Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коран и Кадыров. Ценность присяги; «Босфор без воды» – турецкие художники об изменении климата; Грязные деньги или мусор как выгодное предприятие; Водка и продолжительность жизни. Демографический кризис в России глазами социологов




Коран и Кадыров. Ценность присяги.



Ирина Лагунина: В четверг Рамзан Кадыров официально вступил в должность президента Чечни. Казалось бы, несмотря на всю пышность, самому обряду инаугурации была уготована роль чисто формальной процедуры, поскольку реально главой республики он стал задолго до того, как был утвержден в этой должности Владимиром Путиным. Тем не менее, по ходу проведения мероприятия обнаружилось, что очень многие его моменты у жителей республики вызывают, по меньшей мере, недоумение. За церемонией следил Андрей Бабицкий.



Андрей Бабицкий: Удивительно, что главной интригой такой по сути дела светской церемонии, как вступление в должность главы одной из российских автономий, стала проблема сугубо религиозная. Рассказывает корреспондент агентства Caucasustimestimes.com в Грозном Адам Садаев. Текст журналиста читает диктор.



Без преувеличения можно сказать, что многие жители республики с интересом ожидали ключевого момента процедуры, а именно – принесения клятвы, поскольку ранее Рамзан Кадыров объявил о своем намерении принести присягу на Коране и Конституции Российской Федерации. Но этого не произошло.


Ни священной для всех мусульман книги, ни Основного закона России в зале просто не было. Рамзан Кадыров присягнул на Конституции Чечни. Сделал он это как-то буднично. Со стороны казалось, что он просто оперся рукой на Конституцию и, немного запинаясь, произнес, видимо, заранее выученный текст присяги. Это обстоятельство не могло не разочаровать мусульман Чечни. Многие из них хотели бы, чтобы столь противоречивый и непредсказуемый лидер выполнил обещание, данное им во время совершения паломничества к главным святыням ислама в Мекке и Медине. – Если бы Кадыров присягнул на Коране, то тем самым развеял хотя бы отчасти сомнения многих жителей республики в искренности того, что он говорит и делает. Отказавшись в последний момент клясться на священной книге, новый президент Чечни положил начало новым сомнениям.


У этой медали - две стороны. Во-первых, отказ от принесения клятвы на Коране, возможно, является свидетельством того, что Рамзан Кадыров глубоко в душе является богобоязненным человеком. Отказавшись давать пустопорожние обещания перед лицом Всевышнего, он явил характерное для многих мусульман суеверие. Они считают, что нет большего греха, чем нарушить ритуальную публичную клятву. В любом случае, стало понятным, что Кадыров больше боится гнева Господнего, чем недовольства и неверия в него людей.


Во-вторых, Рамзан не может не понимать, что его заверения верно служить народу, не подкрепленные заявленной ранее клятвой, воспринимаются многими как очередное мелкое мошенничество.



Андрей Бабицкий: Адам Садаев считает, что для чеченцев это отнюдь небезобидный эпизод и он будет намертво впаян отныне в репутацию Рамзана Кадырова.



Надо знать чеченцев. В политической карьере Рамзана это пятно останется навсегда. Долгие годы люди будут задаваться вопросом: "Кто же заставил Рамзана или что его заставило "забыть" о своем обещании? И в какой из своих ипостасей - политика, "хозяйственника", "силовика", "друга и кумира молодежи" - он более всего неискренен? Словом, даже вступая в должность главы республики, Кадыров вновь продемонстрировал манеры уличного "наперсточника".


Конечно, Рамзан может и далее делать заявления о своей богобоязненности, но можно сказать, что первая крупная его попытка подобрать ключ к сердцам соотечественников, апеллируя к вере, закончилась грандиозным провалом. Отныне он всегда будет ощущать то недоверие, с которым его будут молча провожать взглядами земляки. Чеченцы прощают многое, но область верований не терпит, с их точки зрения, ни легкомыслия, ни лжи. Требование и к властителю, и к обычному человеку - одно: если чист перед Богом и людьми, если не собираешься кривить душой перед Ним и людьми, то не отказывайся подтвердить это клятвой на Коране.



Андрей Бабицкий: Другой интригующий момент инаугурации был так же понятен в основном жителям республики. Дело в том, что задолго до торжеств в Чечне ходили упорные слухи о предстоящем приезде Владимира Путина. Эту информацию даже не думали опровергать чиновники из ближайшего окружения Кадырова, напротив, они неоднократно говорили об ожидающемся визите высокого гостя, фамилию, правда, не называли. В результате, ни самого Путина, ни даже сколько-нибудь заметных чиновников первого эшелона в Гудермесе не было. Почему? Ответ на этот вопрос дал политолог Сергей Маркедонов.



Сергей Маркедонов: Владимир Владимирович Путин, несмотря на всю внешнюю демонстрацию его брутальности, политической жесткости, на самом деле чрезвычайно осторожный человек. Мы это видели и в ситуации с «Курском», и в ситуации с Бесланом, в ситуации с «Норд-Остом», в ситуации с монетизацией льгот, да еще много таких ситуаций можно придумать. Все-таки усиление Кадырова и вообще кадыровизация власти, мягко говоря, политкорректно, населением основной России не очень что бы приветствуется. Даже в республиках Кавказа кадыровизация вызывает много вопросов. То есть показаться на этой инаугурации и себя позиционировать как покровителя Кадырова, еще раз, причем публично для всей стран, Путин, я думаю, не решился из осторожности. Ему хочется всегда брать полный банк, там, где сто процентов можно сыграть на популярность, тогда мы появляемся, подписываем указы о высоких пенсиях, заботы о старушках, детях малых и так далее. Где есть возможность, что как-то интерпретация будет неоднозначна, там мы, так сказать, укроемся, лучше перестрахуемся. Поэтому, я думаю, что Владимир Путин здесь просто подтвердил приверженность своему осторожному на самом деле политическому позиционированию.



Андрей Бабицкий: Что касается пышности и дороговизны мероприятия, считает Сергей Маркедонов, Рамзан Кадыров прежде всего считает необходимым заявить о себе как о президенте как можно громче, чтобы услышали все чеченцы.



Сергей Маркедонов: В политике не только на Кавказе, не будем этнографией занимательной заниматься, но всегда для любой власти символы очень важны. Это символическая победа, это очередное доказательство политического успеха. И эта инаугурация важна не только для Рамзана Кадырова лично, а также для его команды и также для самого населения Чечни. Это некий месседж Кадырова самому чеченскому населению, не только населению внутри Чечни, но и чеченским общинам вообще по России, по СНГ, что такая победа одержана, что есть претензия быть президентом, собственно, не только Чеченской республики, но президентом всех чеченцев – такая заявка тоже делалась Кадыровым. Поэтому это важное символическое, прежде всего, мероприятие.



Андрей Бабицкий: Я обратился к представителю чеченского подполья за рубежом Ахмеду Закаеву, который проживает в Лондоне. Власть в Чечне уже обзавелась всеми необходимыми формальными и содержательными атрибутами, она встроена в федеральную систему, имеет мощную силовую базу. И складывается ощущение, что чеченцы, выехавшие из России, сегодня оказались в положении белоэмигрантов 20-х годов прошлого века. Вот что ответил Ахмед Закаев.



Ахмед Закаев: Я понимаю аналогию, связанную с белой эмиграцией. Разница в том, что, к счастью, несмотря на все те репрессивные методы, которые использует власть в республике для самоутверждения, это все-таки не Советский Союз и не период становления Советского Союза. Это завершающая стадия системы, которая навязывала человечеству абсолютно чуждые ценности. Вот этот процесс и заканчивается, на мой взгляд, сегодня в Чечне. Отличие от белой эмиграции, сегодняшняя чеченская диаспора, скажем так, я ее называю вайнахской диаспорой, они в отличие от белой эмиграции практически сохраняют контакты со своими родственниками. В каждой семье, в чеченских семьях произошло разделение. Часть семьи осталась в республике, а какая-то часть, члены этой семьи оказались в Европе и они поддерживают контакты. Даже в последнее время очень активно чеченцы, которые проживают в Европе, возвращаются домой, гостят и потом в последующем благополучно добираются обратно до Европы. Поэтому, я думаю, что как раз очень динамично развивается чеченское общество. Та часть, которая находится на территории, они находятся в ужасных условиях, но это самая основная часть чеченского общества, потому что они сохранили территорию, несмотря на все тяготы, которые они сегодня переживают. И другая часть, которая оттуда удалилась, в будущем будет играть огромную роль для развития, для становления, и для подъема. Мы знаем, насколько оно непрочна, кажущаяся сила вот этого режима.



Андрей Бабицкий: И еще: второго марта сразу после утверждения Кадырова главой республики милиционерам приказали устроить нечто вроде салюта, каждый должен был расстрелять по магазину или обойме, а потом при получении зарплаты с них удержали по двести рублей. На инаугурации был такой же салют, опять приказ и опять стреляли в воздух все. Теперь сотрудникам надо дождаться зарплаты, сколько придется отдать за вступление в должность.



«Босфор без воды» – турецкие художники об изменении климата.



Ирина Лагунина: Межправительственная группа экспертов, изучающая по заданию ООН климатические изменения на планете, в пятницу обнародовала новый доклад о последствиях глобального потепления. Группа включает 2500 ученых из ста тридцати стран мира. Нынешнее исследование приводит к самым мрачным выводам за все годы споров о климате и попыток доказать, что человеческая деятельность – не первопричина. Человек повинен в первую очередь, утверждает группа ООН. И климат меняется уже сейчас. В соответствии с исследованиями, миллиардам людей на планете грозит недостаток питьевой воды. Части Африки станут непригодными для сельского хозяйства. А быстрое таяние ледников Гималаев затопит реки от Индии до Китая и ударит волной жары по Европе и Северной Америки. Соединенные Штаты, Китай, Россия и Саудовская Аравия в последний момент попытались смягчить формулировки этого документа, и до последней минуты его представление оставалось под вопросом. И это при том, что он должен стать своего рода руководством к действию для правительств стран-участниц ООН. Исполнительный директор программы ООН по охране окружающей среды Ахим Стейнер:



Ахим Стейнер: Способность развивать экономику так, чтобы постепенно перейти – с точки зрения энергетической и транспортной политики – в эру, когда мы сможем в значительной степени освободить производство от выработки углекислых газов, чтобы справиться с последствиями изменения климата, требует международной солидарности. В немалой степени потому, что то, с чем мы сталкиваемся сегодня, берет корни в индустриальном мире. Так что я думаю, сейчас настал момент, когда мы можем действовать как единое планетарное сообщество и все вместе получать от этого пользу.



Ирина Лагунина: Доклад уже получил положительную оценку основных международных природоохранных организаций и активистов. Директор Всемирного фонда природы Мартин Хиллер:



Мартин Хиллер: Доклад исключительно важен, потому что он документально описывает все риски, которым мы подвергаемся в результате изменения климата. Основной доклад еще впереди, в нем около 200 тысяч страниц. Сегодняшнее исследование – это краткий пересказ для тех, кто принимает решения, так что это еще верхушка айсберга.



Ирина Лагунина: Но готовы ли правительства руководствоваться выводами доклада? Мы взяли пример Турции. Из Стамбула – Елена Солнцева.



Елена Солнцева: Пустынная сухая земля без единой травинки в безлюдном Стамбуле. Температура воздуха около шестидесяти градусов по Цельсию. На выставке «Босфор без воды» в одном из стамбульских выставочных залов страшные картины фантастического будущего. Двухметровый холст с изображением плачущих курдских детей, которые напрасно простят у матери воду. Написанный маслом слепой старик, сидящий на берегу высохшего Мраморного моря протягивает к слепящему солнцу костлявые руки. Картины, с документальной точностью воспроизводящие любимые пейзажи, подчас, поражают своей жестокостью. Стаи средиземноморских мух кружат над пустыми пляжами Анталии. Обезвоженные мертвые человеческие тела в Босфорском проливе, иссохшие султанские фонтаны, на дне, словно насмешка, валяется кем-то забытый медный стакан. Критики называют выставку «апокалипсисом сегодняшнего дня». Организаторы выставки, студенты стамбульских университетов, объясняют, что пытались метафорически осмыслить проблему будущего изменения климата и обратить внимание на проблему нехватки питьевой воды. Говорит студент факультета изящных искусств университета Мармара Озан Каракоч:



Мармара Озан Каракоч: В результате глобального потепления в Турции могут возникнуть серьезные проблемы с водой. На картинах молодых турецких художников возможные сценарии будущего. Мы представили, как например, может выглядеть в будущем Босфор без воды , высохшее Мраморное море или озеро Ван, самое большое на востоке Турции. Думаю, картины произведут впечатление не только на посетителей выставки, но и на представителей властей. Наши пейзажи расходятся по Интернету. Надеюсь, они заинтересуют официальные организации.



Елена Солнцева: «Су, су, су. Гель бана су» В старинной курдской песенке, женщины просят Аллаха дать воду. В минувшем году в Турции выпало минимальное за последние пятьдесят лет количество осадков. По прогнозам турецких ученых, грядущее лето станет самым жарким за последний век. Температура воздуха в центральной Турции может достигнуть сорока-пятидесяти градусов. Из-за отсутствия осадков уже в сентябре в пятнадцатимиллионном Стамбуле начнутся перебои с питьевой водой. Экономисты ищут способы обдуманного использования водных ресурсов. Слишком много воды, по мнению экспертов, расходуется в общественных фонтанчиках для омовения во дворах стамбульских мечетей. Призывы ограничить поставку воды вызывают вполне понятные протесты у верующего населения. Между тем, прогнозы на ближайшее будущее более чем неутешительны. Власти уже планируют ввести налог на воду и ограничить потребление до 60 литров на человека в день. Встревоженный прогнозами катастрофической нехватки воды премьер- министр страны Реджеп Эрдоган обратился к турецкому народу. Выступление турецкого лидера оказалось очень своевременным. В некоторых регионах уже ощущается нехватка воды. Вот что говорят на улицах жители Стамбула:



Женщина: Еще недавно Турцию называли богатой на водные ресурсы страной. Однако говорят, что запасы пресной воды за последние годы сократились наполовину. К тому же в последние десятилетия не было правильного управления пресными водоемами. Осушили ряд естественных водохранилищ, которые теперь пытаются снова искусственно наполнить. Нет грамотной политики в сохранения воды,



Мужчина: В Турции все покупают воду, которую привозят в больших пластиковых бидонах. В последнее время вода сильно подорожала. Все стараются запастись. По телевизору - постоянный прессинг о том, что вскоре станет трудно с водой. Думаю, бедствия с обеспечением пресной водой в Турции в самом ближайшем будущем - неизбежны



Женщина: В школе мою десятилетнюю дочь пугают рассказами, что в скором будущем все живое умрет от недостатка воды. Эти якобы заботливые учителя заставляют писать детей прогнозы о будущем без воды. Ребенок приходит озабоченный, нервный. Думаю, это неправильно. Нельзя действовать такими жестокими методами.



Не угодно ли холодной воды, эфенди?


Старый Стамбул просыпался рано. В предрассветной мгле протяжно кричал муэдзин. Совершив утренний намаз, правоверные покидали дома в заботе о хлебе насущном, на улицах города появлялись торговцы водой. Профессию водоноса считали одной из самых уважаемых в Османской империи. Сейчас водонос с бурдюком на страницах турецких изданий стал символом грядущей проблемы питьевой воды. По мнению ряда турецких ученых, вода в скором будущем может стать стратегическим товаром. Литр воды будет стоить значительно выше литра бензина. Растущая нехватка воды станет причиной бедствий и гражданских войн.



Елена Солнцева: В Анатолии, на юго-востоке Турции, берут начало полноводные реки Тигр и Евфрат, дающие жизнь арабским пустыням. Когда в январе девяностого года турецкие гидротехники для заполнения водохранилища одной из плотин на месяц остановили сток Евфрата в Сирию, отношения между странами накалились до предела. В арабском мире действия Турции оценили как попытку лишить арабские страны вод Евфрата в ущерб их интересам и поставить арабский мир в зависимость от турецкой воды. Сопредельные Ирак и Сирия считают, что Тигр и Евфрат следует рассматривать как международные водные бассейны и распределять воду по квотам. Однако турецкие власти недвусмысленно заявили, что имеют право на свои природные ресурсы, ссылаясь на то, что крупнейшие реки берут начало на ее территории.


По мнению историка и журналиста Юсуфа Канлы, растущая нехватка питьевой воды станет причиной большого конфликта на Ближнем Востоке.



Юсуф Канлы: Нехватка воды, обусловленная глобальным потеплением, может породить рост напряженности в этом неспокойном регионе. В конце девяностых годов турецкие планы по строительству дамб на реке Евфрат привели страну на грань войны с Сирией. Тогда Дамаск обвинил Анкару в сознательном вмешательстве в водоснабжение страны, которая пользуется рекой по течению после Турции. Власти Турции в ответ заявили, что Сирия укрывает курдских сепаратистов. Проблема в том, что турецкие власти считают, что если она оставляют арабам воду, то это - подарок. А арабские страны Персидского залива думают, что попали в зависимость от турецкой воды. По-моему, кризис будет только углубляться.



Елена Солнцева: Что же на самом деле ожидает Турцию в ближайшие годы? На основе изучения данных об изменении климата за последние несколько столетий турецкие ученые создали несколько компьютерных моделей, показывающих, что станет со средиземноморским климатом через 150 лет. Варианты возможных последствий глобального потепления выглядят неутешительными. В стране наблюдается общее повышение температуры, не связанное, как сейчас, с приходом весны. В самое ближайшее время температура увеличится еще на 4 градуса. Это означает, что Турция постепенно вступает в зону засушливого климата. Если не принять меры, то через пару веков пейзаж Малоазиатского полуострова будет походить на виды Саудовской Аравии. Территория Турции может превратиться в пустыню Сахару. Засуха затронет, в первую очередь, прибрежные курорты. В обозримом будущем знаменитые пляжи Анталии станут слишком горячими для туристов. Из-за глобального потепления значительно повысится температура морской воды. Некоторые ихтиологи прогнозируют, что вскоре у побережья Турции появятся опасные акулы, которые традиционно обитают в более теплых водах. Купаться в Средиземном море станет опасно. Не только Турции, но и соседним средиземноморским странам, придётся вырабатывать новые стратегии привлечения туристов, возможно, не связанные с отдыхом на пляжах. По словам менеджера туристической компании «Трек туризм» Ахмета Корая, высокие температуры сделают Средиземноморье непривлекательным для туристов.



Ахмет Корай: Вся сфера туризма в Турции может оказаться под угрозой. Ученые выдвинули предположение, что страна постепенно входит в «пояс пустынь». Из-за сильной жары курорты, возможно, будут представлять интерес лишь пару месяцев в году, да и то, для ограниченного числа туристов. Скорее всего, придется изменять стратегию, привлекать людей гастрономическими, культурными программами. Развивать религиозный туризм. Не знаю, смогут ли действовать лыжные курорты. Скорее всего, наш знаменитый курорт Паландокен просто растает.



Елена Солнцева: Склон библейской горы Арарат, близ границы с Арменией, вокруг которого разворачивались описанные в Ветхом Завете события, покрыт шапкой вечных снегов. В последние годы в Араратском горном массиве ученые наблюдают исключительно теплые периоды. Жители сел, расположенных в предгорьях Арарата, вынуждены покинуть свои жилища из-за камнепадов и селевых потоков, которые объясняются таянием ледников.


Таяние снежных шапок на востоке страны связывают с климатическими изменениями. Скорость таяния снежных шапок на востоке страны за последние 9 лет увеличилась в три раза. К настоящему времени исчезло более половины ледяного покрова горных хребтов. Но тающие льды высвободят большие объемы воды. Тележурналист канала «Гео» Мерьям Терехан.



Мерьям Терехан: Мы снимали фильм о горе Арарат на востоке Турции. Ученые многих стран ищут там Ноев ковчег, который причалил туда во время Всемирного потопа. Наши ученые проводили анализ событий, происходивших миллионы лет назад на нашей планете. По одной из версий, всемирный Потоп, который описан во всех религиях, был следствием глобального потепления. Анализ событий, происходящих на нашей планете, показывает, что в ближайшее время возможно значительное повышение уровня моря. Из-за таяния снежного покрова изменится природа, исчезнет большинство существующих ныне видов флоры и фауны, кардинально изменится климат. Исчезновение полярных шапок повысит уровень моря, подтапливая прибрежные низменности, на которых расположены многие прибрежные города.



«Грязные» деньги или мусор как выгодное предприятие.



Ирина Лагунина: Во всем развитом мире переработка мусора является нормой. Фирмы по переработке бытовых отходов получают неплохие доходы. В России же в большинстве городов мусор по-прежнему сжигают на городских свалках, что наносит колоссальный ущерб окружающей среде. Бизнес по переработке отходов только-только зарождается, и предприниматели признаются, что никакой государственной поддержки они не получают, а многие чиновники даже искренне негодуют, что кто-то осмелился зарабатывать деньги на мусоре. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: В одной из программ «Время и мир» мы уже поднимали проблему сбора и уничтожения мусора в России – тогда речь шла о сортировке отходов, и мы рассказывали, что по данным экологов, этот эксперимент в большинстве российских городов провалился. Переработка бытовых отходов напрямую связана с сортировкой мусора, и пока в России эта отрасль находится на начальной стадии своего развития. В большинстве российских городов мусор по-прежнему сжигают и закапывают на специальных полигонах, тогда как в других странах бытовые отходы перерабатываются на специальных предприятиях. Это более экологично и, кроме того, приносит прибыль. Информация о том, что сжигать и закапывать мусор дешевле, миф, говорит Алексей Киселев, координатор токсической программы «Гринпис» в России. Эксперты организации подсчитали, что на строительство одного мусоросжигательного завода в городе с населением около 300 тысяч человек необходимо вложить 126 миллионов долларов, кроме того, для дальнейшей работы предприятия понадобятся многомиллионные дотации из бюджета. Тогда как сооружения по переработке мусора обошлись бы в несколько раз дешевле. Тем не менее, большинство российских градоначальников предпочитают решать проблему уничтожения бытовых отходов как в старые добрые времена… Почему – рассуждает Алексей Киселев…



Алексей Киселев: Я имел счастье общаться с представителями ряда предприятий ЖКХ в некоторых городах. Вы понимаете, они в принципе отказываются верить, что существуют альтернативные способы, нежели чем свалка на самом деле. Сидит какой-нибудь вице-губернатор по ЖКХ в каком-нибудь достаточно крупном городе, который считает, что, во-первых, когда приходит бизнесмен-предприниматель, говорит: ты знаешь, давай сделаю то-то, то-то, буду возить разные потоки, буду продавать, что соберу у населения, все сделаю сам, а ты помоги мне административно. Они считают, что это очень низко, потому что на мусоре будет кто-то зарабатывать. Это неправильно. Никто не должен зарабатывать на мусоре. Они живут по принципу: с глаз долой, из сердца вон. Да, город вроде бы чистый, народ не ропщет, а куда там что-то повезли – это мало кого волнует.



Любовь Чижова: С точки зрения эколога, чем переработка мусора правильнее, чем его сжигание?



Алексей Киселев: Чем его сжигание и захоронение переработка мусора правильнее тем, что, во-первых, мы экономим в результате на здоровье населения. Больничный лист тоже имеет некую стоимость. Второе: мы делаем дополнительно рабочие места. То есть переработка вторсырья – это по сути дела отдельная отрасль промышленности со своими ноу-хау, со своими высокими технологиями, управленческим персоналом и так далее. Это дополнительные рабочие места, дополнительные налоги, дополнительные поступления в бюджет, тем не менее. При переработке отходов не отчуждаются дополнительные земли под свалки, а можно эксплуатировать, допустим, те полигоны, которые уже существуют, то есть продлевая их ресурсы, следя за экологической безопасностью. Нужно понимать, что переработка от свалки не спасет, полигон будет всегда, потому что будет всегда определенный процент отходов, которые на текущий момент времени переработать нельзя. Сжигать опасно, перерабатывать нельзя, нужно хранить где-то. Соответственно, это отсутствие экологических платежей за вывоз и захоронение отходов – это тоже по сути экономия на самом деле для всех, кроме бюджета.



Любовь Чижова: Но а как обычным гражданам, таким обывателям рядовым внушить мысль о том, что идея о переработке мусора, о сортировке мусора все-таки более прогрессивная, чем просто вываливание мусора в один контейнер и потом его сжигание?



Алексей Киселев: Для 20% населения нашей страны процесс упорядочной жизни, нормальной, жить в порядке – это абсолютно нормально. Как только начинаются программы по сортировке, переработке, сбору, 20%, как правило, всегда есть и готовы поддержать эти начинания. А вот дальше необходимо работать с остальной частью населения с 80%. Вплоть до того, что объяснять: что, вы любите свалки, хотите, чтобы были свалки? Если люди не хотят, то тогда вперед и разноцветные контейнеры, пункты приема передвижные, стационарные, какие угодно. Беспокойство о проблеме собственных отходов – это самый простой способ помочь окружающей среде. Потому что когда вторсырье идет в переработку, а не на сжигание и не перезахоронение, в этом случае предотвращается большое количество загрязнений, как сброс в воду, выброс в атмосферу, отчуждение земли, ее загрязнение и так далее. Сохраняются леса, не копаются новые карьеры для добычи полезных ископаемых, не уродуется земля и так далее. То есть там достаточно большое количество весьма простых аргументов, чтобы это делать, чтобы выжить элементарно в будущем.


При этом в стране достаточно большой класс потребителей, которые и дают эти горы мусора, их интересует удобство обращения с собственными отходами, то есть контейнер на выходе из подъезда или рядом с ним и их интересуют моральные стимулы, то есть помощь окружающей среде, предотвращение загрязнения: не хочу, чтобы была свалка, хочу, чтобы было как в Европе. Поэтому нужно работать со всеми слоями населения, наивно выделять одних, забывать про других. На самом деле это должна быть государева программа по информированию, по работе с населением. Мероприятия, которые могут быть предложены, они стоят не дорого, это недорогая программа, то есть это не нацпроект с миллиардными долларовыми бюджетами, нет, это все дешевле. В реализации этой программы есть один нюанс: у нас народ не шибко доверяет власти, поэтому некие властные инициативы могут просто встречаться в штыки только потому, что это свыше опускается. Поэтому здесь на месте власти что бы я делал: я бы принимал программу, которая разбрасывали пиар-агентства, бизнес, как угодно назовите и отдавал реализацию этой программы тоже на откуп либо общественным объединениям, либо тому сектору, который будет реализовывать программу по раздельному сбору, переработке и так далее. То есть государство должно выступать в виде какого-то регулятора и возможно некого спонсора, который организует помощь. Понятно, что без финансовой помощи государства, если мы хотим решить полностью проблему отходов, не обойтись, ибо слишком давно проблема назрела и требует достаточно серьезных инвестиций, которые под силу только государству.



Любовь Чижова: Говорил координатор токсической программы «Гринпис» в России Алексей Киселев. О том, сложно ли собирать и перерабатывать бытовые отходы в России, насколько увлекателен и прибылен этот вид бизнеса, я поговорила с представителем компании «Экобридж» Денисом Кондратьевым…



Денис Кондратьев: Компания «Экобридж» специализируется на сборе и переработке вторичного сырья следующих видов: макулатура, то есть бумажные отходы, также полиэтилен и тряпье, то есть отходы текстильной продукции.



Любовь Чижова: И где вы берете эти отходы?



Денис Кондратьев: Чаще всего, например, если это макулатура, то основной объем, где образуется – это типографии, магазины, школы, библиотеки, архивы, а также крупные учреждения, офисные центры и так далее.



Любовь Чижова: Сколько это все стоит?



Денис Кондратьев: Стоит это на самом деле не так дорого и в общем-то в значительной степени даже дешево. Мы принимаем тоннами, допустим, обрезь белой бумаги порядка 9 тысяч рублей, тонна самая дешевая - это сборка так называемая, когда все абсолютно виды макулатуры, она стоит 800 рублей тонна.



А скажем, полиэтилен, где вы собираете?



Денис Кондратьев: Полиэтилен тоже какие-то крупные офисные комплексы, либо складские помещения, либо магазины. Чаще всего магазины, туда приходит продукция, которая в упаковке имеет полиэтилены, полиэтилены высокого давления, низкого давления, так называемые линейные полиэтилены. Собственно продукция, которая распаковывается в магазине, в последующем выкладывается на витрины, то есть этот полиэтилен раскладывается сотрудниками магазина по сортам, либо не раскладывается, а компактируется и после этого в нерассортированном или рассортированном виде поступает к нам. Наша задача его рассортировать по видам, накопить необходимый объем на партию, после этого направить потребителю.



Любовь Чижова: А рядовые граждане вам какие-то отходы приносят, от них вы что-то принимаете?



Денис Кондратьев: С рядовыми гражданами на самом деле очень все проблематично. Связано с тем, что мы вынуждены согласно действующему налоговому законодательству предоставлять данные о полученном доходе физических лиц. Зачастую когда люди что-либо приносят, мы, покупая, у них вынуждены просить паспортные данные. Чаще всего люди отказываются паспортные данные давать, спрашивают: а зачем? Наши объяснения, что мы должны сообщить в налоговую инспекцию о полученном доходе физическим лицом, после этого обычно энтузиазм у физических лиц по сдаче вторичного сырья резко снижается. На самом деле трудности есть, существует правовой вакуум в этой отрасли и как таковая отсутствует отрасль упаковочная. Во всем мире в развитых капиталистических странах существует понятие отрасли упаковочной, в которую входит просто упаковка разных видов и эта отрасль регулируется определенными законами. Например, один из законов, который основополагающий в регулировании отходов упаковки – это закон об утилизации упаковки. Этого закона в Российской Федерации нет. По той причине, что он отсутствует, вытекает масса грандиозных проблем.


Самая главная проблема, что во всем мире этот рынок дотационный, чтобы собирать вторичное сырье, выделяются дотации. А в нашей стране, к сожалению, этого не происходит, мы самое банальное предприятие. И если сравнивать стоимость макулатуры одного килограмма, например, в Российской Федерации и в Европе, в Германии, то удивительным образом оказывается, что в Германии макулатура дешевле, чем в Российской Федерации по той причине, что у них есть закон об отходах и утилизации упаковки, а в Российской Федерации его нет. Дотации, которые выделяются, они выделяются не из федеральных бюджетов, то есть это цепочка следующая. Существует такой принцип, который провозглашен в разных капиталистических странах, что производитель ответственен за свою упаковку. Если вы что-то произвели, вы это упаковали. А если вы упаковали, значит, вы отвечаете за то, что эта упаковка должна быть переработана согласно действующим технологиям на сегодняшний день. И производители все платят в некоммерческие партнерства отчисления на утилизацию своей упаковки, дабы не засорять свои страны и страны, куда эта продукция поставляется. Некоммерческие партнерства распределяют эти деньги даже в те страны, куда эта продукция попадает.


Три года назад я проходил обучение в Лейпциге в торгово-промышленной палате, нам объясняли и разъясняли, что если этого закона в России не появится, то, например, немецкая сторона, которая в значительной степени в больших количествах экспортирует в Россию свою продукцию, она не может перечислять деньги производителей, отправленные на утилизацию упаковки в Россию, потому что просто некому. Нет того юридического лица, которое эти деньги получало бы и распределяло среди переработчиков вторичного сырья. И это один из принципов вступления в ВТО.



Любовь Чижова: Говорят, что на переработке отходов можно заработать бешеные деньги. Вы можете как-то подтвердить это утверждение или его опровергнуть? Ваш бизнес - выгодный бизнес?



Денис Кондратьев: Это бизнес, к сожалению, низкорентабельный. То, что говорят, возьмите «Форбс», сотню самых богатых людей, и посмотрите, есть ли из них кто-то, кто занимается вторичным сырьем. Насколько мне известно, есть только одна китаянка, которая сколотила себе существенный капитал, но она не в сотне богатейших людей мира в «Форбсе», она просто окажется в сотне богатейших женщин мира. Ее бизнес в большей степени был основан в большей степени на трейтинге. То есть она скупала макулатуру в Америке крупными партиями, отправляла в Китай, после чего, являясь мощным сырьевым донором, она скупила большое количество предприятий, которые это сырье потребляли. У нас этот рынок разрознен и не очень сильно консолидирован, плохо регулируем по той причине, что опять нет закона об отходах и утилизации упаковки. Наверное, этот рынок, так скажем, не очень представляет грандиозный интерес со стороны инвесторов. И в большей степени, конечно, это бизнес муниципальных органов, чем свободных предпринимателей. Это бизнес среднего, в лучшем случае, класса.



Любовь Чижова: Это был представитель компании по переработке бытовых отходов «Экобридж» Денис Кондратьев. По мнению специалистов, решать проблему сбора и переработки мусора должно государство – но без личного желания каждого отдельного гражданина жить в порядке и чистоте ничего не получится.



Водка и продолжительность жизни. Демографический кризис в России глазами социологов.



Ирина Лагунина: В чем причины российского демографического кризиса? Если политики делают акцент на низкой рождаемости и пытаются принять меры для ее повышения, то вооруженные статистическими данными специалисты-социологи утверждают, что главная причина кризиса - в сверхвысокой смертности. Именно по уровню смертности, а не рождаемости, Россия резко отличается от большинства развитых стран. Основная причина смертности тоже не представляет загадки для специалистов: это крайне высокий уровень потребления крепких спиртных напитков. О демографической ситуации в России рассказывают кандидат исторических наук, сотрудник центра Цивилизационных исследований Дарья Халтурина, и доктор исторических наук, профессор Российского Государственного Гуманитарного Университета Андрей Коротаев. С ними беседуют Александр Костинский и Александр Марков.



Андрей Коротаев: Проблема скорее в людях, которые алкоголиками в общем не являются и выпивают раз в неделю по выходным, но выпивают основательно. И именно эта группа людей дает особо сильный вклад в сверхсмертность. Потому что если мы будем называть эту проблему проблемой алкоголизма, то здесь проявляется соблазн сосредоточиться на алкоголиках и только на алкоголиках. Но в реальности нужно сосредотачиваться не на алкоголиках, а на всем обществе в целом.



Дарья Халтурина: Конечно, алкоголики отличаются очень высокой смертностью. Но мы должны помнить, что по многочисленным исследованиям, проводимых в разных странах, количество тяжелых алкоголиков пропорционально квадрату потребления. То есть по сути количество алкоголиков зависит от того, сколько пьют в стране в целом. И чтобы снизить количество алкоголиков, мы должны воздействовать на страну в целом. И проблема эта, естественно, не чисто славянская. Если брать по этносам, то не в меньшей, может быть местами в большей степени страдают финно-угорские этносы. Из мусульманских народов выпадают дагестанцы, ингуши и, наверное, сейчас чеченцы, то есть глубоко исламизированные этносы.



Андрей Коротаев: Исламизация Кавказа началась с Дагестана. В Дагестане она наиболее глубокая. Потом ближайшие соседи вайнахи и только потом с большим запозданием на западном Кавказе появился ислам. Поэтому градиент смертности вполне отражает то, как шла исламизация Кавказа.



Александр Костинский: И то, как выпивают сейчас.



Дарья Халтурина: И в Поволжье тяжелая ситуация, хотя чуточку смертность татар и башкир меньше, чем, например, среди русских, но немного меньше. То есть ситуация тяжелая среди народов Поволжья.



Александр Костинский: То есть когда возникают какие-то проблемы с алкоголем, когда снижается доступ к алкоголю, увеличивается срок жизни?



Дарья Халтурина: Да. Удивительно, что за последние годы продолжительность жизни была самой высокой в 98 году, когда просто на фоне ужасного кризиса, который очень сильно ударил по россиянам, стали нечего пить.



Александр Костинский: Вот это удивительно, что когда благосостояние растет, то и смертность растет. Казалось бы, должно быть наоборот.



Андрей Коротаев: Во время экономического кризиса начала 90 годов наиболее сильно пострадавшей группой населения были пенсионеры. Смертность особенно сильно выросла среди мужчин трудоспособного возраста. Группа, которая в наименьшей пострадала, которая сумела перестроиться, найти себе работу. Выросла смертность по-настоящему сильно именно среди мужчин трудоспособного возраста.



Александр Костинский: Смотрите, в последние два года, 2006-2007 год, отмечено снижение смертности. Все-таки отрадное явление. На фоне возрастания благосостояния отмечено снижение смертности. Это не противоречит тому, что мы говорим?



Дарья Халтурина: 2006 год, действительно произошло снижение смертности сильное, умерло на 138 тысяч человек меньше, чем в 2005 году. Но это скорее исключение, подтверждающее правило. Вообще с 1999 года все время происходило достаточно сильный рост доходов в России и сильнейший рост смертности. Было это связано с тем, что росли доходы населения, и население потребляло все больше алкоголя. В 2006 году произошло несколько знаменательных событий, которые привели снижению потребления алкоголя россиянами. Все они были связаны с внесением поправок в федеральное законодательство, 171 закон о регулировании алкогольной сферы.



Александр Костинский: А к чему привел этот закон для людей?



Дарья Халтурина: Прежде всего с января 2006 года был увеличен проплаченный уставной капитал для производителей спирта и водки. В результате масса мелких спиртзаводов и мелких заводов позакрывались. Просто это привело к сокращению производства, и сразу же впервые за последние годы начала снижаться смертность.



Андрей Коротаев: Но главное, что ввели новый список денатурирующих добавок. То есть для этого технический спирт тоже денатурировали, но денатураты были неэффективные, как публика, потреблявшая алкоголь в виде разного рода технических жидкостей, прекрасно знала. С июля технический спирт стал денатурироваться эффективными добавками. Непереносимый запах, непереносимый вкус, невозможно просто жидкость после добавления неэффективных денатуратов пить.



Дарья Халтурина: Вы знаете, я думаю, что очень мало россиян попробовали на себе, вредно или не вредно, потому что с керосином пить нереально, каким бы ты ни был ужасным алкоголиком.



Андрей Коротаев: Здесь просто очень интересно отметить, что действительно с июля пошло резкое сокращение числа алкоголиков отравлений. Как мы помним, в это же самое время в средствах массовой информации пошла волна о том, что по стране идут колоссальные волны алкогольных отравлений.



Александр Костинский: Да, это очень важный момент. Потому что действительно была большая волна публикаций, буквально звучало так: отравление суррогатами, что-то с печенью и так далее. Как будто отравлений больше и отравление суррогатами.



Андрей Коротаев: Здесь, я думаю, не было никакой злонамеренности. Здесь удивительным образом эта волна сообщений о колоссальном числе алкогольных отравлений суррогатным алкоголем по России была обратной стороной сокращением алкогольных отравлений. Парадокс здесь объясняется очень просто: люди, которые традиционно то, что они привыкли пить, типа жидкость технического назначения под названием «Кирюша», стала непереносимый для питья. Естественно, начинают пробовать, что можно пить вместо этого. Вполне логично было попробовать пить дезинфицирующие жидкости, где тоже колоссальное содержание этилового спирта, но в дезинфицирующих жидкостях содержится еще и хлор, который как раз поражает печень и дает специфическую реакцию с пожелтением. То есть вред вполне сопоставимый с обычным алкогольным отравлением, но зато такая редакция очень специфическая. Когда вдруг в поликлинику обращаются десятки людей с желтыми лицами, действительно информационный повод и грех не сообщить об этом в средствах массовой информации, что действительно прошла волна каких-то неожиданных по виду острых и необычных алкогольных отравлений.



Дарья Халтурина: Сокращение смертности от алкогольных отравлений было колоссальным, на одну пятую фактически - на 20%.



Александр Марков: А вы не могли бы абсолютные цифры примерные?



Дарья Халтурина: Смертность от алкогольных отравлений сократилась приблизительно на восемь тысяч, более чем на 20%. Вот смотрите, пожалуйста, у нас в прошлом году снизилась смертность - на 138 тысяч, на самом деле это снижение сопоставимо с тем, что было при Горбачеве. У нас уже успели приписать эти успехи национальному проекту «Здоровье». Но самое сильное сокращение смертности произошло от каких категорий – это алкогольные отравления, убийства, а мы помним, что у нас большинство убийц пьяны в момент убийства в России, далее самоубийства, дорожно-транспортные происшествия, пневмония, опять же у нас в основном от пневмонии умирают алкоголики, так получается. И смертность от сердечнососудистых заболеваний.



Андрей Коротаев: В принципе она была основной в снижении. Учитывая, что алкоголь является мощнейшим фактором смертности от сердечнососудистых заболеваний, на фоне данных о динамике смертности по показателям, впрямую зависящих от алкоголя, прежде всего сокращение потребления алкоголя.



Дарья Халтурина: То есть в общем-то не стоит преувеличивать заслуг нацпроекта «Здоровье» - это просто реальное снижение потребление алкоголя.



Андрей Коротаев: Вклад проект, безусловно, внес, но основной фактор – это снижение потребления алкоголя.



Александр Марков: Скажите, пожалуйста, вы уже не первый год занимаетесь этой проблемой, что-то меняется в обществе, растет понимание этого факта? Вас услышали в обществе, в правительстве, в Государственной думе? Меняется как-то отношение?



Андрей Коротаев: Мне лично кажется, что меняется. Хоть какая-то подвижка по сравнению с двухлетней давностью произошла и вроде даже по контрасту с Украиной, потому что на Украине ситуация еще хуже, чем в России. Печальное лидерство совсем недавно принадлежало России, сейчас принадлежит Украине. Население Украины убывает самыми быстрыми темпами в мире, быстрее, чем в России и этого рекорда Украина достигла в прошлом году на фоне рекордно высокого производства водки. При этом о том, что на Украине было произведено в прошлом году рекордное количество водки, об этом рапортовали на Украине, а о том, что это сопровождалось колоссальным ростом смертности и выходом Украины на печальное первое мировое место в этом показателе, то есть на фоне того, что эта проблема еще более серьезная, чем в России, кажется, внимания уделяется еще меньше, чем у нас.



Дарья Халтурина: Я хотела бы упомянуть тот факт, что на самом деле достаточно народ сильно страдает от этой ситуации. Дело в том, что это регионы и это менее образованные люди. Опросы населения показывают следующую картину. Во-первых, когда спрашивают людей о проблемах в регионах, регулярно второе место занимает алкоголизм после роста цен ЖКХ. То есть люди чувствуют, в каждой семье есть потери, и действительно эта проблема очень тяжелым бременем легла. Во-вторых, по опросу, 58% поддержало бы даже ту излишне жесткую антиалкогольную кампанию горбачевскую - это большинство, а 28% россиян вообще за введение сухого закона. То есть это проблема настолько назрела и даже обидно, что ее в высших эшелонах власти не очень-то замечают.



Андрей Коротаев: Крайне существенно не расслабляться в связи со снижением смертности в России в прошлом году, что-то такое уже было в 90 годы. С 95 по 98 произошло достаточно заметное снижение смертности и уже появились публикации, что ничего особого делать не надо, потому что ситуация в России нормализуется и все выправится само собой. Но как раз после того, как эти публикации появились, после 98 года пошел новый колоссальный рост смертности, так что мы превзошли рекордную до этого планку 94 года. Так что ни в коем случае не надо самоуспокаиваться. Если смертность стала спадать - это не значит, что если усилия не будут продолжены, это будет идти так и дальше. Так дальше идти не будет, если не будут приняты новые меры по снижению потребления алкоголя в России.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG