Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первопроходец театра. Марк Розовский отметил 70-летие


Марк Розовский: «Не хочу бессмертия по одной причине: очень <i>интересно</i> умереть». [Фото — <a href='http://peoples.ru' title='Люди и их биографии, истории, факты, интервью'>Истории людей</A>]

Марк Розовский: «Не хочу бессмертия по одной причине: очень <i>интересно</i> умереть». [Фото — <a href='http://peoples.ru' title='Люди и их биографии, истории, факты, интервью'>Истории людей</A>]

3 апреля режиссер и драматург Марк Розовский отметил свой 70-летний юбилей. Марк Розовский родился в Петропавловске-Камчатском. В 1960 году окончил факультет журналистики МГУ. Почти десятилетие руководил студенческим театром «Наш дом». В середине шестидесятых годов получил режиссерское образование. Работал на радио, в журнале «Юность», в «Литературной газете». Ставил спектакли в московских, ленинградских, рижских театрах, работал главным режиссером Московского мюзик-холла. В 1975 году осуществил постановку первой советской рок-оперы «Орфей и Эвридика». Автор многочисленных пьес и инсценировок, нескольких книг о проблемах театра, его мюзикл «"Страйдер", или "История лошади"» исполнялся в 30 странах, в том числе и на Бродвее. С 1983 года он руководитель и режиссер театра « У Никитских ворот » .


О Марке Розовском говорит корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер, вместе с Марком Розовским работавший в театре «У Никитских ворот»: «Талант и масштаб личности Розовского были издавна очевидны всем, кто с ним сталкивался, в том числе и таким мэтрам, как Аркадий Райкин и Георгий Товстоногов. Но судьба Розовского не стала от этого легче. Разгон в 1969 году его первого театра — просуществовавшей более десяти лет эстрадной студии МГУ "Наш дом" — был ударом и испытанием, справиться с которыми под силу не каждому. Была разрушена созданная в компании с Ильей Рутбергом и Альбертом Аксельродом мастерская, ставшая стартовой площадкой для таких актеров, как Семен Фарада, Геннадий Хазанов и Александр Филиппенко, для драматурга Виктора Славкина, а также для многих и многих творческих людей. Но, оставшись без театра, можно сказать, без дома, Розовский показал, что он боец. И своими работами в литературном музее, в документальном кино, где он снял картину "Семь нот в тишине", в мюзик-холле и на телевидении (где стоит вспомнить спектакль "Мораль пани Дульской") на эстраде, где он поставил первую советскую рок-оперу "Орфей и Эвридика" Александра Журбина, он продолжал демонстрировать разносторонний талант и несгибаемость. Возможно, выстоять ему помогало и его отменное чувство юмора.


Одно из самых интересных в мировоззрении Розовского — это редкое сегодня осознание постоянного присутствия рядом с человеком дьявола, соблазна, искушения. Он видит это в жизни, и всегда отдает себе отчет в существовании подобных игр. Знает Марк это из личного опыта. Но в нем всегда присутствует и то, что называют совестью. И это помогает избежать самообмана.


Марк Розовский был и остается в любимом им театральном искусстве первопроходцем и первооткрывателем. Он создал абсолютно новые формы инсценировки русской классической прозы, дерзко превратив в мюзиклы "Бедную Лизу" Карамзина и "Историю лошади" Толстого, и удивил всех при этом еще и тем, что всю музыку, песни на стихи Юрия Ряшенцева, он тоже придумал сам.


Ему пришлось много лет ждать своего второго, нынешнего театра "У Никистких ворот", но Розовский и здесь, можно сказать, немного "подтолкнул" время. Он набрал студию еще при жизни Брежнева, а затем продрался со своим детищем и выжил при Андропове и Черненко для того, чтобы уже при Горбачеве стать руководителем одного из первых новых московских профессиональных театров на основе театров-студий. Как говорится, за смелого — Бог».


XS
SM
MD
LG