Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иракская полиция ведет расследование убийства багдадской журналистки Хамаиль Мухсин Халаф


Программу ведет Андрей Шарый. Прини мает участие корреспондент Радио Свобода Ирина Лагунина.



Андрей Шарый : Иракская полиция ведет расследование убийства багдадской журналистки Хамаиль Мухсин Халаф, которая работали внештатным корреспондентом иракской редакции Радио Свобода/Свободная Европа. В течение многих лет она была самой популярной телевизионной ведущей в Ираке. Последняя программа Хамаиль Мухсин Халаф прозвучала в нашем эфире 4 апреля, позавчера. О смерти коллеги стало известно на день позже. Рассказывает Ирина Лагунина.



Ирина Лагунина: «Поколения» - так называется эта серия программ Радиостанции Свободный Ирак, иракской службы Радио Свобода. Хамаиль искала то, что соединяет поколения. И нашла то, без чего в Ираке, увы, не могли жить ни люди в 40-х годах прошлого века, ни сегодняшняя молодежь. Об этом был ее последний репортаж:



Хамаиль Мухсин Халаф : Дамы и господа, керосинка - это друг семьи и соратник в течение поколений. Нет точных данных о том, когда появилась первая керосиновая или мазутная лампа, но все свидетельствует о том, что древние иракцы первыми догадались освещать свои пещеры с помощью огня. «Ляля» - разговорное название керосинок, которые появились в 40-х годах, затем впали в немилость в 50-х и 60-х, а затем повсеместно вернулись в жизнь из-за нового кризиса с электричеством.


Хулуд Мухаммад встретилась с аль-Хаджем Абу Мухаммадом и аль-Хаджей Галией Бадр, чтобы послушать их историю об их вечерних разговорах вокруг «Ляли» или газовой лампы. Новое поколение иракцев тоже говорит о «Ляле» как о постоянном партнере в годы Второй войны в Персидском заливе, о том, какое важное место она занимает в иракском доме, как будто она не хотела уходить, предвещая наступающий кризис с электричеством.



Абу Мухаммад : Я родился в 1939 году, и начиная с 40-х в нашей семье было множество «Лялей» и мазутных ламп, электричества у нас не было. Потом нам привезли газовые светильники. Но вначале мы полагались только на «Лялю» и прожили так лет 10-15. Потом появились электрические столбы, и на улице часов в 8 или в 7 вечера зажигали свет. Часов у нас не было, так что точно не знаю, но с закатом свет зажигался. А дома мы по-прежнему пользовались «Лялей». Мы играли у этих ламп, веселились, как и наши соседи. По вечерам «Ляля» вывешивалась на кровлю крыши, и взрослые ходили в гости к соседям или принимали их у себя.



Хулуд Мухаммед : И по вечерам в свете «Ляли» семья и друзья вели беседы?



Абу Мухаммад : Да, мы ставили «Лялю» и садились вокруг. Сидели, праздновали, женились, провожали свадебные процессии - все в свете «Ляли».



Хулуд Мухаммед : Из того же поколения - аль-Хаджа Галия Бадр. Она вспоминает, как в старые времена «Ляля» освещала палатку из козьей кожи, в которой жила ее семья, и как родные собирались вокруг лампы.



Аль-Хаджа Галия Бадр : После обеда мы протирали и чистили «Лялю», наполняли ее керосином, ставили новый фитиль. Потом мы шли на поле, собирали урожай, и вечером возвращались домой. Я молола муку, а потом вновь меняла фитиль и заправляла «Лялю» керосином. Каждый раз, когда фитиль догорал, мы ставили новый. И лампа вновь работала, давала свет и не коптила.



Хулуд Мухаммед : Сколько вас было в семье?



Аль-Хаджа Галия Бадр : Отец, мать и еще человек двадцать.



Ирина Лагунина: О гибели журналистки говорит глава бюро Радио Свободный Ирак в Багдаде Набиль аль-Хайдари:



Набиль аль-Хайдари : Это - послание от тех групп сопротивления, которые не любят жизнь, не любят правды. Кстати, Хамаиль в своей работе всегда уделяла основное внимание жизни простых людей, иракских семей, детей, женщин. Она никогда не занималась политикой, она любила социальные истории. Во всех ее репортажах, которые я вновь послушал за последние два дня, я почувствовал, что она пыталась быть настоящим голосом простых иракских людей.



Ирина Лагунина: Хамаиль Мухсин Халаф была убита в центре города, в довольно опасном смешанном шиитско-суннитском районе, где она жила. Она и раньше слышала угрозы, от которых не спасало даже то, что она была звездой иракского телевидения в последние 27 лет. Зная об опасности, отправила двух дочерей в соседнюю Сирию. После ее смерти телестанция, на которой она проработала половину своей жизни, объявила о том, что будет выплачивать ее дочерям ее зарплату.



XS
SM
MD
LG