странах и на каких должностях работают в Интуристе за границей люди из спецорганов, ссылаясь на то, что эти данные требует от него т. Акулов (ссылка на т. Акулова оказалась неверной).



Ольга Эдельман: В 1919 году бежать "из Союза" куда бы то ни было - было затруднительно, потому что никакого "Союза" тогда не существовало, шла гражданская война. Упоминаемый в документе товарищ Акулов был старым большевиком, успел поработать и в уральских партийных комитетах в гражданскую войну, и первым замом председателя ОГПУ, и прокурором СССР (33-35 гг.), в 37 году он был секретарем и членом Президиума ЦИК СССР. Курц ссылался на Акулова, потому что "Интурист" тогда был подчинен Хозяйственному управлению ЦИК СССР.



Владимир Тольц: Впрочем, наш документ датирован началом июля - в конце августа арестовали и Акулова, а в октябре расстреляли. Тоже оказался врагом народа.



Зам. председателя Правления "Интуриста" Зайднер А.М. родился в Польше, с 1914 по 1919 г. жил в Англии, оттуда, по его словам, был выслан в Турцию и оттуда в Новороссийск, где в то время находились белые. Брат Зайднера живет в Англии и 3 сестры в Польше. ...


Зав. бюро обслуживания в Новороссийске - Парбо, замужем за высланным в 1934 г. полковником французской армии, имеются материалы о причастности ее к шпионажу ...


Из 147 просмотренных гидов-переводчиков центрального аппарата, 48 имеют родных и родственников за границей, или сами недавно приехали оттуда и у 14 человек родные (отцы, братья, сестры и т.д.) арестованы или осуждены, в большинстве своем по политическим делам ...



Ольга Эдельман: Это при том, что к тому времени в "Интуристе" уже прошли аресты, они начались уже в 36 году. Арестовали трех функционеров центрального аппарата и 7 человек в региональных отделениях, в том числе в упомянутом в начале нашей передачи Кисловодске посадили управляющего отделением и зав. бюро обслуживания.



При таких кадрах работа "Интуриста" носила зачастую вредительский характер, так:


1. Рекламное дело в "Интуристе" поставлено из рук вон плохо. Почти все издаваемый в СССР рекламный материал (проспекты) выходил в свет с колоссальным опозданием и после сезона. Почти по всем проспектам, вышедшим в 1936 и 1937 г., процесс написания проспекта, редактирования и издания (печатания) продолжался в течение 1-1,5 лет. ...


Рекламные материалы "Интуриста" и его контрагентов за границей использовались для контрреволюционных вылазок врагов СССР. Так, в изданном "Интуристом" и напечатанном за границей немецком варианте генерального сводного проспекта на 1937 г. в надписи к зданию ЦИК УССР сказано вместо "Дом Центрального Исполнительного Комитета" - "Дом Центрального Комитета Пыток".


В английском варианте, изданном в Лондоне (зав. Интуристом Шейман) проспекта о фестивале на 1937 г. вместо золотой рамки обложки сделана черная - траурная.



Ольга Эдельман: Я вот готова вполне согласиться с Комиссией партийного контроля при Совнаркоме: полтора года на рекламный проспект - это чересчур. Даже с учетом цензуры, арестов и прочих советских трудностей.



Владимир Тольц: Истории про опечатки - смешно, но ничего тут особенного нет. А вот дальше ревизоры из КПК затронули тему тонкую и весьма непростую. Хотя, кажется, сами-то этого не поняли.



Отделения Интуриста в СССР и за границей не следят за работой так называемых лидеров, сопровождающих из-за границы группы туристов. В результате во главе одной группы приехал в качестве лидера быв. министр при Керенском, генерал Яхонтов, причем в вербовочном проспекте в его группу фирма пишет: "только он, как бывший царский сановник и член Временного правительства, желанный гость СССР, может с точностью объяснить туристам все происходящие в СССР процессы".


В другом проспекте, выпущенном фирмой в 1936 г., говорится: "русская аристократка княжна Ирина Скорятина, помирившаяся с советским режимом, может показать Россию в ее исторической перспективе" и т.д.



Владимир Тольц: Так вот, членам Комиссии партийного контроля показалось, что тут - сущее безобразие, плохо следят за подбором гидов (их в документе назвали на английский манер - лидерами). Но дело-то тут совсем не в небрежности. Не знаю как княжна Ирина Скарятина, о ней никаких данных у нас нет, а вот бывший генерал Яхонтов, Виктор Александрович, несомненно был советским агентом. Он, действительно, во Временном Правительстве занимал пост - не министра, а товарища министра, зама. В Первую Мировую войну генерал Яхонтов стал крупным специалистом по Дальнему Востоку и начальником разведотдела. Потом эмигрировал, жил в США. Хорошо известна деятельность Яхонтова во время Второй Мировой войны - он вел активную пропаганду сближения запада с СССР, выступал со множеством лекций, только за 1942 год прочел их 220. Позднее работал редактором переводов при штаб-квартире ООН. В 60-х годах редактировал газету "Русский голос", а газета эта выходила на советские деньги и была соответствующего направления. Когда в 66 году умерла жена Яхонтова, советское правительство разрешило похоронить ее на родине, да не где-нибудь, а в Александро-Невской лавре. С чего такая честь? Были на то причины. Известный генерал Павел Судоплатов, тот самый, кто руководил в 40-е годы атомным шпионажем, называл Яхонтова в числе своих агентов в Америке. А, так сказать, по женской линии Яхонтов был в родстве с Меркуловым, человеком Берии, заместителем наркома, а потом и наркомом госбезопасности. Меркулов был женат на дочери Яхонтова, или, как писал Судоплатов, оба они (Меркулов и Яхонтов) были женаты на сестрах - тут сведения расходятся. В 75 году Яхонтов, уже глубокий старик, вернулся в СССР, получил квартиру, и похоронили его, как и жену, в Лавре. А это, как задумчиво сказал мне французский славист профессор Жорж Нива, которому я рассказал о судьбе Яхонтова, это надо было еще заслужить!



Ольга Эдельман: Кажется ведь, не он один приехал в СССР провести счастливую старость? Многие бывшие агенты тоже?



Владимир Тольц: Да, конечно. Хотя со счастьем не особенно получалось. Ну, вот хотя бы убийца Троцкого Рамон Меркадер, похороненный под вымышленным именем в Москве на номенклатурном Кунцевском кладбище. Отсидев свои 20 лет в мексиканской тюрьме, он затем еще полтора десятка лет провел в Москве, показавшейся ему такой постной и несвободной, что он под конец своей жизни махнул на кастровскую Кубу – давать советы руководству «острова Свободы» по организации тюремной системы. Но хоронить-то Героя Совеского Союза привезли по месту прописки…



Ольга Эдельман: То есть Комиссии Партийного Контроля просто было неизвестно, что под видом гида был устроен приезд в СССР тайного агента? И они сдуру на него донесли Молотову как на непорядок с кадрами?



Владимир Тольц: Ну да. Ведь агентура была строго засекречена, и посторонним, хоть бы и из смежных ведомств, этого знать не полагалось. А каналы "Интуриста" спецслужбами очень активно использовались.



Ольга Эдельман: И безудержные репрессии 37 года этому сектору спецслужб - внешней разведке, сети заграничной агентуры - очень мешали работать. Тот же Павел Судоплатов на это жаловался. А вот проблемы "Интуриста" на этом не исчерпывались. Не только с кадрами у них были сложности разного рода, они еще и работали не очень-то.



Правление Интуриста совершенно не руководило и не занималось делом культурно-политического показа иностранным туристам объектов социалистического строительства СССР. Дело это в большинстве своем было передоверено малоквалифицированный гидам-переводчикам и зав. бюро обслуживания, до сих пор совершенно бесконтрольных в своей работе. В результате туристам в основном предъявляли к показу музеи, выставки и т.п. малохарактерные для социалистической стройки СССР объекты, вызывая нарекания и жалобы туристов , указывающих, что дворцы и музеи они могут посмотреть и в своих странах. В Харькове в 1936 г. имел место случай, когда группа туристов вышла на улицу с плакатом "Туристы всех стран, объединяйтесь, вам нечего терять, кроме цепей. Даешь Харьковский тракторный завод", так как, несмотря на обещание, этот завод им не был показан.



Владимир Тольц: Ну, в 30-е годы на Западе было много коммунистических иллюзий, так что, вполне возможно, кто-то действительно возжаждал осмотреть Харьковский тракторный завод. Хотелось убедиться, что в СССР действительно растет новое, социалистическое общество.



Культурно-бытовое обслуживание иностранных туристов сознательно проводилось зачастую таким образом, чтобы в ущерб политическим интересам Союза вызывать многочисленные жалобы, нарекания и недовольство иностранцев, указывающих, что "Интурист" создает врагов для Советского Союза, является темным пятном на светлом фоне социалистического строительства, вредительской организацией и т.д. и т.п. Многие интуристы из-за плохого обслуживания сокращали сроки своего пребывания в СССР. Так, когда туристы Софрен указали на неправильность предоставления им билетов 3 класса вместо 2-го, им ответили: "Если вам не нравится у нас, можете ехать обратно", и они пишут: "Мы с этим согласились и вместо 19 дней пробыли в СССР только 5 дней".


Направление капиталовложений в системе "Интуриста" носило вредительский характер, приводило к распылению средств по многим объектам и омертвлению их в незаконченных и в дальнейшем консервируемых стройках, к проведению постройки гостиниц в мало посещаемых туристами пунктах (Баку, Горький, Сталинград) при полном развале гостиничного фонда и материальной базы "Интуриста" в таком, например, крупном туристском центре, как Ялта.


Комиссия Советского Контроля при СНК СССР считает, что руководство "Интуриста" не заслуживает политического доверия и не может обеспечить выполнение директив партии и правительства об интуризме в СССР и должно быть отстранено от работы.



Ольга Эдельман: Что прием иностранных туристов в СССР был организован из рук вон плохо, тут особо сомневаться не приходится. В Москве, Ленинграде дела обстояли еще ничего, но вот если кто-то решал проехаться по стране, где не было приличных гостиниц, где люди жили скудно и ничего другого и не представляли себе. Милован Джилас, югославский коммунист, не слишком избалованный отелями, рассказывал, каково было жить в новенькой, недавно построенной гостинице "Москва", как там с самого начала текли краны, не работала сантехника, двери плохо закрывались. И это в столице и в гостинице, бывшей предметом гордости.



Владимир Тольц: Ну, есть масса подобных свидетельств. Подводя итог сегодняшнему разговору, можно, наверное, сказать, что, конечно, в СССР 30-х годов было много проблем с, так сказать, исполнительской дисциплиной. Безответственность, неразбериха, халтура, некомпетентность, коррупция.


Так вот, тогда было опытным путем доказано: репрессиями эти болезни не лечатся, совершенно точно. От репрессий становится только хуже.



  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG