Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мать погибшего курсанта настояла на эксгумации сына после встречи с комбатом


По мнению солдатских матерей, в российской армии занимаются чем угодно, но только не решением реальных проблем солдатского быта

По мнению солдатских матерей, в российской армии занимаются чем угодно, но только не решением реальных проблем солдатского быта

Во вторник стали известны подробности эксгумации тела курсанта Челябинского училища штурманов Никиты Самитова, погибшего в конце января. Мать юноши уверена, что ее сына убили или довели до самоубийства.


Эксгумация, проведенная 30 марта, показала, что на теле курсанта имеются гематомы и повреждения. Установить их характер, а также факт, являются ли они прижизненными, экспертиза сможет только через месяц. После гибели юноши челябинские эксперты не нашли никаких следов насилия на теле, но в Иркутске, на родине курсанта, осмотр дал противоположные результаты. Однако их оказалось недостаточно для того, чтобы продолжить расследование гибели Никиты.


«Выводы, которые отметили в своем протоколе осмотра трупа иркутские эксперты, полностью подтвердились, - говорит Валентина Самитова. - При вскрытии тела обнаружены дополнительные повреждения, характер которых более конкретно и четко будет определен в заключении экспертизы, которую проводил специалист госпиталя им. Бурденко, он прилетал сюда из Москвы».


После похорон мать погибшего курсанта решила побывать в училище, в стенах которого и погиб ее сын. Посещение ЧВАКУШа (такова аббревиатура учебного заведения) вызвало у нее тягостные ощущения. Начальник военного вуза заявил, что чувствует себя так, будто сам потерял сына, но Валентина Самитова удивляется, почему же в таком случае этот человек не сделал ничего, чтобы найти виновного в смерти Никиты. А встреча с командиром батальона вообще привела ее в состояние шока.


«Когда я попала в роту, знали бы вы, как в отношении меня повел себя командир батальона Мочник, - рассказывает Валентина Самитова. - Я сама - сильный, взрослый человек, я представляю, как он разговаривает с детьми. Ребята запуганы, ничего толком не объясняют. Смотреть на их глаза, полные слез и как у них трясутся губы... О чем с ними можно разговаривать?»


Валентина Самитова не смогла продолжить встречу с командиром батальона, ей стало плохо, и она ушла. После возвращения на родину, в Иркутскую область, мать Никиты приняла решение эксгумировать тело сына. 30 марта уже было известно о первых результатах эксгумации. Специалист госпиталя Бурденко нашел ряд повреждений на теле. Однако, если сама Валентина Самитова, имеющая солидный стаж работы в правоохранительных органах, уверена, что эти травмы были нанесены ее сыну при жизни, и этой же точки зрения придерживается адвокат Самитовых, правовой аналитик Межрегиональной правозащитной ассоциации "АГОРА" Рамиль Ахметгалиев, то другой адвокат семьи, Наталья Давыдова, более осторожна в выводах:


«Факт то, что телесные повреждения есть, это установлено, но прижизненные они или послежизненные, на это нам сможет дать ответ только экспертиза. И определить сразу, сходу, что это прижизненные повреждения, практически невозможно. Естественно, мы будем работать со следователем, все начинать сначала. Как это все будет осуществляться, даст ли нам возможность руководство ЧВАКУШа все это сделать, пока я еще не знаю».


По факту гибели курсанта возбуждено уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства». Если бы не эксгумация, в ближайшее время его бы закрыли за отсутствием состава преступления.


Между тем, продолжается расследование дела челябинца Петра Бабина, который служил в Астраханской области в ракетных войсках, и в начале февраля расстрелял трех сослуживцев, двое из которых скончались, третий получил ранения. Сам солдат покончил с собой. С самого начала ни родственники, ни знакомые, ни преподаватели Петра Бабина не верили в то, что он мог убить человека. Юноша всегда отличался добрым нравом и спокойным уравновешенным характером. Когда его тело привезли в Челябинск, родственники и друзья поняли, что над солдатом издевались.


Как говорит преподаватель Петра Бабина Александр Зайко, «при прощании мы практически все обратили внимание, что у человека, допустим, нет зубов, передние выбиты. Заметно, что человек был, по всей видимости, до этого избит, потому что синяки под глазами, не все в порядке с шеей, не все в порядке с головой. С кем бы я не говорил, никто не верит, что он был способен на убийство».


Сейчас родители Петра очень неохотно идут на контакт с журналистами - по всей видимости, им это порекомендовали военные. Однако кое-что мама погибшего солдата Валентина Николаевна о ходе следствия рассказала: «Я не могу разглашать информацию военкомата. Пока еще не все ясно, не все до конца доведено. Поэтому я говорить ничего не буду. Да, его довели до этого, его избили – это ясно. Следствие идет, судят офицера, который был начальником караула. А что дальше будет, я вам ничего не могу сказать – я не знаю просто-напросто».


Обе матери - и Валентина Самитова, и Валентина Бабина - уже не в силах вернуть сыновей, но найти и наказать виновных в гибели своих детей они могут. Валентина Самитова, в частности, заявила, что, если результаты экспертизы подтвердят прижизненный характер телесных повреждений, то она намерена добиваться наказания не только офицеров ЧВАКУШа, но и челябинских экспертов, выдавших заключение об отсутствии признаков насилия на теле ее сына Никиты.


XS
SM
MD
LG