Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Диссидентский коньяк. Армяне в Константинополисе


После убийства главного редактора газеты «Агос» Гранта Динка среди армянской диаспоры в Турции увеличилось число желающих учить армянский язык

После убийства главного редактора газеты «Агос» Гранта Динка среди армянской диаспоры в Турции увеличилось число желающих учить армянский язык

Премьер-министр Турции Тайип Эрдоган в Стамбуле принял участие в открытии музея, посвященного жизни армян в Османской империи. Старые конфликты и противоречивые трактовки исторических событий до сих пор осложняют отношения Турции и Армении. А как выглядит сегодня обыденная повседневная жизнь армянского населения? Как общаются между собой представители двух наций?


Ветер доносит с Мраморного моря неизменный слабый запах водорослей и йода. Все тот же старый, как засахаренный рахат-лукум, аптекарь, ни свет ни заря встающий владелец пекарни, дукханщик на углу. «Эй, Тико, насыл сен?» («Эй, Тико, как дела?») — спрашивают прохожие турки у Тиграна, который уже лет тридцать держит дукхан — небольшой магазинчик — в стамбульском микрорайоне Шишли, который называют «армянским кварталом».


«Меня все в округе называют Тико, — говорит Тигран. — Это сокращенное имя Тигран. У нас, армян, есть старая традиция ласково сокращать имена. Имя Тигран мне дали в честь деда, который был знаменит, играл на разных инструментах, наверное, единственный в Турции в совершенстве овладел искусством игры на дудуке — древнем армянском инструменте, который вырезали из абрикосового дерева».


Диссидентский коньяк и «армянин пять процентов»


Граница между Турцией и Арменией закрыта, однако стамбульские армяне каждое лето стараются вывозить своих детей в Ереван. Вернувшись в Стамбул, в кругу семьи и близких рассказывают о трудностях путешествия. Из Еревана привозят воспоминания о прекрасных домах из розового туфа и настоящий ереванский коньяк «Арарат» — можно сказать, диссидентский продукт в Турции, которая подала иск в международные судебные инстанции, протестуя против использования армянами турецкого горного массива Арарат в качестве символа.


Родители многих армян, живущих в Турции, в свое время, по разным причинам, приняли ислам, однако молодежь постепенно возвращается в лоно армянской церкви. Обряды крещения проходят в церкви Святого Георгия — одной из двадцати действующих армянских церквей в Стамбуле. На свадебные церемонии приглашают турецких гостей. Турки приходят семьями, с любопытством рассматривают все вокруг, впрочем, ведут себя очень чинно и почтительно… На армянскую пасху здесь собирается бо́льшая часть армянской общины. Сидящие на церковных лавочках старики дружно лакомятся пасхальными куличами, которые в больших количествах выпекают в турецких пекарнях, и в сотый раз пересказывают истории о некогда знаменитых и богатых стамбульских армянах.


По словам прихожанина церкви Самвела, самый влиятельный из них — Галуст Гульбенкян — контролировал всю торговлю нефтью в Османской империи: «Говорили, что еще ребенком Гульбенкян был очень способным мальчиком. Якобы, на стамбульском базаре покупал старинные монеты, которых тогда было пруд пруди… Потом он стал собирать старинные вещи, собрал одну из самых известных в мире коллекций живописи. Он был очень хитрым! Избежал всех армянских погромов, умудрился стать одним из самых доверенных людей при дворе султана Абдул-Хамида. Открыл крупнейшую нефтяную компанию, получал пять процентов от всех сделок на территории империи. Его так и звали — "армянин пять процентов"…»


Обязательные предметы в школе преподают только на турецком


Большинство живущих в Турции армян, около 80%, особенно молодежь, говорит на турецком, читает турецкие издания и мало интересуется родной культурой. В Стамбуле около двадцати армянских школ. Большая часть — при церкви, где учатся не менее трех тысяч детей.


Однако преподавание на армянском языке и там ограничено несколькими предметами, в основном литературой и историей искусств. Обязательные предметы преподают на турецком. К тому же, хронически не хватает преподавателей армянского языка. Рассказывает учительница армянского Селин Таш: «В Стамбуле открываются курсы армянского языка, куда записываются все желающие турки. В основном это молодежь — студенты, преподаватели либеральных взглядов. После убийства главного редактора армянской газеты «Агос» Гранта Динка [«Агос» (арм. Ակօս, «Борозда») — армянская еженедельная газета, издающаяся в Стамбуле с 5 апреля 1996; — РС] количество желающих изучать армянский язык увеличилось. Многие пошли учиться в знак протеста. Однако возникают большие трудности с подготовкой учителей. По турецким законам, педагогическое образование можно получить только в государственных вузах. Однако там не учат армянскому языку. Вот и получается, что преподавание армянского сокращается год от года…»


«Я тебя люблю»


«Ес кез сирум ем» — «я тебя люблю» — говорят армянские парни турецким возлюбленным. Армянская молодежь (таковы данные турецкой прессы) не видит препятствий для вступления в смешанные браки. Однако старшее поколение живет по своим законам: общаются только с соплеменниками и женят детей «на своих». Подобную закрытость, абсолютно несвойственную армянской нации, объясняют остро развитым чувством самосохранения, которое выработалось у армян за долгие годы жизни в турецкой среде. По этой же причине армяне, живущие в Турции, предпочитают крайне осмотрительно и осторожно обсуждать события начала прошлого века.


Армяне именуют Стамбул, сокращая старое греческое название Константинополис, просто Полисом. А себя — «полсахай», что на языке местных армян значит «константинопольский армянин». В Стамбуле их, по разным данным, осталось не более 60-70 тысяч.


XS
SM
MD
LG