Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зачем мы ходим в гости?




Виктор Ерофеев: Сегодня у нас в гостях: журналист Мария Шахова, поэт Татьяна Щербина, фотограф Александр Тягны-Рядно и режиссер Илья Хржановский. Тема нашей передачи – любите ли вы ходить в гости? Я собрал сегодня интеллигенцию и решил разобраться, насколько у нас остается эта привычка эта традиция ходить в гости, а может она поменялась, как изменилось это. И вообще, зачем мы ходим в гости. Вот такой вопрос, который я хочу с вами обсудить. Любим ли мы ходить в гости? Понятно, русские люди в гости любят ходить - это уже такая традиция у нас вековая. Вообще, надо сказать, вся мировая литература любит ходить друг к другу в гости. Вспомним, например, произведение Платона «Пир», там все приходили в гости. Вообще, если бы не было гостей, темы гостей, то и литературы не было бы, а тем более драматургии не было бы. Вообще я так подумал, что все, что ни происходит, все в гостях. Но может быть, если не в гостях, то в кафе или баре или еще где-то, но как-то не дома, все куда-то рвутся. Давайте мы подумаем, вот Наталья из Москвы звонит, но подождите, Наталья, мы сначала начнем с Маши Шаховой, она замечательная, хозяйка живет под Москвой, я приезжаю к ним, у них всегда очень вкусно и много гостей. Это в одну сторону. А ты сама любишь ходить в гости и почему?



Мария Шахова: Я не люблю ходить в гости.



Виктор Ерофеев: Вот начинается!



Мария Шахова: Это ужасная история.



Виктор Ерофеев: Вот это импровизация! Сейчас выясниться, что никто не хочет ходить в гости.



Мария Шахова: То есть я любила ходить в гости и все всегда знали, что сейчас прибежит Шахова, ее надо накормить и положить поспать, чтобы она отдохнула. И я выспалась, подключалась к разговору и было очень весело. Потом я очень любила ходить в гости, потому что надо было как-то наряжаться, краситься и выпендриваться. А потом это тоже стало скучно.



Виктор Ерофеев: Наряжаться, краситься и выпендриваться.



Мария Шахова: И мне надоело, и я не люблю ходить в гости.



Виктор Ерофеев: Хорошо. Если ты не любишь сама. А вообще люди, зачем, перечисли мне мотивы, по которым люди ходят в гости? Они ходят поесть или хотят посплетничать, как ты думаешь?



Мария Шахова: Я думаю, и поесть, и посплетничать, и себя показать, на других посмотреть и узнать кое-что у кого-то. Конечно, и посидеть, и поболтать, и пококетничать.



Виктор Ерофеев: Флирт тоже должен быть?



Мария Шахова: Обязательно, конечно.



Виктор Ерофеев: Кстати, в продолжение темы о том, кто ходит, кто не ходит в гости у нас совершенно замечательный есть на сайте ответ от Славы из города Новосибирска. На вопрос «любители вы ходить в гости?», слава ответил одним слово. Догадайтесь, каким? «Нет». Давайте Наталью послушаем из Москвы.



Слушательница: Здравствуйте. Может быть вы уже побывали в гостях. Я думаю, что тема ваша прекрасная сегодня, потому что разобщение уже достигло какой-то точки кипения в России. Раньше я думала, знаете, так: хорошо, я к богу пришла, я уверовала, и круг мой начал сужаться постепенно. То есть, наверное, заблуждение было, хотя церковь призывает по духу людей находить. А сейчас я считаю, что, во-первых, на фоне происходящих событий, которые нас тащат в бездну и после всяческих экстремистских выпадок, мне кажется, что диалог и в рамках визитов в гости друг к другу между интеллигенцией, допустим, русской и еврейской необходим. Это хорошо бы сделать в гостях друг у друга. Ведь до 17 года диалог этот был предложен, он не состоялся и люди ходили друг другу в гости, но они хотели друг друга слышать. И вот мне кажется, что сейчас пришло время ощущать себя единым целым, выяснить, наконец, дурацкие претензии друг к другу, кто выставки делает, кто на евреев нападает, кто на православие нападает и спастись каким-то образом. Давайте ходить друг к другу в гости.



Виктор Ерофеев: Наталья, очень позитивно. Я рад, что у вас такая позиция. И действительно, в гости мы ходим не по национальному признаку, как я представлю, но можно ходить в гости к разным народам, в разных государствах. И от этого ничего плохого не будет, тем более в наше время, когда действительно есть с этим проблемы. Таня, а ты как с гостями? Я тоже знаю, что ты гостеприимная хозяйка. По обратному принципу: почему вы любите принимать гостей, но все-таки обратный ход. Я надеюсь, что ты скажешь, что ты любишь ходить в гости?



Татьяна Щербина: Витя, ты понимаешь…



Виктор Ерофеев: Поэты должны любить ходить в гости. Пожалуй, скажи, что ты любишь ходить в гости, не разочаровывай меня.



Татьяна Щербина: Вот смотри, здесь собрались разные люди, я пришла сюда, я же не знала, кто здесь будет, правильно?



Виктор Ерофеев: Я очень обрадовался, по-моему.



Татьяна Щербина: Вот смотри: вот Маша Шахова, которая у нас была в гостях, вот Илья, который, по-моему, не был никогда, но его отец, тоже режиссер Андрей Хржановский бывал у меня неоднократно в гостях, ты бывал, о Саше я не говорю.



Виктор Ерофеев: Он все время в гостях.



Александр Тягны-Рядно: Однажды пришел в гости и остался.



Татьяна Щербина: Таким образом, а это может быть какая-то случайность, если бы ты позвал других людей, оказалось бы ровно то же самое.



Виктор Ерофеев: Нет, у нас в России нет случайностей, у нас все закономерно. Случайность - это на Западе.



Мария Шахова: Тогда нужно выяснить, что такое слово «гости», что это означает, что за действие.



Татьяна Щербина: Я вам скажу, что для меня это делится на две половины хронологически. До какого-то года, сейчас не помню, какого, скажем, до 90-го, когда я пять лет не жила в Москве, то гости это была такая вещь: у меня в доме всегда были люди, иногда три человека.



Виктор Ерофеев: Я помню хорошо.



Татьяна Щербина: Иногда десять человек, иногда кто-то приводил собой. Звонок в дверь, открываю: стоит какой-нибудь приятель, с ним еще три человека. «Знаешь, мы проходили мимо твоего дома, решили зайти». Как бы нормальная ситуация. Заходит с тортиком или еще что-то. Какие-то чаи бесконечные. Поскольку я не пьющий человек, у меня в основном были чаи, я не разрешала напиваться. Тогда очень многие напивались.




Виктор Ерофеев: Ходили в гости, чтобы напиться.



Татьяна Щербина: Я это не позволяла.



Виктор Ерофеев: Поесть, все-таки и напиться. А потом, что хозяйка должна делать, если гость напился?



Татьяна Щербина: Я это в принципе не допускала, у меня один был такой поэт, приятель Саша Еременко. Я когда он приходил, убирала весь абсолютно алкоголь из дома.



Виктор Ерофеев: А он приносил с собой.



Татьяна Щербина: Потом смотрю: одеколон стоит, одеколона нет. Стала убирать одеколон, духи, все, что такое было. Потом опять приходит Еременко и идет в ванну, а я знаю, что я все убрала и думаю, что же такое, что-то там делает такое? Я захожу, и что же я вижу: он выдавил тюбик зубной пасты в стакан, разбавил его водой и пьет это.



Виктор Ерофеев: Довела ты. Лучше бы бутылку водки поставила. Виктор Павлович из Курской области. Виктор Павлович, вы любите ходить в гости?



Слушатель: Виктор, знаете, я часто вижу на экране телевизора и в различных передачах, у Малахова были. Что я вам хочу сказать: когда в советский период времени обычно по гостям ходили к товарищам, к родственникам, к знакомым хорошим. Тогда, например, я получал 149 рублей уполномоченный Стройбанка, мой товарищ был инженером, получал 130 рублей. А сейчас я получаю пенсию 1600 рублей. Как-то мне, если я приду к кому-то, мне уже 65 лет, вроде как бы время прошло, учился в Москве, в Плехановском институте, в свое время в ленинградском финансово-экономическом. И я пришел, у них может быть смущение быть, незваный гость хуже татарина.



Виктор Ерофеев: Ладно, про татар мы сегодня вообще не должны. У нас и так проблемы с карикатурами. Виктор Павлович, действительно это проблема придти в гости и цветочки не принести, на 1600 рублей действительно много цветов не купишь. Правильно Таня Щербина сказала по-разному ходим в гости.



Татьяна Щербина: Это было раньше.



Виктор Ерофеев: Это было раньше, а теперь мы ходим по-другому. Григорий из Москвы, как у вас с гостями, вы любите ходить в гости?



Слушатель: Приветствую вас. Я, во-первых, знаете, Виктор, попросил бы вас и ваших гостей не смешивать прием гостей. Все-таки это большая тема - поход в гости. А прием гостей – это можно следующую передачу сделать. Поход для таких дел, чтобы где-то рестораны, клубные места. Потому что я от этого сильно страдаю, я знаю, как за рубежом во дворе люди могут выйти и посидеть в пабе в каком-то ближайшем. Это зависть моя с детства, с ранних лет, сколько приходилось в детстве ездить за границу, я всегда завидовал. А вот что касается похода в гости, я не люблю. Я не знаю, как, например, может быть в апартаментах это легче сделать, а московские квартиры. Все начинается со смены обуви, я этот барьер не могу перешагнуть: то ли ходить в носках, то ли в тапочках, то ли приносить с собой. Вот этот барьер. Интересные люди. Я не беру, когда я ходил в студенческие годы к своим друзьям или к любимой девушке, именно гости - в полноценную семью идешь, не знаешь, как себя вести уже с порога.



Виктор Ерофеев: Верно, Григорий, абсолютно точно. Действительно, придут гости в костюме, в галстуке, а им говорят – снимайте ботинки. И вот человек в тапочках или в носках и в костюме и причесан. А что с девушкой: как снимать сапоги, чего одевать, если она туфли не взяла?



Мария Шахова: Признаки какого-то нового времени, потому что раньше такого не было. Я помню, к родителям приходили друзья, никто не требовал переодеться в тапочки.



Виктор Ерофеев: Переодеться – ладно, а вот с тапочками. Я тоже все время думаю, что у нас такая культурная ситуация, мы зависаем между Западом и Востоком. В некоторые гости приходишь, они говорят - не надо снимать обувь, как на Западе, а в некоторые, как бы стоят сразу ряд тапочек, любые тапочки.



Мария Шахова: Может там паркет новый.



Виктор Ерофеев: Нет, просто есть традиция, там совсем недалеко к востоку от Москвы все снимают обувь, а к западу от Москвы никто не снимает обувь. Вообще надо сказать, что Григорием поставлен вопрос. Интересно, кстати говоря, что он делал за границей, когда был маленький в советское время, непонятно. Но вопрос поставлен правильно, потому что есть действительно смущение, потому что нет общего ритуала: приходишь в гости и твердо знаешь, что там надо делать. А вы цветы приносите, тортики приносите, как Таня говорит - ей приносили в гости тортики. Это серьезное дело, можно было вообще ничего не готовить, только чай подавать с сахаром. А вы ходите в гости, что вы приносите, с подарками идете? У нас непонятно. За границей надо приходить с цветами, а у нас с бутылкой приходили раньше. Саша, с чем ты приходил в гости раньше?



Александр Тягны-Рядно: Разумеется, с бутылкой.



Виктор Ерофеев: Бутылкой чего?



Александр Тягны-Рядно: В зависимости от того, сколько у меня было в кармане денег. Раньше это было достаточно актуально в какие-то студенческие времена, тогда чаще ходили в гости и не надо было особых поводов для этого. Если у тебя появлялись лишние три рубля в кармане, то это был уже повод, чтобы пойти в гости.



Виктор Ерофеев: И все были тебе рады.



Александр Тягны-Рядно: Сейчас уже какие-то, появляются много разных условностей, нужны приглашения, поводы.



Виктор Ерофеев: Дни рождения.



Александр Тягны-Рядно: При этом опять же я кого-то приглашаю, спрашивают: а как одеться? Уже таких много всяких.



Виктор Ерофеев: Даже до этого дошло, раньше не спрашивали. То, что Григорий сказал: как же так, надо создать атмосферу, а тут маленькие квартиры или еще чего-то. У нас Николай Кузнецов из Москвы пишет: «В гости домой приглашают только близких людей». Совершенно не согласен. Раньше, чем меньше была квартира, чем теснее, тем больше приглашали, потому что большую квартиру надо было убирать, чистить, драить. А на кухне - мы люди кухонной культуры. Мы когда приходили в гости, нас сразу вели на кухню и там мы даже меньше ели, чем разговаривали. А теперь все наоборот. Кузнецов Николай пишет, что близких людей таких в нашем обществе все меньше. Действительно, рождений мало и сужается круг нашего общества. «А с другими проще назначить встречу в ресторане, да и готовиться к такой пустой встрече не надо – повара все приготовят». Все-таки, смотрите, русский человек: в ресторане – это пустая встреча, это не настоящие гости. Я, кстати говоря, согласен, придти домой. Мы иногда с Женей дома приглашаем гостей и когда приходят гости, они говорят: это возрождение традиций. То есть значит она прервалась, а потом возродилась. Илья, вы любите ходить в гости?



Илья Хржановский: Вы знаете, я ходить в гости люблю, хотя…



Виктор Ерофеев: Илья более молодой человек, чем другой у нас мужчина, про женщин мы не говорим, они всегда молодые, поэтому интересно посмотреть более молодую точку зрения, проверить.



Илья Хржановский: Молодая точка зрения заключается в том, что ходить в гости, конечно, приятно и хочется. А с другой стороны, не особо есть к кому, к сожалению. С другой стороны, в принципе среди моих ровесников другого типа поколение растет, я к нему, к счастью или к сожалению, в любом случае все-таки отношусь. Гости – вещь все-таки процесс интимный. Потому что вы открываете свою жизнь или кто-то открывает свою жизнь. А так как люди предельно закрытые и все способы коммуникаций новых они эту закрытость максимально обеспечивают, то гости практически – это редкий момент, как кто-то ходит в гости.



Виктор Ерофеев: Вы слышите - это голос нового поколения, потому что раньше люди с удовольствием открывали свою жизнь. Они даже если жили скромно, они хотели не показать, как они живут, они хотели именно преодолеть, вот может быть преодолеть скромный, а иногда очень скромный быт через общение. И у нас была единственная роскошь – это роскошь человеческого общения. Ольга из Москвы нам звонит. Оля, как у вас, вы любите ходить в гости?



Слушательница: Здравствуйте. Да, я люблю ходить в гости. И в общем-то мало что изменилось по сравнению с прежним, хотя круг общения сохранился все тот же. У меня много подруг, которые меня ждут на кухне, проблем тапочек нет никаких, там действительно ботинки снимают. И это на кухне.




Виктор Ерофеев: О чем вы говорите в гостях с подругами?



Слушательница: С разными подругами разное. Есть подруга-правозащитница, там обычно разговор идет на социальные темы, темы политики, подписываются бумаги. Есть такая подруга.



Виктор Ерофеев: А правоохранительницы нет подруги, где ругают диссидентов?



Слушательница: Где ругают диссидентов? Нет, такой у меня нет подруги. Есть подруги, с которой просто обсуждаешь ее проблемы домашние, свои проблемы.



Виктор Ерофеев: Достаточно глубоко, можно говорить совершенно открыто?



Слушательница: Да, можно полностью все рассказывать. Есть подруга, которая каждое лето куда-то ездят и снимают видеофильмы, и они ждут меня, чтобы я приходила смотреть эти видеофильмы.



Виктор Ерофеев: Они корыстные такие, есть, кому показать. Хорошие фильмы или скучно смотреть?



Слушательница: Нет, интересно, потому что то это Италия, то это Индия в этом году.



Виктор Ерофеев: А то иногда наснимут фильмов и сидишь, зеваешь.



Слушательница: Нет, это то, где они бывают, они рассказывают и показывают. Очень интересно мне. До сих пор меня ждут дальше продолжение смотреть.



Виктор Ерофеев: Оля, скажите, изменилось раньше и теперь?



Слушательница: Это те же люди, к которым я ходила раньше и практически с ними у меня ничего не изменилось, они меня так же ждут и так же находим время, когда они свободны, я свободна, и это свободный разговор, непринужденный. И все друг другу рады, есть о чем поговорить. Приносить? Я всегда приношу в разные места по-разному. В одно место можно принести, что у тебя есть дома, хотя смотришь, что у тебя есть какие консервы, пачку сахара, потому что знаешь, что этому человеку все равно что.



Виктор Ерофеев: Оля, спасибо. Вот прозвучал голос человека, который действительно любит ходить в гости.


Вот Денис пишет нам: «Гости нужны для того, чтобы отвлечься от дурных мыслей». Илья, прокомментируйте, что сказал Денис. Зачем человеку дурные мысли иметь, может быть можно и без гостей отвлечься от дурных мыслей или вообще отречься? Правильно Денис рассуждает или есть какие-то другие выходы из положения?



Илья Хржановский: Если у человека есть способ выхода – это прекрасно.



Виктор Ерофеев: У вас, кстати говоря, в фильме «Четыре» тоже ходят в гости, помните, там в тот момент, когда ходят к старушкам, там же тоже в гости пришли.



Илья Хржановский: В деревне совсем другая история, и в селе, и в деревне другой тип открытости у людей.



Виктор Ерофеев: Там не надо звонить заранее по телефону.



Илья Хржановский: Плюс есть такой момент, что все живут как бы единой семьей, наверное. И люди не могут скрыться. Потому что я говорил про то, что мы ходим в гости редко, не по каким-то социальным причинам, а скорее потому, что гости подразумевают открытость и внутреннюю затратность, откровенность, не светскость, я имею в виду не по форме общения, а по сути и невозможность отвлечься. Любой ресторан, клуб дает тебе возможность отвлечься, в любую секунду прекратить, уйти.



Виктор Ерофеев: Из-за стола не встают без разрешения.



Илья Хржановский: Это в обе стороны: принимая гостей, непонятно, как сделать так, чтобы человек ушел.



Виктор Ерофеев: Никак, только если его обидеть, но это не делается у нас.



Илья Хржановский: А в деревне все, никто не может друг от друга скрываться и все друг про друга знают.



Виктор Ерофеев: И поэтому запросто ходят в гости. Чего не сходить в гости, все равно все друг про друга знают. Егор из Петербурга. Егор, как у вас, любите ли вы ходить в гости? Здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер. Спасибо за тему актуальную и нужную. И всем, конечно, добрый вечер. В гости ходить люблю и принимать гостей люблю. С годами стал более аккуратен в этом отношении и стараюсь ходить к людям и принимать у себя людей тех, кто мне интересен. Тут главная определяющая – это, конечно, искренность и интерес. А проблема у меня вот какая, может быть я что-нибудь прослушал - проблема тапочек.



Виктор Ерофеев: Это серьезная проблема.



Слушатель: Это серьезная проблема. И вопрос у меня вот какой: с одной стороны, когда заходят ко мне люди, как правило, люди дорогие, близкие, хорошие или просто интересные и, конечно, я предлагаю им снять ботинки, я чувствую некоторую неловкость. Не могу себе это дело объяснить. С другой стороны, у нас в Петербурге, вы слышали о наших подъездах, о наших дорогах, о наших погодах. И когда человек приходит в той обуви, в которой он был на улице, а у меня, извините, лежат какие-то коврики, я стараюсь следить за чистотой. У меня есть в «большой комнате» так называемой, лежит ковер, на котором я ежедневно делаю не просто зарядку, а делаю разминку, я там кувыркаюсь. И представьте себе, человек придет с улицы, вытрет об эту тряпочку, которую я постелю, и вот он пройдет в этих ботинках, с которых капает или снег течет или грязь или песок. И вот тут у меня раздвоение какое-то. Проблема понятна?



Виктор Ерофеев: Понятна. Давайте мы Машу Шахову спросим, что делать Егору в таком случае?



Мария Шахова: Стараться самому ходить в гости. На самом деле я думаю, что здесь вопрос о том, что называется референтная группа. Все начали ходить практически к своей референтной группе. Закрытость молодого поколения пошло от времени, изменились условия социальные, время наложилось и опять все начали общаться только со своими. И вот эта референтная группа, которую ты ждешь, которая тебя понимает и которая тебя выслушает и она не будет над тобой насмехаться или издеваться за твой спиной, наверное, очень важно стало в каких-то маленьких кухонных общениях. То есть каким-то удивительным образом, имея абсолютно вариант новой Москвы, все вернулись к закрытым маленьким компаниям.



Виктор Ерофеев: Когда открытое общество, то больше тянет на такое общение, как тусовка. Когда государство начинает закрываться, ты правильно сказала, что действительно происходит раздробление, деление, у людей есть некоторые взгляды, которые они не могут высказать, некоторые опасаются, а некоторые просто не хотят. И туда, куда идти? В гости, там есть те самые люди, которые тебя понимают, которым ты можешь пожаловаться, сказать: ой опять погода плохая стала, климат политический меняется или еще что-то. И они не будут говорить: ты что, как? Они тебя поддержат. И тут психологическое происходит облегчение, снимается стресс, открывается частная жизнь. Но Егор говорит насчет тапочек. Может Таня скажет, что делать с тапочками все-таки?



Татьяна Щербина: Могу сказать, что у нас такой проблемы нет.



Виктор Ерофеев: А если грязь?



Татьяна Щербина: У меня есть коврики, люди просто вытирают, но очень многие на самом деле сами хотят снять обувь. Например, зимой.



Виктор Ерофеев: А иностранец, придя в гости, никогда не снимет.



Татьяна Щербина: Не скажи. Вот у меня недавно был как раз француз, и он пришел в ботинках, зима все-таки, но в ботинках обычных.



Виктор Ерофеев: Тапочки с собой принес?


Татьяна Щербина: Нет. Я сначала решила, что он ботинки снимать, я говорю: «Да не надо снимать». «Как не надо?». На ботинки сверху у него надеты были тонкие калоши, такие вот, которые для улицы, он их снимает и остается в ботинках. Когда зимой люди приходят в гости, например, в меховых сапогах или ботинках, жарко в помещении, они хотят снять, у меня есть, конечно, и туфли и тапочки, всякое такое. Но я не заставляю никого снимать.



Виктор Ерофеев: Когда вы идете в гости, Саша, ты говоришь Тане: возьми туфли, чтобы поменять сапоги на туфли? Или ты идешь в гости в сапогах и не меняешь?



Александр Тягны-Рядно: Это, конечно, зависит от того, куда мы идем. Потому что зачастую никакой проблемы с тапочками нет и легко решается, есть тапочки, нет.



Виктор Ерофеев: Когда грязно, Егор правильно говорит, в Петербурге зима. У нас, например, стоит такая легкая швабра. У нас в прихожей плитка, плитка хорошо убирается. Если совсем течет, тут уж ничего не поделаешь, надо предлагать.



Татьяна Щербина: У меня другая проблема. Я вообще редко хожу в гости и к нам, то есть несравнимо, как было раньше. Потом раньше просто: зашли, попили чайку или вина. Сейчас, если ко мне приходят в гости, это значит я должна приготовить ужин, то есть уже целое дело. И поэтому в этом есть некоторая торжественность, так же и наоборот. Для меня проблема не тапочек, а, например, я люблю в гости ездить летом в теплое время, потому что за город, у кого собственные дома, дачи. Просто так за город поедешь, вроде неинтересно погулять, а так вроде погуляешь и к кому-то в гости.



Виктор Ерофеев: То есть и приятно, и полезно.



Александр Тягны-Рядно: Мы больше любим не ходить, а ездить в гости.



Виктор Ерофеев: А вы согласны или вы и ездить не любите?



Илья Хржановский: Я сказал, что я люблю и ходить, и ездить. Вопрос, было бы к кому и куда.



Виктор Ерофеев: А вот это мы тоже обсудим, у нас есть две довольно важные темы.



Татьяна Щербина: Проблема тоже ездить. Едешь без ночевки на своей машине, такси там никакое не поймаешь. Выпить-то как?



Александр Тягны-Рядно: Для русского человека это очень важно.



Виктор Ерофеев: Значит тогда с ночевкой. А с ночевкой не только тапочки надо брать, а зубную щетку и вообще это гости серьезные. А в самом деле, между прочим, у Пушкина есть произведение, состоящее из одной фразы, видимо, недописанное. Начинает и кончается оно так: «Гости съезжались на дачу». Вот продолжение пушкинской традиции мы видим прямо здесь, среди микрофонов сидят люди. А ты, Маша, любишь ездить к кому-то на дачу или тебе все равно?



Мария Шахова: Дача всегда проще.



Виктор Ерофеев: Слава богу, хоть куда-то.



Мария Шахова: Но я до сих пор, между прочим, помню, как я зашла к Тане, и Таня накормила меня потрясающим грибным супом.



Виктор Ерофеев: Надо чаще ходить. Таня замечательная хозяйка. Смотрите, что нам пишут, не подписываются, хотя ничего крамольного не пишут: «Раньше ходили в гости вскладчину. С мужчин по 10 рублей, с женщин…». По сколько?



Татьяна Щербина: Первый раз об этом слышу, никогда в жизни такого не слышала.



Виктор Ерофеев: Поэтому аноним, поэтому может пишет такое. Женщины по пять.



Мария Шахова: Это американская система в ресторанах.



Виктор Ерофеев: Ничего себе - с женщин по пять. «Ходили ко всем по очереди, договаривались, что купить. Было хорошо и весело». Что было хорошо и весело – это точно. А то, что с женщин брали по пять рублей – это, честно говоря, не по-мужски. Интересно, кто написал - мужчина или женщина? По стилю женщина написала, тогда что же мы ее корим, что не по-мужски. Петр Иванович из Москвы нам звонит. Петр Иванович, вы любите ходить в гости?



Слушатель: Добрый вечер, дамы и господа. Чтобы закрыть эту половую проблему, можно подвести итог: раньше ходили в галошах люди и проблем не было - снял галоши и отплясывай. Надо опять, тем более техника и материалы позволяют, дама говорила, такие очень легкие галоши. Как за рубежом ходят? Все по-разному, в основном со своей переобувкой, если это в гости идут из дома или это не спонтанный поход в гости. Это не проблема, когда идешь к своим людям.



Виктор Ерофеев: Это правда. Петр Иванович, а я хочу вас спросить. У нас Илья сказал, молодой человек: я даже не знаю, к кому ходить в гости. У вас такая есть проблема: я не знаю, куда пойти в гости. Старые друзья как-то отошли, новых нет. Есть такая проблема или нет?



Слушатель: Я вам дальше скажу так по гостям, маленький исторический экскурс. У нас работал начальником ЖЭКа Сердюков Иван Максимович, царство ему небесное. Был чудесный человек. И мы, как-то сидя у него в кабинете, отмечая день рождения, сказали: Иван Максимович, вы же по всей Москве поработали домоуправом, расскажите что-нибудь интересное из вашей практики. Он говорит, что была ситуация, когда одной старушке, она жила в угловой комнатке на последнем этаже, целый день крыл крышу и потом она меня буквально затащила. Эта такая царская старушка, из прежних. Я вошел, такая маленькая комната. Он говорит: «Что делать, раньше снимали этаж, сейчас уплотнили». Я обратил внимание, что очень много у нее было связанное с Чеховым, и сказал об этом. Она сказала: «Ну как же, мы очень хорошо знали творчество Антона Павловича, и муж внимательно следил. И когда встречались с Чеховым, подолгу обсуждали пьесы, рассказы». Я ее спросил: «А в гостях бывали друг у друга?». Она на меня удивленно посмотрела и сказала: «Ведь Антон Павлович литератор, из врачей, у него была своя компания. А мой Петенька инженер-путеец, у него была своя компания. Но мы всегда с Чеховыми внимательно и почтительно друг к другу относились».



Виктор Ерофеев: Замечательная история. Вот когда люди спрашивают: передача «Энциклопедия русской души» - это о чем? Вот об этом, когда люди звонят нам и рассказывают и каждый такой звонок, как у девочки коса заплетается, такие маленькие локоны, вырастает косичка, туда вплетаются еще бантики и так далее. И вот представляем этих людей, действительно, как в этой близкой к Чехову семье говорят, что путеец – это туда, это налево, а литератор направо. Смотрите, Николай пишет хорошо: «Помню, как наша мама говорила своей сестре: «Лена, приезжай к нам хоть на немножко, хоть на месяц». Мы до сих пор это со смехом вспоминаем ее «немножко». Вот эта теплота души русской, человеческой, всегда приятно отразить на радиостанции. Александр из Москвы.



Слушатель: Добрый вечер всей честной компании, Виктор и вам, и дай бог памяти, Мария, Александр, Илья и Таня. Все-таки тренировка памяти. Я очень люблю ходить в гости, любил и сейчас люблю.



Виктор Ерофеев: А добавили «любил» почему?



Слушатель: Сейчас объясню. Любил принимать всегда гостей. А вот сейчас я начну рассказывать. Принимать, конечно, сложнее, но все же в старые времена как-то проще было стол организовать, это было не так накладно для бюджета, сейчас это достаточно тяжело. Поэтому и ответный визит, чтобы не вводить в смущение людей, тоже иногда приходится затягивать, откладывать, не очень уже. А очень жаль. Вот эта русская встреча, себя показать, людей посмотреть, а самое главное - поговорить и выговориться, в домашней обстановке все знают, а тут смена впечатлений, эмоциональный подъем, гормональный, фон все прекрасно. Я бы вот что хотел сказать. Вот Илья точно сказал, мы действительно рассыпаемся по слоям, по доходам и общение нарушается, мы теряем эту русскую традицию. И видимо, в лучшем случае она превратится в то, что в Америке называется «пати», вот эти встречи. Я тоже на них бывал и мне нравятся многие вещи.




Виктор Ерофеев: Но уже не русская традиция.



Слушатель: Да, не русская традиция. И все-таки я хотел сказать, что я увидел существенную разницу между тем, что происходит у нас сейчас и то, что у американцев. Если у них внутренний мир, то, что они у себя в семье строят и никогда, это священно, как англосаксонская традиция «дом - моя крепость», то у нас сейчас превращается в эгоизм. Вот эта разница то, что происходит с нашим обществом, уходит. Многие друзья, с которыми я встречался, стали богатыми людьми и просто ушли из общения, они уже просто ушли, хотя они, я не знаю, как изменились, в какую сторону.



Виктор Ерофеев: То есть возникла опять тема «толстый и тонкий», если вспомнить того же Чехова. Действительно, богатые люди ходят в гости богатым не только потому, что там апартаменты похожие и никто не будет завидовать. А еще просто, потому что, видимо, похожесть проблем.



Мария Шахова: Я с этим как раз не соглашусь.



Виктор Ерофеев: Ты хочешь сказать, что все разные, толстые ходят к тонким?



Мария Шахова: Это очень вредная постановка вопроса, что бедные к богатым не пойдут, а богатые не пойдут к бедным. Так не бывает. Может быть кто-то так считает, но на самом деле так не бывает. Существуют какие-то старые связи, которые ты тянешь за собой, которые тебе дороги, и ты, несмотря на фактор усталости, неохота, чего-то еще, ты не хочешь постоянно поддерживать, но ты держишь в своей памяти и так или иначе ты попадешь раз в год, чтобы сделать этим людям приятное. Но, мне кажется, что не надо, ни в коем случае нельзя такое деление проводить.



Виктор Ерофеев: Порой не зависит от нас.



Мария Шахова: Это не значит, что богатые – это плохо, а бедные - это хорошо. Просто люди по социальному кругу, есть группа молодых людей по своей профессии, есть группа литераторов, есть группа инженеров-путейцев, им просто не о чем будет говорить с физиками, предположим.



Илья Хржановский: Я с вами не согласен.



Мария Шахова: Но это какие-то друзья, которые, если они длительные, то это уже друзья, если они вновь приобретенные, то тогда это другое.



Виктор Ерофеев: Илья, в чем ты не согласен, потом добавлю тебя.



Илья Хржановский: Мне кажется, что перемешались, очень часто огромное количество бизнесменов - это бывшие физики, филологи, математики. Что такое материальное благополучие? Это во многом вопрос выбора человека, какой он себе выбирает путь. Часто этот путь, это выбор, а не то, что у этого человека получилось заработать денег, а у этого нет. Часто этот вопрос выбора. Поэтому, например, я общаюсь с очень разными людьми и в смысле профессии, и в смысле социальном. И знаю, что это довольно распространено.



Мария Шахова: Но вы не делите на бедных и богатых, толстых и тонких?



Илья Хржановский: Я делю на интересных и неинтересных.



Мария Шахова: Это более важное деление.



Виктор Ерофеев: Когда, например, у вас в фильме эти старушки в деревне, выпив, ведут себя так, что они становятся интересные, к ним тоже захочется пойти в гости.



Илья Хржановский: Они ведут себя просто свободно.



Виктор Ерофеев: Каждый человек, который свободен, он интересен хотя бы на 15 минут. Безусловно. У нас Наталья по-прежнему говорит про обувь: «Разуваться человеку в гостях надо, чтобы посушить обувь. (Хорошо, еще гигиена тема). Чтобы пойти домой и не простудиться. Дать отдохнуть ногам, чувствовать себя как дома». Вот подход врачебный такой, очень строгий, очень правильный. Сергей из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Оптимальная форма приживаться начала - такие маленькие кафе. Я вчера позвонил Шохину в передачу, шаговой доступности от дома. Я своего приятеля соседа приглашаю в кафе – это очень хорошо. Но сейчас наша власть начинает с маленькими кафе активно бороться, уже пошло по второму кругу, мы это проходили. И часто они совмещены с какими-то магазинчиками, магазинчик не может прожить без винного отдела. Господин Шохин мне объяснил, что пойдешь подальше, а это делается для того, чтобы меня не опоили паленой водкой. Но я водку не пью, я пью коньяк. В маленьких магазинчиках, которые я знаю, по имени-отчеству продавца, каждого бармена, меня как-то никто не опаивал.



Виктор Ерофеев: Я согласен с вами. Я вчера как раз по телефону на новой радиостанции «Сити-ФМ» говорил о том, что, мне кажется, что это какой-то неуклюжий закон. Все-таки мы тапочек не слезем. Татьяна Мацук пишет, что она предлагает: «Проблема грязной обуви решается при помощи бахил, которые продаются в аптеке по рублю пара». Точно совершенно. «Стало ли общество более закрытым? В середине 80 годов я предложила через «Комсомолку» ходить в гости по объявлениям. Классно совершенно. Теперь откройте «Из рук в руки», люди предлагают собираться по интересам, вместе ездить на дачу, ходить друг к другу в гости». Татьяна, не знаю, в рубрике «Досуг» можно так съездить в гости, что потом не очухаешься. Осторожно, не всем верьте. Я хотел вернуться к теме… Нет, давайте еще, Петр Иванович из Москвы звонит. Ваше мнение.



Слушатель: Два предложения. Вы потянули за ниточку очень интересного целого круга жизни людей. Общение подразделяется - гостевое общение, футбольное, рыбалка, провели целую встречу. Теперь второе: я начал говорить о железнодорожниках, а перед этим у вас была передача «Умеем ли мы работать». Так вот, все рекорды по прокладке железных дорог принадлежали русским инженерам-путейцам.



Виктор Ерофеев: Слава богу, и дай бог, чтобы наши нынешние путейцы работали, как и раньше. Я хочу вот к какому вопросу коротко вернуться. Таня, действительно русское гостеприимство уникально? Я в некоторые гости боюсь ходить, особенно к некоторым родственникам, там есть «демьянова уха», придешь и начинают кормить, кормить. На Западе есть такая «демьянова уха» или только наша, чтобы прямо так накормить?



Татьяна Щербина: Я ходила в гости, скажем, живя в Париже, я ходила в гости к друзьям. Там это очень четко разделено, то есть ты попадаешь в дом только к близким друзьям. Со всеми остальными ты можешь быть знаком сто лет, можешь быть коллегой, можешь быть друзьями, но никогда ты у них не будешь, они у тебя не будут, как они живут, чего - неизвестно. Большинство так.



Виктор Ерофеев: Юлия классно написала, надо премии давать за такое: «В Севастополе в 80 году простая женщина из Краснодарского края рассказывала, что в деревне Краснодарского края люди ходили так в гости: «Волга» дружит с «Волгой», мотоцикл с мотоциклом, а у кого ничего нет - друг с другом». Гениальные люди все-таки. Между прочим, абсолютно писательское наблюдение. Юля, вы молодец. Я думаю, надо вводить премии за звонки. Все, нам надо кончать, к сожалению. Мы уходим из гостей. Я принимаю предложение Петра Ивановича, будем думать про другие темы.



XS
SM
MD
LG