Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Захваченные корпусом "Стражи исламской революции" британские моряки вернулись из Тегерана в Лондон


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Андрей Шарый: 15 британских военных моряков и морских пехотинцев, захваченных две недели назад иранским корпусом "Стражи исламской революции" вернулись сегодня на родину. Премьер-министр Великобритании Тони Блэр заявил, что ради их возвращения не пришлось идти на переговоры с Тегераном. Самолет British Airways доставил 14 моряков и их одну спутницу из Тегерана в Лондонский аэропорт "Хитроу" после того, как было переданы посольству Великобритании в Иране. Далее, военные полетели вертолетом на базу в графстве Девон на юго-западе Англии. Они были одеты в военную униформу, а не в гражданские костюмы, сшитые им в Иране. Встречали их в VIP -зоне четвертого терминала аэропорта. Этот термин используется и для обычных пассажирских рейсов. Среди встречавших были, конечно, и родственники. Тони Блэр выступил с заявлением на Даунинг-стрит, 10, в своей резиденции, одновременно с приземлением их самолетов.



Кирилл Кобрин: Тегеран сделал максимум, чтобы извлечь из этого инцидента всю возможную идеологическую и пропагандистскую пользу. В течение нескольких дней весь мир видел пленных британских моряков, которые, в том или ином виде, признавались, что находились в территориальных водах Ирана. Сам факт «прощения» британцев президентом Махмудом Ахмадинеджадом выглядел эффектно, а британский Форин-офис, похоже, не был к этому готов.


Невольно «подыграли» пропагандистской кампании Тегерана и сами пленные британские моряки. Вот что сказал вчера один из них, узнав о грядущем освобождении.



Моряк: От себя лично и от имени всей нашей команды благодарю вас за прощение. Я хотел бы поблагодарить вас и весь иранский народ.



Кирилл Кобрин: Премьер-министр Великобритании Тони Блэр оказался в сложной ситуации. С одной стороны, он должен сказать все положенные в таких случаях дипломатические слова, но, с другой - официальная позиция Лондона такова, что это действия Тегерана неправомерны и британский патруль был захвачен в иракских территориальных водах. Поэтому заявление Блэра звучало очень сдержанно.



Тони Блэр: Я доволен тем, что 15 военнослужащих были освобождены. Я знаю, что это принесло облегчение не только им самим, но и их семьям, которые испытывали такое волнение и тревогу все эти 12 дней. Мы же в течение этого времени старались вести себя уравновешенно, твердо, но спокойно, не торгуясь, но и не идя на конфронтацию.



Кирилл Кобрин: 8 матросов и 7 морских пехотинцев британских ВМС были захвачены 23 марта в северной части Персидского залива на границе территориальных вод Ирака и Ирана. Тегеран объявил их в нарушении своей морской границы. Инцидент произошел сразу после принятия Советом Безопасности ООН резолюции, осуждающей Иран за отказ свернуть ядерную программу. Большинство западных журналистов и политиков считает, что задержание моряков стало своего рода ответом на этот документ и одновременно попыткой повлиять на США и Великобританию.


Наш корреспондент в Нью-Йорке Ян Рунов побеседовал об этом с известным американским экспертом.



Ян Рунов: Иранская сторона представляет освобождение британских моряков как жест доброй воли, как подарок Лондону и всему Западу Может ли стать ответным жестом смягчение американской позиции в отношении иранской ядерной программы? - спросил я у вице-президента вашингтонского Совета по американской внешней политике Илана Бермана.



Илан Берман: Нет. Хотя иранское руководство, видимо, рассчитывает на это. Сам захват моряков сразу после принятия Советом Безопасности дополнительных санкций против Ирана показывает, что Тегеран искал какого-то противодействия. Но не думаю, что ядерная проблема может быть решена только потому, что Иран сделал дипломатический жест, отпустив англичан. Если иранское руководство хотело таким образом изменить отношение мира к своей ядерной программе, то это ошибка.



Ян Рунов: Ранее в Ираке американцами были арестованы пятеро граждан Ирана. Говорят, Белый дом опасался, что иранское руководство будет настаивать на обмене и что оно отпустило англичан в надежде на такой же шаг со стороны Америки...



Илан Берман: Английские военнослужащие находились в Ираке по мандату ООН, тогда как иранские члены так называемой «Революционной гвардии» (а не дипломаты, как утверждает иранская сторона) вели разведывательную или подрывную работу на территории соседнего государства. Статус тех и других нельзя сравнивать. Мир оказался свидетелем очень опасной ситуации. За последние пять лет Иран много раз нарушал международные законы и нормы, поддерживая терроризм, обогащая уран, вмешиваясь в дела Ирака, захватывая заложников, но за это Тегеран, как получается, не только не был наказан, а даже наоборот, оказался вознаграждён. Для иранцев урок совершенно ясен: можно продолжать запугивать международную общественность самыми недопустимыми средствами. Суть урока, преподанного иранцами Западу, в том, что радикалы действуют эффективнее умеренных, могут оказывать давление на Запад, готовы гораздо решительнее идти на эскалацию конфликта, чем Англия и другие члены международной коалиции, и что будет только хуже, если мир не пойдёт на уступки в вопросе об иранской ядерной программе.



Андрей Шарый: Сейчас в прямом эфире Радио Свобода корреспондент нашего радио в Лондоне Наталья Голицына. Она весь день внимательно следит за передвижениями британских моряков.


Наталья, видимо, они уже прибыли на территорию военных базы в Денвере, не так ли?



Наталья Голицына: Да, это правда. После 13 дней плена британские моряки прибыли сначала в Лондон в полдень по местному времени, куда они прилетели на рейсовом самолете British Airways в салоне бизнес-класса, он был освобожден специально для них. В самолете они переоделись, и уже в аэропорту, когда они выстроились перед телекамерами, они были в своей военной форме. Сразу после этого они пересели на два вертолета и улетели на базу британских ВМС в Девоне, это северный Девон. Там процедура такая. Сразу по прибытии им дали возможность встретиться со своими близкими, а после этого начинается допрос, во время которого они должны будут отчитаться обо всем инциденте, рассказать, как проходило задержание и что происходило с ними в Иране. После этого они пройдут тщательное медицинское обследование, в частности, на предмет того, не применялись к ним психотропные вещества. А вот что будет дальше, известно пока только руководству военно-морских сил. Скорее всего, морякам дадут отпуск, который они проведут в кругу семьи.



Андрей Шарый: Как воспримет возвращение британских моряков местная общественность. Очевидно, что родственники их рады, я, собственно говоря, видел сегодня несколько репортажей британских сателлитных телеканалов, понятно, что говорят их родные. Тем не менее есть ли какие-то интересные отклики британского народа, скажем так?



Наталья Голицына: Прежде всего надо сказать, что и вчера, как только стало известно об их освобождении, и сегодня по телевидению непрерывно показывают интервью с их родственниками и друзьями, которые, как вы правильно отметили, выражают восторг и радость в связи с освобождением своих близких. И надо сказать, что в целом англичане, конечно, по-человечески рады освобождению соотечественников, а вот комментаторы склонны полагать, что освобождение моряков было хорошо спланированной пиар-акцией иранского президента, а вовсе не триумфом британской дипломатии.



Андрей Шарый: Политики согласны с такого рода оценками? Премьер-министр, похоже, оказался в непростой ситуации?



Наталья Голицына: Да, ему не позавидуешь. Хотя надо сказать, что позавчера, во вторник, он заявил, что ближайшие 48 часов будут решающими в разрешении этого кризиса. И он был прав: на следующий день их просто освободили. Так вот, то, что касается реакции политиков и британских властей, то именно характерна в этом отношении реакция самого Блэра. После прибытия заложников на родину он дал короткую пресс-конференцию у входа в свою резиденцию на Даунинг-стрит, 10. Блэр заверил журналистов еще раз, что никакой сделки с Ираном не было в обмен на освобождение, и тут же он обвинил иранский режим в том, что он финансирует, вооружает и поддерживает террористов в Ираке, где, кстати, в день прибытия моряков погибли сразу четыре британских солдата. Блэр заявил, что во время дипломатического кризиса его правительство придерживалось (вот он так выразился) двухсторонней стратегии, которая заключалась в том, чтобы одновременно организовать международное давление на Иран и в то же время оставаться открытым для диалога. Что же касается реакции министерства обороны, то его глава Дэс Браун заявил, что освобожденные моряки и морские пехотинцы вели себя мужественно и с достоинством, что, надо отметить, оспаривают многие британские наблюдатели.



Андрей Шарый: Журналисты как-то будут допускаться к этим морякам или пока это не известно?



Наталья Голицына: Пока это неизвестно, но зато журналисты уже задают вопросы, и эти вопросы публикуются в газетах, и они адресованы и правительству, и руководству армии и флота и требуют на них скорого и быстрого ответа.



Андрей Шарый: Наталья, вы отмечали в одном из прежних своих репортажей (и об этом же говорили и эксперты Радио Свобода), что британская пресса, как по команде, сохраняла большую деликатность относительно обстоятельств того, как моряки попали в плен, кто за это несет ответственность, как вело себя военное командование, их командование… и, собственно говоря, по поведению и самих моряков, которые, очевидно, находились под давлением, и все эти улыбки и рукопожатия с Ахмадинеджадом, очевидно, были вынужденными. Тем не менее, каков список тех вопросов, которые пресса уже сейчас успела задать военному начальству и политическому руководству страны?



Наталья Голицына: Первое, что хотят узнать, это почему британские моряки оказались такой легкой добычей для иранцев, которые, как уже теперь ясно, заранее планировали их захват? Или почему находившиеся поблизости эсминец "Корнуолл", на котором, собственно, и базировались вот эти захваченные моряки, им не помог, хотя оттуда и даже без бинокля все было видно, что происходит? Следующий вопрос: почему вертолет с "Корнуолла", который прикрывал моряков, когда они проводили досмотр торгового судна, то есть в момент захвата их иранцами, вернулся на корабль, оставив их без прикрытия во время захвата, во время ареста? И главное: почему англичане сами не оказали сопротивления и так быстро "запели" в плену? Надо сказать, что американские военные в Ираке также выражают недоумение по этому поводу. Но оказывается, как говорят эксперты, устав британских ВМС, который подробнейшим образом регламентирует, когда военнослужащим разрешается открывать огонь, не позволяет вооруженное сопротивление. Кроме того, англичане были вооружены только легким стрелковым оружием, в то время как у иранских гвардейцев были крупнокалиберные пулеметы и гранатометы.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG