Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Почему российские генералы предсказывают американо-иранский конфликт? Какого президента хотят американцы? Религия в борьбе со СПИДом


Юрий Жигалкин: Почему российские генералы настойчиво пророчат военный конфликт между Соединенными Штатами и Ираном? Очередная пресс-конференция, на которой глава противовоздушной обороны Москвы обсуждал способность иранских противовоздушных сил отбить американскую ракетную атаку, совпала с возвращением на родину британских солдат, захваченных Ираном, эпизод, во время которого и Великобритания и Соединенные Штаты демонстративно ставили только на дипломатию. Мало того, некоторые западные комментаторы видят за неожиданной уступчивостью Тегерана его готовность идти на компромиссы и в переговорах о его ядерной программе. На таком фоне апокалиптические прогнозы российских военных, назвавших даже дату американского удара по Ирану, явно режут глаз. Но, как считает мой собеседник вице-президент Лексингтонского института Дэниэл Гурэ, который в прошлом был одним из руководителей департамента военно-воздушных сил в Пентагоне, генералы могут выполнять вполне определенную задачу.



Дэниэл Гурэ: Суть этой кампании - не предупредить о намерениях США, которые якобы стали известными российской разведке. Все похоже на то, что генералы выступают в роли рекламных агентов, превозносящих российское оружие. Они пытаются эксплуатировать напряженность вокруг Ирана, чтобы сбыть противоракетные комплексы, на которых они делают хорошие деньги.



Юрий Жигалкин: И весе же, как вы думаете, смогут иранские ПВО дать достойный ответ в случае атаки?



Дэниэл Гурэ: Не думаю, честно говоря. Во-первых, наличия даже современных антиракетных комплексов не достаточно для создания интегрированной системы противовоздушной обороны. Во-вторых, у Ирана, насколько мы знаем, нет лучшего из российского арсенала, например, систем, которые подавляют системы наведения, у них нет современных радаров. В-третьих, опыт свидетельствует, что и в бывшей Югославии, и в Ираке американская армия смогла нейтрализовать противовоздушную оборону безо всяких проблем. А сегодняшние американские ракетные системы несравнимы даже с тем, чем располагал Пентагон в 1998 году и что анализировали российские специалисты.



Юрий Жигалкин: В таком случае, почему Вашингтон так обеспокоен экспортом в Иран российских противовоздушных комплексов?



Дэниэл Гурэ: Главная причина - мы хотим видеть Россию на нашей стороне. Поддерживая Иран, продолжая сотрудничать с ним в военной области, Москва внушает Тегерану ложное чувство уверенности в том, что США, международное сообщество не решатся прибегнуть к силовой акции, что цена ее будет слишком высокой. В таком же заблуждении во многом благодаря Москве пребывал и Саддам Хусейн, который считал, что он не уязвим или менее уязвим в случае атаки.



Юрий Жигалкин: А насколько, как вы считаете, все-таки вероятна атака?



Дэниэл Гурэ: Я думаю, вероятность того, что Соединенные Штаты могут прибегнуть к силе с тем, чтобы предотвратить появление ядерного оружия в руках Ирана существует, но лишь в отдаленном будущем. В ближайшее время только иранская атака против американских войск или американских объектов может повлечь такой ответ.



Юрий Жигалкин: Настойчивая информация, исходящая от источников в Москве о готовности Соединенных Штатов нанести удар по Ирану, впрочем, не первый пример своеобразной и, как правило, превратной трактовки Москвой намерений Соединенных Штатов. В прошлом эти просчеты приводили к серьезным обострениям в двусторонних отношениях. Возможно ли, что Кремль действительно верит в то, что говорят генералы, и чем это может быть чревато? Мой собеседник профессор Мичиганского университета Владимир Шляпентох.



Владимир Шляпентох: Это возможно, особенно учитывая, что нынешний руководитель российского государства обладает большей властью, чем любой генеральный секретарь после Сталина. Вокруг него нет ни институтов, ни людей, которые каким-то образом способны контролировать его действия. Поэтому от восприятия Путиным тех или иных событий сейчас зависит необычайно много. Такого, я бы сказал, самонадеянного, неограниченного правителя Россия практически, если исключить Сталина, не знала. Поэтому опасность позиции России в современном мире еще связана с неограниченной властью у одного человека.



Юрий Жигалкин: И какова вероятность, как вы считаете, неверного шага России в этой щекотливой ситуации?



Владимир Шляпентох: Я думаю, Путин, в общем, очень осторожный человек, осторожный и не очень смелый в своих действиях ни во внутренней политике, ни во внешней политике. Поэтому я не думаю, что существует серьезная опасность резкого ухудшения российско-американских отношений в связи с Ираном.



Юрий Жигалкин: А эта игра с заявлениями российских генералов?



Владимир Шляпентох: Они никакого влияния на Путина иметь не будут. Это некая идеологическая акция, потому что путинскому режиму нужно поддерживать достаточно высокий уровень антизападных настроений и ксенофобии, это необходимо для его легитимности. Но от идеологических действий Кремля до каких-то практических политических шагов очень большое расстояние.



Юрий Жигалкин: Продолжение эпохи добрых экономических времен предрекает Международный валютный фонд Соединенным Штатам и миру. Представляя в четверг полугодовой прогноз всемирного экономического развития, главный экономист МВФ Саймон Джонсон заявил, что вероятность экономического спада в США, вероятность рецессии ничтожна. Сотрясения на рынке недвижимости, по его словам, ограничены этим узким сектором, их негативные последствия не коснулись других областей экономики. Мало того, слабость американской экономики, служившая прежде катализатором экономического спада во всем мире, ныне не столь опасна, благодаря появлению новых экономически значительных держав - Китая и Индии. Их спрос может удержать на плаву глобальную экономику в случае рецессии в США.


Какими качествами должен обладать кандидат в президенты? Этот вопрос задали тысяче американцев социологи из Института Гэллапа. Подавляющее большинство - около 80% - хотят видеть в Белом доме сильного, решительного лидера, человека твердых моральных устоев. В этом разногласий нет. Но должен ли он быть опытным политиком с опытом государственной работы? Совершенно необязательно. Лишь около трети опрошенных назвали опыт среди главных качеств кандидата. Будущему президенту не возбраняется и супружеская неверность, для 70% респондентов это не играет никакой роли. 80% готовы избрать в президенты кандидата, пробовавшего в прошлом наркотики - вещь неприемлемая для избирателей всего 20-30 лет назад. Согласно результатам других недавних опросов, на выборах 2008 года ни пол, ни раса, ни возраст кандидата не будут однозначно негативным фактором в глазах избирателей, что дает право надеяться на успех почти всем нынешним основным кандидатам в президенты.


Религиозность может стать важным инструментом в борьбе с распространением СПИДа. Такой неожиданный тезис выдвинули эксперты из уважаемой американской исследовательской организации - корпорации Рэнд. Они, не исключено, приурочили к Пасхе, публикацию результатов исследования, которое свидетельствует о том, что люди, зараженные ВИЧ-инфекцией, в жизни которых вера играет большую роль, гораздо реже других выступают в роли распространителей СПИДа. Объяснить этот феномен я попросил профессора медицины Даниила Голубева.



Даниил Голубев: Пытаясь разобраться в том, что может препятствовать распространению этой инфекции, обращают внимание на разные стороны человеческого поведения и отношения к окружающим. Одним из таких элементов, весьма существенным, оказалась религиозность. Оказалось, что люди верующие и ощущающие свою связь с Богом более трепетно относятся к окружающим, речь идет о таком своеобразном альтруизме, они пытаются в своем поведении не принести вред окружающим, и фактически это выражается в том, что они более сдержанно относятся к случайным сексуальным связям, реже их заводят и не пытаются или, во всяком случае, пытаются себя ограничить в том, чтобы заразить другого человека.



Юрий Жигалкин: Интересно, что американские эксперты призывают использовать это открытие как инструмент в борьбе со СПИДом. Это возможно, на ваш взгляд?



Даниил Голубев: Ни инструментом, ни частью программы по фактическому предотвращению распространения инфекции, конечно, это быть не может, потому что сам факт того, что обследование проводилось уже среди вирусоносителей, ВИЧ-инфицированных людей, свидетельствует о том, что они не в коей мере не были предотвращены своим умонастроением, своей религиозностью от того, чтобы быть самим инфицированными. В дальнейшем их поведение скажется на интенсивности распространения, но это нельзя делать инструментом. Всякого рода улучшения морального самоощущения человека, его нравственной ответственности перед окружающими (а церковь, в общем, к этому склоняет и это пропагандирует) - это вещи положительные, их не надо только переоценивать, и они, эти призывы, иногда приходят в полное противоречие с реальностью. Обратите внимание на такое обстоятельство. По данным этого опроса, при половых сношениях католики чаще используют презервативы, чем другие верующие или чем неверующие люди, а ведь согласно декрету Ватикана все виды противозачаточных средств запрещены. Таким образом, индивидуальное представление о моральных ценностях, о безопасности в данном случае перевешивает религиозный запрет и сказывается, кстати, положительно на динамике распространения инфекции. Поэтому преувеличивать роль призывов и толкований религиозных в реальной эпидемиологической практике не нужно.


XS
SM
MD
LG