Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Футурологический опрос: каким мы видим будущее


Термоядерный реактор ITER. Согласно футурологическому опросу, управляемая термоядерная реакция станет одним из первых реализованных глобальных проектов XXI века: реактор начнет работать через 24 года.

Термоядерный реактор ITER. Согласно футурологическому опросу, управляемая термоядерная реакция станет одним из первых реализованных глобальных проектов XXI века: реактор начнет работать через 24 года.

Клуб научных журналистов nauchnik.ru подвел предварительные итоги проведенного в феврале масштабного Футурологического опроса. Основным результатом проекта стало своего рода расписание ожидаемых технологических новаций почти на весь XXI век. Здесь есть и лекарство от рака, и термоядерная энергетика, и контроль над климатом. Попутно опрос позволил сделать весьма интересные социологические выводы, касающиеся склонности общества верить в мистику и псевдонауку, а также о приоритетных направлениях технологического развития. О результатах Футурологического опроса рассказывают научный обозреватель Радио Свобода Александр Костинский и координатор опроса Александр Сергеев:


— Футурологический опрос Клуба научных журналистов преследовал цель посмотреть, что люди думают о будущем. Опрос проводился через интернет и в ходе опроса было заполнено 34 тысячи анкет, потом была проведена отбраковка, потому что, понятное дело, некоторые люди просто ничего не заполняли, просматривали анкету, некоторые немножко похулиганили. Осталось примерно 18 тысяч нормально заполненных анкет. Это совсем немало при размере анкеты — а в нее входит более 70 пунктов.


Первые статистические результаты такие: 82% ответов мы получили от мужчин. опросы проходили на научно-популярных сайтах, а эти сайты посещают в основном мужчины. Высшее образование имеется у 58% наших респондентов, у 12% есть ученые степени.


Мы спрашивали, в какие сроки реализуется тот или иной проект и получили ответы. Например, мы спрашивали, когда будут широко внедрены автомобильные автопилоты, чтобы водитель мог повернуться спиной к дороге и разговаривать с пассажирами. Ответ: примерно через 20 лет - самый близкий прогноз из тех, которые мы получили, все остальные прогнозы — дальше. Дисперсия (то есть разброс в сроках) довольно большая.


В пределах первых тридцати лет имеется следующий набор прогнозов: излечение рака, наши респонденты считают, что за это время рак станет чем-то вроде инфекционного заболевания. Через 24 года ожидается запуск промышленной термоядерной электростанции, тогда же, через 24 года ожидается высадка человека на Марсе. И это в общем, вполне реалистичный срок, если захотеть. Весь вопрос в том, захотят или нет.


— Я хотел бы подчеркнуть, что вся эта анкета строго прогрессистская. Например, у вас не было вопросов: а не ожидаете ли вы катастрофы?


— Сколько-нибудь уверенно прогнозировать катастрофы невозможно, а вот прогнозировать какие-то позитивные и целенаправленные действия – это более-менее благодарное дело. Впрочем, некоторые наши респонденты в полях для текстовых ответов писали, что все очень плохо и непонятно зачем вы про это спрашиваете, мы через десять лет все погибнем. Зачем вам вся эта наука, молиться надо.


— Но вы как раз хотели спросить о конкретных проектах, которые в принципе могут быть осуществлены.


— И в этом отношении интересны результаты по недоверию к некоторым проектам. Кроме того, что мы спрашивали, в какой срок будет реализован проект, мы еще позволяли сказать, что этого никогда не будет реализовано. Самое большое недоверие изо всего о чем мы спрашивали, вызывает возможность человечеству контролировать глобальные изменения климата. Этот проект поставили по срокам почти на сто лет и при этом 35% респондентов ответили, что это не будет реализовано никогда. И такой же ответ 35%, что не будет реализована никогда думающая как человек машина. Правда, срок для реализации среди тех, кто верит в нее, гораздо более близкий – примерно 60 лет. Кстати говоря, все проекты, касающиеся управления атмосферой, стоят где-то в конце списка по степени недоверия и по срокам тоже очень далеко отстоят. То есть управление погодой отнесли на 78,5 лет, примерно на тот же срок когда планируется появление орбитальных городов с численностью населения более тысячи человек. Такая далекая фантастика.


Интересно еще отметить, что очень важный горизонт – это 50 лет. Это значит большинство отвечающих как бы говорят «не в этой жизни» — я не доживу. За границей 50 лет идут такие проекты, как космический лифт, создание единой теории поля, регенерация поврежденных органов, то есть не замена с помощью тканевой инженерии, а именно выращивание их естественным порядком.


— А как респонденты отнеслись к прогнозам продления жизни?


— Продление жизни до 120 лет отнесено в будущее примерно на 60 лет. То есть наши респонденты верят, что удастся продлить жизнь, но они до этого не доживут. Но не верит, что удастся продлить жизнь до 120 лет, не такое большое количество людей, примерно 14%. Из еще интересных прогнозов – создание фармакологических средств, существенно усиливающих интеллект человека. Уже сейчас есть средства типа допинга, которые позволяют на некоторое время поднять внимание, способность быстро принимать решения, но это всегда ценой некоторого износа организма. А здесь речь идет о том, нельзя ли усилить интеллект на долгосрочной основе. Люди рассчитывают, что это можно будет сделать через 34 года. Но 18% считают, что это не будет сделано никогда, то есть никакими таблетками от глупости не вылечишь.


Очень любопытный ответ мы получили на вопрос, когда могут быть реализованы механизмы прямой демократией? Что имеется в виду? Сейчас нет проблемы провести голосование по интернету. Мы сейчас взяли и средствами небольшой общественной организации провели опрос 34 тысяч человек. Средствами государства нет никакой проблемы опросить всех до единого, кто хочет высказать свое мнение по любому вопросу. В принципе можно организовать такой перманентный электронный плебисцит, поставить машину, на которой можно по текущим вопросам поставить галочки: я считаю, что нужно так-то, я считаю, что нужно так-то. Подобные голосования могли бы иметь юридическую силу. Органы, принимающие законы, обязаны были бы учитывать результаты подобных голосований. Так вот, в реализацию прямой электронной демократии не верят 22% человек. Люди, которые отвечают на этот вопрос, не могут не верить в техническую осуществимость, потому что они прямо с такой техникой в данный момент имеют дело. И я это связываю, например, с тем, что люди не верят в обработку данных.


— Что еще вас особенно удивило в этом опросе?


— Меня прежде всего интересовало, насколько адекватно представляют себе люди мир, в котором мы живем. Специально для того, чтобы выявить эту адекватность, мы включили в опрос бинарный опросный блок, в котором надо было ответить на уровне «да – нет», поставить галочку, на 15 вопросов, может это быть реализовано в течение XXI века или нет. Там ставили вопросы явно провокационного типа. Например, может быть использована телепатия для связи, будут ли установлены контакты с пилотами НЛО, удастся ли выявить на уроне физических приборов вмешательство Бога в природу. Эти вопросы были разбиты на три группы, по одной группе определялась склонность людей к псевдонаучным идеям, например, возможность сверхсветовых полетов, антигравитация, машина времени, путешествие в прошлое. По другой группе вопросов определялась склонность к мистике и по третьей выявлялся гипероптимизм. Например, люди, которые уверены, что до конца XXI века можно будет, например, докопаться до центра земли.


Наименьшее доверие из подобных вопросов вызывают путешествие в прошлое, верят только 5% опрошенных. В обнаружение физической природы мистических явлений верит 35% тех, кто давали ответы — это очень большая цифра. Скажем, вмешательство Бога в природу, считают, что будет выявлено, 9% опрошенных, то есть они намерены поймать Бога за бороду. Там по пять вопросов было в блоке, кто ответил на два вопроса из блока, считался верящим в псевдонауку, верящим, соответственно, в мистику. Таких людей оказалось по 28% в той и другой категории, а если взять вместе тех и других, частично эти аудитории пересекались, - 36%. Вот таков результат. Я посмотрел, как зависит эта вера от образования. Совершенно четкий тренд: чем выше уровень образования, тем меньше уровень доверия к этим вещам. Совокупность этих вещей, мистика плюс псевдонаука для людей со средним образованием более 50%, а для людей с ученой степенью составляет 26%.


Есть еще очень интересная корреляция. Я выделил группу людей 77-го года рождения, то есть тридцатилетних, то есть это люди, находящиеся в расцвете творческих сил, и была построена зависимость веры в псевдонауку и мистику от доходов. Так вот у тех, у кого доход до тысячи долларов, уровень доверия мистике и псевдонауке примерно 33-35%, а дальше при больших доходах он начинает снижаться, от тысячи до трех тысяч это уже 25%, а больше трех тысяч - это 19% только. И вообще есть такое впечатление, что вера в мистику и псевдонауку в значительной мере коррелирует с недостаточной успешностью в жизни. То есть люди, которые добиваются успеха, как правило, убеждаются, что все-таки эти идеи не способствуют успешной самореализации.


— Какие можно подвести предварительные итоги этого футурологического опроса Клуба научных журналистов?


— Мне бы хотелось добавить только одну вещь – это очень интересный вопрос, который у нас стоял последним в списке, то есть для самых заинтересованных, мы просили ранжировать по значимости различные направления науки. Ранжировать надо было в баллах от 1 до 9 баллов. На самое высокое место попали биомедицинские исследования, примерно 6,6 балла. То есть люди говорят, что это самое главное направление исследований на сегодня. На втором месте, 6,3, идет энергетика и энергосбережение. На третьем практически вровень идет фундаментальная физика.


Новые материалы и наносистемы — это основа всех ближайших технологических прорывов и информационные системы. Это идет на уровне 6 баллов, то есть отставание небольшое от биомедицины.


Но что самое интересное в этом опросе: на последнем месте, на уровне 4,2-4,3 идут две категории – социальная инженерия, казалось бы, громадной важности направление, связанное с исследованием организационных структур общества и созданием эффективных сообществ, эффективной бюрократии той же самой, эффективного образования, да и науки той же самой – это же все социальная инженерия. Но, видимо, люди думают, что социальная инженерия - это в первую очередь промывание мозгов по телевизору.


И на последнем месте с уровнем 4,2 балла идут исследования в области безопасности и вооружения, терроризм, военные, милитаристские проекты, они людей утомили, вкладываться люди хотят во что-то другое. Люди считают главным направлением в развитии биомедицинские исследования, физику, новые материалы, информационные системы и энергетику, и последним по значимости социально-инженерные проекты, которые пытаются их построить и вести, и безопасность и вооружение, то есть все формы насилия над человеком и личностью.


XS
SM
MD
LG