Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Неверная». Побег в цивилизацию


Айан Хирши Али. «Неверная»

Айан Хирши Али. «Неверная»

В 1992 году сомалийка Айан Хирши Али, девушка из семьи со строгими мусульманскими традициями, летела из Африки в Канаду — к жениху-сомалийцу, за которого семья насильно ее выдала. Сделав остановку в Германии, Айан Али села в поезд, идущий в Амстердам, и... так и не добралась до своего суженого. Это был, повторяю, 1992 год, и Али не знала ни слова по-голландски. Тем не менее, в 2003 году Айан Хирши Али была уже самой знаменитой политической деятельницей Нидерландов. В 2004 году она написала сценарий документального фильма «Покорность» (о судьбе женщин-мусульманок), за который режиссер фильма, Тео Ван Гог, был убит мусульманами-фундаменталистами. В 2005 году журнал Time назвал Айан Али — одной из ста самых влиятельных людей мира.


Ayaan Hirsi Ali. Infidel — Айан Хирши Али. «Неверная»


Боль Хирши Али и ее главная тема — положение мусульманских женщин. Ее holy mission — «святая миссия», как она говорит, — открыть миру глаза на ситуацию в мусульманских обществах с их практикой «убийств за поруганную честь» — когда женщин казнят не только за измену, но даже за то, что она стала жертвой изнасилования. Профессор Иан Бурума (Ian Buruma), автор рецензии на книгу Infidel в газете New York Times, так оценивает духовное преображение Айан Али:


Из горячей мусульманки Али довольно быстро превратилась не только в непримиримого борца с исламским фундаментализмом, но и в атеистку. Причем, она возмущается, когда слышит распространенное мнение о том, что перемена ее взглядов была определена личным жизненным опытом. «Мое преображение было результатом размышлений и наблюдений», — настаивает она. Впрочем, и одного ее жизненного опыта хватило бы на то, чтобы усомниться в мудрости взрастивших ее традиций. В ранней юности ей сделали так называемое «обрезание» — усечение клитора, которое делается для того, чтобы женщина не испытывала сексуального возбуждения: бабушка Айан считала, что все девочки с нетронутым клитором обуяны дьяволом. Дочь сомалийского диссидента, Айан еще в детстве испила чашу коллективного осуждения. В школе она молчала, когда весь класс восхвалял диктатора Сиада Барре, и за это одноклассницы били ее во время перемен. Правда, не так жестоко, как другую девочку — ту, которой родители не сделали «обрезания»...


Диссидентская семья кочевала: в Саудовскую Аравию, в Эфиопию, в Кению. В пестром, многонациональном Найроби юная Айан подпала под влияние воинствующего фундаментализма. Она пишет:


Я с энтузиазмом носила черный хиджаб, покрывавший меня с головы до пят. Этот символ давал мне ощущение превосходства и даже, как ни странно, ощущение собственной индивидуальности. Я чувствовала, что бросаю обществу вызов, демонстрирую перед ним свою исключительность. Я чувствовала себя настоящей мусульманкой.


Довольно четкое описание чувств, которые теперь перестали быть редкостью — во всем мире, включая Европу. Однако — предательская свобода передвижения! В каждой стране Хирши Али наблюдала (точнее, подсматривала) картины другой, свободной жизни. А о том, чего она не могла увидеть (например, о европейском стиле отношений между мужчиной и женщиной), она вычитывала в бульварных романах, которые продавались в аэропортах. Ее главными наставницами стали популярные авторы бульварного чтива — Дэниэл Стилл и Барбара Картланд. «Из их книг, — пишет Хирши Али, — я почерпнула главную новость, главную идею, главную сенсацию — у женщины может быть выбор!!!» Именно под их знаменами Хирши Али сбежала в Амстердам от жениха, а сцены из их книг стали для нее иллюстрациями к еще мало знакомой ей жизни Запада. Поэтому в своей книге она идеализирует и Запад вообще, и Голландию в частности со страстью неофита. «Жизнь в Голландии, — пишет она, — так спокойна, так хорошо спланирована, так привлекательна. Голландия, которая была когда-то центром века Просвещения, центром европейской свободной мысли, и сейчас пожинает плоды интеллектуального прогресса».


Однако рецензент книги Infidel, голландец по национальности, Ян Бурума серьезно опасается экстремизма самой Хирши Али:


Конечно, ее восторги согревают мое голландское сердце, хотя и напоминают тексты детских патриотических книг. Но, увы, Голландия в ее описаниях часто напоминает карикатуру на некий просветленный уют, который Хирши Али противопоставляет не только таким исключительно неблагополучным странам, как Сомали или Кения, но и всему мусульманскому миру. Она заявляет, что не только исламский фундаментализм, но и ислам как таковой, в принципе оправдывает и приветствует теракт 11 сентября. Что бесчеловечный поступок, совершенный 19-ю «хайджекерами», является логическим следствием этого религиозного учения. Хирши Али права, когда говорит о необходимости остановить революционный фундаментализм, когда настаивает на необходимости реформ, которые бы смягчили религиозную практику Ислама. Я восхищаюсь мужеством этой женщины и ее решимостью. Но ее лубочное представление о Просвещенном Западе, борющемся с демоническим миром ислама, является не лучшей почвой для примирения.


Я недостаточно хорошо знаю ислам, но достаточно хорошо знаю, что терроризм и человеконенавистничество где только не находили себе временное прибежище: в разных религиях, в разных идеях, в разных странах и в разное время.




Ayaan Hirsi Ali. Infidel. 2007


XS
SM
MD
LG