Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Массированный десант русской музыки покоряет США


Ольга Керн, солистка Национального филармонического оркестра России

Ольга Керн, солистка Национального филармонического оркестра России

Этой весной на Америку обрушилась русская музыка. Грандиозные — даже по чисто географическому размаху — гастроли Национального филармонического оркестра России под управлением Владимира Спивакова покорили страну, дав ей услышать то, что американские слушатели любят не меньше российских — волнующую, глубоко эмоциональную музыку русских классиков. Виновникиэтого массированного десанта — Владимир Спиваков и солистка его оркестра Ольга Керн.


— Ваши гастроли — это дебют Национального филармонического оркестра России. Несколько слов об этом коллективе? Чем он отличается от других оркестров, которыми вам доводилось руководить?
Владимир Спиваков: — Во-первых, живы еще «Виртуозы Москвы». Им в 2008 году исполняется 30 лет. Национальный филармонический оркестр России — мой новый ребенок, ему всего три с половиной года и, как вы понимаете, маленькому братишке внимания уделяется больше, больше тепла, и, естественно, волнения больше. Оркестр образовался три с половиной года тому назад, и первая репетиция была только 15 июня. И получить такие гастроли… я, конечно, понимаю, что это знак большого доверия ко мне лично, потому что я думаю, что ни один русский оркестр не играл 37 концертов в США, будучи совершенно неизвестным. Тем более, что все самые престижные залы отозвались и тут же принесли и Кеннеди Центр, и Линкольн Центр, и Сан-Франциско, и Лос-Анджелес, и Бостон — все крупнейшие города. Я очень доволен и даже не ожидал такой реакции публики и такой реакции критики, честно вам признаюсь. Все поражены, называют это мистикой, как это можно за четыре года сделать такой оркестр. Но мистика заключается в очень простых вещах, просто нужно любить людей, с которыми ты работаешь. Это дает возможности совершенно колоссальные. Практически неисчерпаемые.


— Я слышал, что вы набираете людей в оркестр не только по их профессиональным качествам, но и какие-то ищете еще и человеческие качества. Что именно вы ищете в людях?
Владимир Спиваков: — Благородство, доброту, сердечность, возможность взаимопонимания. Как сказала Марина Ивановна Цветаева, оркестр — это единство множества. Это очень точное определение.


— Во время нынешних гастролей Национальный филармонический оркестр России под вашим управлением исполняет исключительно русский репертуар от Чайковского и Рахманинова до Шостаковича и Шнитке.
Владимир Спиваков: — Я просто очень люблю русскую музыку. Я вырос России, это мои корни, мне это близко и хочется говорить на том языке, который лучше всего знаешь.


Виртуозно изъясняется на языке русской классической музыки и гастролирующая с национальным филармоническим оркестром России пианистка Ольга Керн. Она родственница по материнской линии той самой Анны Керн, которой Пушкин посвятил сакраментальные строки: «Я помню чудное мгновение». Пра-пра-прабабушка Ольги по отцовской линии была дружна с Чайковским, а пра-прабабушка Вера Пушечникова была известной певицей, которой аккомпанировал сам Рахманинов. Ее дед — народный артист России — профессор Академии музыки имени Гнесина Иван Пушечников.


Ольга Керн: — Я бы не сказала, что это какой-то груз, я просто счастлива и горда тем, что Рахманинов аккомпанировал моей пра-прабабушке, и, конечно, у моего дедушки, который до сих пор жив, которому девяносто лет исполняется в следующем году, у него есть огромное количество писем и уникальных фотографий Чайковского к моей прапрабабушке. Совершенно феноменальные фотографии. Он искал, есть ли у кого-то еще такие фотографии. Это, конечно, все бесценное, то, что хранится у него. И я надеюсь, что, может быть, он даже отдаст это в музей, потому что это, конечно, невероятная ценность. И я очень горжусь и каждый раз, когда я играю музыку Рахманинова или Чайковского, всегда думаю о том, что я исполняю эту божественную, гениальную музыку. Я чувствую иногда Рахманинова за своими плечами. Например, я разговаривала с Клиберном, и он мне говорил, что не думает, что у меня что-то не в порядке с головой, потому что я ему рассказывала, что видала сон с Рахманиновым, я чувствую очень часто рядом со мной. Он говорил, что у него бывали очень часто такие случаи, когда действительно рахманиновская душа была с ним рядом. Видимо, великие люди, они витают среди нас. Их дух среди нас остался. Потому что они настолько великие, в них столько всего было, что они нам дают какую-то частицу их невероятной силы.


Владимир Спиваков известен не только как дирижер и музыкант, но и как филантроп и импрессарио. Он является послом доброй воли ЮНЕСКО, а возглавляемый им фонд помог тысячам юных российских музыкантов. В качестве президента Московского международного дома музыки и фестиваля «Владимир Спиваков приглашает» он познакомил российскую аудиторию со многими всемирно известными музыкальными звездами, включая американскую певицу Джасси Норман. Владимир Теодорович намерен и дальше расширять российско-американское культурное сотрудничество.


Владимир Спиваков: — Я собираюсь пригласить лучшие джазовые коллективы в Москву, а также из Нью-Йорка приедет Ута Лентор для того, чтобы вместе с Национальным филармоническим оркестром исполнить «Семь смертных грехов» Курта Вайля. Очень интересное сочинение. Она прославилась этим сочинением. Как вы знаете, здесь в Нью-Йорке переполненные залы были, когда она исполняла это сочинение. И еще много солистов просто из Америки приезжает, в том числе русских, которые живут в Америке и стали американцами. Но знаете, как Бродский говорил о себе: я еврей, русский поэт и американский гражданин.


— Как раз в этом году, в 2007-м, исполняется 30 лет тому печальному инциденту в Карнеги холл, когда лига защиты евреев пыталась сорвать ваше выступление. Сейчас, глядя с исторической перспективы на этот эпизод, как вы его оцениваете и как изменились отношения между нашими двумя странами, как вы свою роль в этом ощущаете?
Владимир Спиваков: — Дело в том, что это было не против евреев. Это была акция, направленная за свободу выезда. Что я понимаю. Но если бы я был корейцем из Узбекистана, русским корейцем — все равно это бы произошло. Просто формы немножко дикие борьбы за свободу. Тем не менее, я очень счастлив, что люди сейчас свободно передвигаются. Ездят куда хотят, еще Антон Павлович Чехов говорил о том, что человеку мало двух с половиной метров, ему нужен весь мир. Это так и есть. Очень хорошо, что это происходит. Я думаю, что сейчас несколько натянутые отношения между Америкой и Россией, это обусловлено всякими политическими задачами, которые с обеих сторон можно проследить и проанализировать, но в действительности народы достаточно близки, и я думаю, что такая вещь, как культура, как музыка, литература, кино, живопись, поэзия — это все сближает людей по-настоящему.


XS
SM
MD
LG