Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему российская армия так не похожа на армию из телесериала «Солдаты»? Иностранцы больше не работают на рынках Подмосковья. Кому это выгодно? По какому праву семью челябинцев Спицыных выселяют из их родного дома? Удастся ли сочинскому клубу одесситов восстановить морское сообщение между Сочи и Одессой? Ижевск: Почему никто не мешает скинхедам нападать на жителей города? Вятка: Кто заплатит за лечение бывшего солдата Вячеслава Косолапова? Поселок Сухоборье: Жизнь на перепутье. Орел: Высказал свою точку зрения – плати 20 тысяч рублей! Ростов-на-Дону: Может ли газета помочь детям-сиротам найти новых родителей? Псков: Пасхальные традиции возвращаются


В эфире Самара, Сергей Хазов:



Из Самарской области весной в армию будет призвано две с половиной тысячи человек. Главное новшество весеннего призыва – сокращение срока службы с двух до полутора лет - самарские призывники восприняли с одобрением. Говорит Виктор Солодов.



Виктор Солодов : Нормально отношусь. Я – за. Профессиональная нужна армия. Пускай лучше один год обучают нормально, чем два года хрен знает, где и все такое. «Дедовщина» везде – и в институте младшие курсы. Она везде. Армия – это не единственный пример «дедовщины».



Сергей Хазов : После внесения депутатами Государственной Думы поправок в Закон «О воинской обязанности и военной службе» заметно сократилось количество отсрочек от армии. 1 апреля в Самаре прошла акция протеста против нарушений прав призывников. Юноши говорят, что сокращение срока военной службы не уменьшит количество случаев неуставных отношений. ««Дедовщины» в армии не станет меньше», - поделился призывник Александр Курочкин.



Александр Курочкин : Призыв должен быть отменен и чем скорее, тем лучше. С моей точки зрения, призыв в армию нарушает права человека. Я полагаю, что человек должен всегда обладать правом выбора. В любом случае, его действия должны быть добровольны. Хочет он идти служить в армию – он идет и служит, не хочет – нет. Но наше общество построено на основе принципов милитаризма, когда единоначалие внедрено, когда подчинение вместо дисциплины безусловное приветствуется, когда неравноправие не только по социальному, по возрастному, по какому угодно принципу.


Неравноправие – это основа нашего общества. Армия – это один из институтов, который служит насаждению, развитию этого неравноправия, потому что человек, приходя в армию, перестает быть человеком. Он становится «духом», «черпаком», кем угодно. Каждый им может помыкать. Он абсолютно бесправен. Только постепенно, становясь старше, старше, он приобретает какие-то минимальные права. Мне кажется, что такая ситуация ненормальная.



Сергей Хазов : Из-за сокращения срока военной службы задание для Самарской области на призыв граждан будет на 300 человек больше по сравнению с осенним призывом прошлого года. Самарские призывники, с которыми мне удалось побеседовать у военкоматов, рассказали, что врачи медкомиссий не всегда выслушивают жалобы молодых людей. Родители самарских призывников также поддерживают мнение молодежи. К зданию областного военкомата Дмитрий Иванов пришел с плакатом: «Остановим «дедовщину»». Сыну Дмитрия 18 лет, этой весной он должен быть призван в армию.



Дмитрий Иванов : У нас воспитания-то нет. Если нас воспитывали – береги честь смолоду, то сейчас честный человек – это лох. И вот такая молодежь идет в армию. Что изменится? С преступлениями надо бороться просвещением – это еще Екатерина Вторая говорила. А мы усиливаем силовые структуры. Сделали неимоверное полицейское государство!



Сергей Хазов : Продолжает отец другого призывника, Валерий Степанов.



Валерий Степанов : Полтора года – это не освобождает нас от решения вопроса по «дедовщине». Надо ее с детского садика искоренять. Потому что в разных группах уже идет “дедовщина». Это я заметил по воспитанию детей. Старшая группа заставляет младших, потом школа и так далее. Нужно обращать внимание с детского садика. Только контроль командиров, только он может спасти от «дедовщины».



Сергей Хазов : С этим мнением согласен и ветеран Отечественной войны Виктор Рожков, пришедший в военкомат, чтобы доказать, что его внук, страдающий плоскостопием, имеет право на отсрочку по состоянию здоровья.



Виктор Рожков : Если молодежь идет, беднота из сельской местности, а все остальные откупаются. Почему в советское время каждый военнослужащий считался элитой. Как девочки смотрели на гражданских? Искоса. А вот если офицер, курсант, они говорили – о! вот это, да! Потому что им платили. А сейчас за офицеров никто и замуж-то не идет.



Сергей Хазов : Во время осеннего призыва на военную службу, к правозащитникам с жалобой на нарушения в работе призывных комиссий обратилось более полусотни самарских призывников. Однако, на самом деле, нарушений прав призывников гораздо больше. Многие молодые люди просто боятся обращаться к правозащитникам. ««Дедовщина» исчезнет, только если армия станет действительно профессиональной», - считает председатель правозащитной ассоциации «Свободное общество» Валерий Павлюкевич.



Валерий Павлюкевич : Руководство страны сделало определенный шаг. Я думаю, что сейчас полтора года, если дальше пойдет – год, вопрос очень дискуссионный. Сколько надо служить – год или полтора? Я сам служил год. Но, честно говоря, это просто экскурс. Мало, конечно, мало и современной техники, и современных методологий каких-то. Может быть, полтора года – это оптимальный срок. Все-таки полтора года – это не два года. Хотя «дедовщина» - это явление социального порядка. Даже если там разница будет полгода, я, например, «старик», а ты «салага», хотя разница призыва полгода. Вопрос в отношении людей друг к другу.



Сергей Хазов : «Какой должна быть идеальная российская армия?», - говорит самарчанка Ольга Семенова. Ее молодой человек недавно вернулся после срочной службы в армии.



Ольга Семенова : Как солдаты. Это мое женское мнение, может быть, оно глупое, но я бы в такую армию отпустила своего парня. У меня только сейчас парень пришел из армии. Если бы я его провожала в то время, когда призыв был на полтора года, я была бы только – за. И то, что дальше будет потом сокращение до года, тоже – за.



Сергей Хазов : «Молодым людям нужно проявлять большую социальную активность», - говорит призывник Александр Курочкин.



Александр Курочкин : Уровень развития общественного сознания в стране очень низкий. Сравнить с Соединенными Штатами Америки, где, например, во время войны во Вьетнаме развернулось широчайшее антипризывное движение. Наша несчастная страна, где 5 человек - это уже много. Я надеюсь, конечно, что мы тоже постепенно к этому придем.



Сергей Хазов : В Самаре создана общественная организация «Антимилитари», которая будет контролировать соблюдение прав призывников работниками призывных комиссий военкоматов.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



С 1 апреля мигрантам нельзя работать продавцами на рынках, но по-прежнему можно в крупных торговых центрах. Поэтому на вопрос - кто выигрывает с введением новых правил? - легко отвечают предприниматели на рынках - это выгодно крупным торговым компаниям. Объясняет Григорий Баграмян, имеющий несколько палаток с одеждой на маленьком городском рынке.



Григорий Баграмян : Человек, даже имеющий весь пакет документов, именно стоять на рынке и работать продавцом не имеет права. Вот этот как бы немножко дискриминация, что туда можно, а сюда нельзя…



Вера Володина : Григорий, тем не менее, очень позитивно относится к наведению порядка и легализации гастарбайтеров. Три недели он потратил на оформление одного своего сотрудника, но, разумеется, теперь не может принять его на работу.



Григорий Баграмян : Где-то около трех недель оформляли документы, госпошлину платили. Мы хотели, чтобы люди законно работали, спокойно. Получили разрешение на работу – пластиковую карточку, которая дает право работать по Московской области, где ясно написано продавец-кассир. Но закон не позволяет работать человеку именно на рынке. Продавцом она может работать в торговых центрах, на рынках продавцом она не имеет права работать, хотя предпринимательская деятельность как бы дает возможность нам нанимать рабочих, именно продавцов-кассиров. Но вот именно на рынке продавцом они не имеют права работать. На мой взгляд, мне кажется, это немножко неправильно. Потому что именно потребность в продавцах сейчас именно на рынках будет больше, чем в торговых центрах. Люди, в принципе, есть, работящие люди есть, есть кого нанять на работу, но закон не позволяет. Вот эта ситуация немножко, конечно, неудобная. Даже с теми людьми, которые получили пакет документов, мы вынуждены расстаться. Сейчас везде висят объявления, приглашаем местных жителей. Пока не хотят.



Вера Володина : Григорий объясняет, что приезжих продавцов на рынке теперь нет, никто из его коллег не хотел рисковать, да и не допустила бы этого администрация рынка. Ведь за каждого незаконного сотрудника именно администрация рынка должна была бы выплатить штраф от 500 до 800 тысяч рублей.



Григорий Баграмян : Сейчас очень высокие штрафы. Никто не стал рисковать. Естественно, после выхода приказа, все расстались со своими продавцами. Те, кто сделали документы, надеясь, что получат, тоже не получилось. Поэтому сейчас на данный момент из приезжей части населения здесь никого нет. С нас тоже требуют, чтобы мы платили достойную зарплату, потому что у нас тоже социальный пакет – и пенсионный взнос, и стаж у нас оформляется. Поэтому у нас человек защищен в социальном плане.



Вера Володина : На рынке, где работает Григорий Баграмян, из нескольких десятков павильонов закрылось только три овощных палатки, что почти незаметно для покупателей, но самим предпринимателям приходится крутиться активней.



Григорий Баграмян : Теперь я должен заниматься подвозом товара, бухгалтерским учетом, налогами. Сейчас я вынужден, как говорится, сидеть на торговой точке. Мы будем работать больше с местным населением, доказывать, что на рынках тоже можно работать, что это не стыдно. Просто часть прибыли будет отчислять больше продавцам, больше уделять им внимания для того, чтобы человек, на самом деле, был заинтересован. Тут уже должен компромисс находиться, естественно, между работодателем и работником.



Вера Володина : По первым заявлениям областного Министерства потребительского рынка и услуг на рынках Московской области после 1 апреля нет ни одного работающего кассиром или продавцом иностранного гражданина. Еще, по официальным данным, нет роста цен или дефицита продуктов из-за исхода иностранной рабочей силы. Впрочем, отмечает это ведомство, что и исхода-то никакого нет. Ведь закон позволяет гастарбайтерам переоформляться в другие должности – в рабочие, к примеру. И всем им свет зеленый свет при трудоустройстве в супермаркеты. Григорий убежден, закон как будто именно для этого и писался.



Григорий Баграмян : В большой бизнес как бы направляется массовый поток людей, что именно там должны они работать. Может быть, это целенаправленно сделано? Продавец он и есть продавец, он может работать и там, и там. Разница, что здесь нельзя, а там можно. Мне кажется, что рынок, магазин, торговые центры – предпринимательская деятельность одна. Все мы платим налоги. Должен быть единый закон, что нельзя. Но если у человека есть пакет документов, что он продавец-кассир, то, мне кажется, что и на рынке, и в магазинах он имеет права работать. Тут идет борьба с нелегальными. Это важный шаг. Просто, мне кажется, что немножко не соответствует. Если человек имеет полностью пакет документов, если он уже легально зарегистрирован, легально проживает, легально имеет пластиковую карточку – разрешение на работу, если есть потребность в этом человеке, в рабочей силе, он везде может устроиться на работу.



Вера Володина : Трудовые мигранты, объясняет Григорий, по-прежнему мигрируют, но теперь не пересекая границ - от работодателей на рынке к их коллегам, хозяевам крупных торговых сетей.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Скоро количество челябинских бездомных может увеличиться сразу на несколько семей. Их жилье, как оказалось, находится на территории, которую городские власти отвели под зоопарк. Сам зоопарк в Челябинске существует уже около 10 лет, и намерен развиваться. Только вот развитие это вылилось для людей, которые давным-давно живут на прилегающей к зоопарку территории, в самый настоящий кошмар. Говорит один из потенциальных бездомных Николай Спицын.



Николай Спицын : Все началось со строительства зоопарка в 1996 году. До этого там была тайга, заброшенные сады, тополиные рощи. Это не считалось центром города. Там был раньше такой небольшой поселок – домов в 20-25, но они в основном принадлежали железнодорожной структуре. Их всех снесли. Им всем дали квартиры. У меня там живет теща с 1961 года. Раз никакого отношения к железной дороге они не имели, поэтому, соответственно, квартиру они не получили.



Александр Валиев : Теща и тесть Николая Спицына всю жизнь проработали на радиозаводе, стояли в очереди на жилье. Но когда в 90-е предприятие развалилось, стало ясно, что никакого жилья они уже не получат. В небольшом домишке, который тесть Спицына Николай Усцов построил в поселке железнодорожников еще в 60-е годы, родились две его дочери, а потом и внуки. Поселок в итоге расформировали, всем дали квартиры, а Усцовы-Спицыны остались на своем месте и спокойно жили до второй половины 90-х годов. Потом рядом появился зоопарк. Район постепенно стал частью центра города, и на земли, на которых стоял домик Усцовых-Спицыных, появились желающие. Однако благодаря хорошему адвокату старожилам удалось оформить право собственности на дом. Но спокойная жизнь продолжалась недолго.



Николай Спицын : Нас сначала обязали через суд, чтобы мы узаконили дом. Мы получили «зеленку», как у нас говорят. Начался прессинг почему-то. Прессинг был такого характера – встречали на дороге. Один раз сделали так, что я лишился зубов, челюсть у меня была сломана. Звонили по телефону. Дом пытались поджечь. Слава богу, пожарные наши помогли. Собак травили, кошек травили. В общем…



Александр Валиев : Оказалось, что мэрия отдала земли, на которых стоит дом Усцовых-Спициных, зоопарку. Было инициировано судебное разбирательство относительно права на этот участок. Хозяева домика, уставшие и от запугиваний и от суда, получили устное предложение от одного из чиновников - вы отказываетесь от права на свое жилье, а мы вам даем новую квартиру. Доверчивый хозяин согласился.



Николай Спицын : Судье я лично сам отказался от иска к зоопарку. Потому что просто надоел этот прессинг, надоела эта боязнь, этот страх. Потом все началось. Дело передали в федеральный суд. Там с первого заседания уже встал вопрос о выселении без предоставления жилплощади на том основании, что якобы нам квартиры давали, но мы от них отказались.



Александр Валиев : С тех пор мэр, который отдал земли зоопарку, успел лишиться своего кресла, претензии, по сути, предъявлять некому. А хозяев домика пытаются выселить. Сейчас в нем прописано 12 человек, у каждого из которых больше никакого жилья нет и идти некуда. Дело дошло до того, что судебные приставы приходят каждый день, и не исключено, что в следующий раз они привезут с собой бульдозер, который попросту снесет утлое жилище. Старый Николай Усцов на почве переживаний уже просто не встает с постели.



Николай Спицын : Все-таки старики чувствительны ко всему. Он не верил, как это я прожил 40 лет, дом сам строил, а меня выселили. Это все – мое. В конечном итоге замкнулся, и начал хиреть. Когда уже появился у нас пристав с областного, начал приходить к нам чуть ли не каждый день, тогда уже деда парализовало.



Александр Валиев : Помочь людям, которые вот-вот окажутся без крыши над головой, взялась юрист и правозащитница Витта Владимирова. Она все еще надеется на мирный исход дела.



Витта Владимирова : Это история, в которой нет злодея. Здесь все без вины виноватые. При прошлой мэрии в судебном порядке эту постройку самовольной признали в 2004. Территорию решили освободить для целей развития зоопарка, но не предоставили жилье взамен. Вопрос – что делать? – безусловно, остается. Путь абсолютно нормальный законно-правовой есть. По закону, в случае изъятия для муниципальных нужд, предоставляется земля или жилье взамен. Поэтому жители обращаются в суд с требованием предоставить им жилье взамен взятого. Администрация, если есть на то добрая воля, их признает. Решение быстро вступает в законную силу, и у администрации появляется законное основание выделить бюджетные средства для приобретения жилья этим гражданам. Поэтому если мэрия действительно готова совершать добрые дела, то путь известен, абсолютно нормальный, легальный, правовой.



Александр Валиев : Однако мэрия, похоже, не готова на подобное решение. Вот как прокомментировала ситуацию Светлана Доронина, начальник Управления по связям со СМИ челябинской городской администрации.



Светлана Доронина : Дом, в котором сегодня зарегистрированы семьи Усцовых-Спицыных и Вахрушевых, является незаконной постройкой. Никаких документов ни на землю, ни на строения у людей, которые проживают, либо прописаны в нем, нет. Поскольку данная постройка признана незаконной, городская администрация по закону не имеет никакого права выделять этим семьям жилье и расселять их.



Александр Валиев : Сам же Владимир Спицын настроен вполне оптимистично - ведь в Челябинске есть приюты для бездомных. Так что, в крайнем случае, все семейство из 12 человек, включая стариков и детей, отправится туда.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Попросил как-то один сочинец другого помочь перевезти вещи своего друга. Собравшись втроём, горожане выяснили, что все они в прошлом из Одессы. Так родилась идея создания сочинского клуба одесситов.



Давид Бердичевский : Когда собираются минимум два одессита, есть о чём поговорить - вспоминаются годы, проведённые на учёбе. Улочки, хохмы, анекдоты, Дерибасовская.



Геннадий Шляхов : На первое учредительное собрание пригласили двадцать человек, пришло - сорок. Обсуждали идею создания клуба недолго. Прения прекратились, как только один из выступавших заметил, что сегодня добраться из Сочи в Одессу можно только с пересадкой в Москве. Этот аргумент стал решающим. "За" создание сочинского клуба одесситов проголосовали "единогласно". Продолжает Давид Бердичевский, президент клуба "Сочинских одесситов".



Давид Бердичевский : Мы, когда даём записывать заявление о приёме в клуб, второй листок это "почему вы хотите записаться в клуб одесситов?". Большинство это люди, которые любят Одессу. Большинство закончили заведения учебные в Одессе. Самое главное - любят Одессу, любят одесситов, любят юмор, любят порядочность.



Геннадий Шляхов : Паспорта у желающих вступить в клуб не спрашивали. Родом занятий - не интересовались. Достаточно было простого общения с человеком, чтобы понять - он наш, подходит. Принимаем! Говорит врач с сорокалетним стажем Яков Гохгелеринд.



Яков Гохгелеринд : Вы знаете, тот, кто хоть один раз побывал в Одессе, тот его полюбил навсегда. Поэтому кто пробыл даже в командировке… Три дня в командировке пробыл и влюбился в Одессу. И вот он здесь!



Геннадий Шляхов : Сочинцы похожи на одесситов, в чем?



Яков Гохгелеринд : Своей приверженностью, любви своему городу.



Геннадий Шляхов : Первое учредительное собрание провели в здании морского вокзала, из окон которого открывался прекрасный вид на сочинский порт и пустынные причалы. В Одессе, обменивались мнениями члены клуба, такая же картина - новенький, словно с иголочки, морской вокзал и полное отсутствие пассажирских теплоходов. А ведь раньше на самый популярный черноморский круиз Одесса - Сочи - Батуми попасть было невозможно. Сегодня не то что морем, но по суше и по воздуху добраться в Одессу можно только окольными путями. Это всё равно что, с сочинского вокзала через Дерибасовскую ехать на Куликово поле, шутили сочинские одесситы. Продолжает Давид Бердичевский:



Давид Бердичевский : Если говорить о стратегических наших намерениях, то мы хотим, чтобы побратались Одесса и Сочи, ведь мы находимся на берегу одного моря, а не один теплоход не ходит. Это же абсурд, нонсенс. В планах у нас сейчас посылка небольшой делегации на празднование Дня Освобождения Одессы. Мы будем участвовать там в возложении венков к памятнику Неизвестному матросу. Кроме того, будем встречать такие праздники, как День рождения Одессы. Будем проводить различные конкурсы, типа, кто лучше приготовит фаршированную рыбу. В Одессе очень хорошая шахматная школа, планируем сделать матчи шахматные. В планах очень много.



Геннадий Шляхов : Время появления клуба одесситов не случайно. 2007 год - год выборов в Госдуму. Наверное, у вас политические амбиции?



Давид Бердичевский : Нет-нет. В своих первых заявлениях, когда к нам пришли люди, мы сказали - не учитываем ни религии, ни национальности, ни экономического положения. Ни, тем более, политикой мы заниматься не будем. Нам хватит наших занятий, объединяющих нас.



Геннадий Шляхов : Среди членов сочинского клуба одесситов врачи и инженеры, бизнесмены и руководители предприятий, учёные и преподаватели. Есть директор морского порта и заслуженный артист России певец Виктор Кузнецов.



Виктор Кузнецов : Об Одессе очень много песен написано. Потому что там всегда жили и живут люди искрометного юмора.



Геннадий Шляхов : В сочинском клубе одесситов есть сторонники, есть действующие и почётные члены. Татьяна Кондратьева - учредитель клуба.



Татьяна Кондратьева : Может быть, будем общаться с одесситами. Мы и так общаемся с ними по электронной почте. Может быть в живую.



Геннадий Шляхов : Продолжает Александр Струнин.



Александр Струнин : Сегодня Одесса не просто своеобразный культурный пласт даже на территории бывшего СССР, это некий огромный-огромный конгломерат идей, фантазий. Это потрясающий юмор.



Геннадий Шляхов : Появление клуба одесситов на российском курорте весьма символично. Ведь что один, что другой город находятся на берегу Чёрного моря. Правда, мурманчане опередили сочинцев, первыми в России создав свой клуб одесситов. Но и они тоже не были первопроходцами. Филиалы всемирного клуба одесситов, который возглавляет Михаил Жванецкий, сегодня разбросаны по всему миру. Ведь этот народ не знает границ. Доказательство тому девиз всемирного клуба «Одесситы всех стран объединяйтесь!» В Сочи единение произошло под флагом с изображением герба Одессы и сочинской гор Ахун. А членские билеты вручал известный юморист Роман Карцев, ставший первым почётным членом сочинского клуба одесситов.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:




Стас Корепанов

Трагическая гибель в Ижевске 17-летнего Стаса Корепанова в конце прошлой недели стала новостью федерального масштаба. А начиналось все так.


Во вторник, 27 марта, компания друзей (всего их было в тот вечер семеро) просто гуляли в центральной части города. Был погожий весенний вечер, не больше семи часов. На этот раз они были даже без роликовых досок, хотя скейтборд – это то, что их объединяет. Подростки не принадлежали и не причисляли себя ни к какой из известных группировок. Просто Стас в этот день был в широких рэперских штанах.


Встреча с группой человек в двадцать скинхедов (потом к ним прибавилось еще столько же) произошла совершенно внезапно. Те вывернули из-за угла дома, который намеревалась обогнуть компания скейтеров. Не возникло никакой паузы или диалога – первый из скинов выпалил: «Ну, пацаны, мы – «Уайт пауэр»!» Дальше рассказывают сами подростки (свои имена они категорически отказались называть).



Подросток : Нас зажали в круг. Я тоже видел, как Стаса ударили в живот и разбили бутылку о затылок. Он упал.



Подросток : К одному из моих друзей подлетел бритый и ударил его по лицу. Мы хотели откинуть их, потому что группа была не такая большая. Но тут увидел, как еще ударили Стаса бутылкой. Мы бы не смогли ничего сделать, потому что неожиданно выскочили еще человек 20, наверное. Они нас неожиданно взяли в круг. Когда мы пытались сопротивляться, в нас просто полетели бутылки. У меня друг стоял слева, ему в лицо попала бутылка, он покатился назад.



Надежда Гладыш : Сама трагедия разыгралась в считанные минуты, спустя которые возле третьего подъезда дома номер 222 по улице Коммунаров остался лежать Стас Корепанов и рядом с ним, слава Богу, живой, один из друзей.



Подросток : Я очнулся, встал. Увидел Стаса, он в крови лежал на животе. Подбежал к нему, перевернул. Кричал, чтобы «скорую» вызвали. Какая-то женщина сказала, что уже вызвали. Я сидел с ним. Он потом в сознание пришел. Пытался встать. Парень там один жил. У него масть с отцом медики. Вышли, что-то обработал. Сказал ему, что вставать нельзя. Потом уже «скорая» приехала.



Надежда Гладыш : Остальные бросились врассыпную. Двое заскочили в магазин, где сотрудники спрятали их на складе. Двое добежали до университетского городка.



Подросток : Смотрю, он бежит, а там толпа этих. Я тоже рванул, побежал за другом. А там двое бегут с топором. Они кричали нам «Стойте!», «Стойте!». Добежали мы до памятника Пушкина. Они все за нами бежали.



Надежда Гладыш : Но в ночь на субботу, 31 марта, от полученных травм Стас умер в больнице, не приходя в сознание. Дело сейчас передано в отдел по расследованию особо важных дел прокуратуры Удмуртии. Опознанный друзьями Стаса, был задержан и помещен в следственный изолятор 18-летний Андрей как тот, кто непосредственно нанес роковой удар.


Смерть Стаса вызвала невероятный отклик в среде ижевской молодежи. Говорит Анна Калачева, администратор сайта одной из городских газет.



Анна Калачева : Первыми были SMS -ки, которые просто спамом шли на телефоны друзей. Там был призыв – разошли всем своим друзьям. Электронная почта очень сильно была задействована, Интернет-сайты опубликовали местные, даже в ICQ в Mail Агент сбои происходили из-за того, что постоянно идет информация, как спам. Нельзя сказать, что это кто-то один начал рассылать. Это массово родилось на форуме. Текст небольшой, что в 15:00 почтим память Стаса Корепанова у Вечного огня, приходите все, кто может. Этот текст быстро-быстро расползся по всему Ижевску.



Надежда Гладыш : В Ижевске в связи с гибелью Стаса циркулируют самые чудовищные слухи. В частности, о том, что полторы тысячи скинхедов из соседних регионов собираются сюда, чтобы навести порядок. Милицейские чины высокого ранга опровергают эти слухи. Среди обывателей царит нервозность. Говорит Дмитрий, дизайнер, 34 года:



Дмитрий : Вообще, у меня по этому поводу просто недоумение, что в нашей стране это есть, во-первых. Во-вторых, определенный страх все равно присутствует. Потому что если бы, допустим, я был один, я бы, может быть, и мог бы ввязаться в подобную драку. Но у меня есть семья. С такими крысенышами связываться крайне неприятно.



Надежда Гладыш : В сквере у Вечного огня, в ста метрах от места трагедии, до сих пор собираются группы молодежи, чтобы почтить память своего сверстника.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Валентина Косолапов : Я просто хочу сказать, на всю Россию, на весь мир кричать – сколько это может продолжаться?! Сколько может страдать?!



Екатерина Лушникова : Уже четыре года 23-летний Вячеслав Косолапов страдает хроническим остеомиелитом. Это тяжелое заболевание он получил в армии, во время службы в Дагестане в пограничных войсках. Продолжает мама Валентина Косолапова.



Валентина Косолапова : Как он пришел из армии, у него вот такая была нога. Опухоль, не опухоль – даже не знаю как и сказать-то. Нога не сгибалась у него. Я и то, человек как бы не специалист, посмотрела – боже! Такая опухоль, и такое не увидеть, как это так, специалисты-медики!



Екатерина Лушникова : В армии больную ногу солдата лечил стоматолог. Другого специалиста в воинской части не нашлось. Рассказывает Вячеслав Косолапов.



Вячеслав Косолапов : Вышла очень смешно. Мне поставил диагноз стоматолог. Насколько важен для них солдат был на тот момент, сами судите. Если стоматолог имеет право, и его не осуждают те офицеры, которые должны следить за тем, кто ставит диагнозы, как ставят диагнозы. Если они пропускают, что стоматолог ставит диагноз о том, чего у меня абсолютно не было. Мне начали прогревания делать и прочее другое, то что абсолютно было категорически запрещено. В общем, относились к нам, как к зверям.



Екатерина Лушникова : Вернувшись из армии, Вячеслав Косолапов обратился в суд, требуя от пограничных войск ФСБ миллион рублей в качестве компенсации за моральный и материальный ущерб.



Вячеслав Косолапов : Мне должны материально, потому что мы истратили на лечение. Потому что это было достаточно проблематично собрать сумму. Занимали деньги у соседей, у родственников, на работе родители занимали, чтобы просто меня свозить в Москву на анализы. Остальные денежки, которые необходимы на лечение… А лечение очень дорогостоящее. Через знакомых я узнал, например, что есть в Соединенных Штатах клиника хорошая. Туда надо будет документы отправлять, но там тоже стоимость в сотни тысяч долларов операция. Нам, простым смертным, как говорится, не потянуть просто.



Екатерина Лушникова : По иску Косолапова состоялось уже меньше десяти судебных заседаний, но конца краю процессу пока так и не видно…



Вячеслав Косолапов : Спрашивают, уточняют, что опять каких-то документов не хватает, опять запрашиваем по месту, где я лечился, или в войсковых частях. Потому что они все время перекладывали друг на друга, что они не являются ответчиками. Все это как бы сказывает на том, что еще одно заседание каждый раз.



Екатерина Лушникова : Между тем, со здоровьем у Вячеслава Косолапова с каждым днем все хуже и хуже.



Вячеслав Косолапов : Правая нога совсем плохая стала, хотя она раньше вообще не подавала признаков о том, что она болеть будет дальше. Обычно болела левая. А про левую я сейчас забываю, потому что она постоянно болит. Там свищ открытый. Это уже как в порядке вещей, как утром встать зубы почистить, для меня тоже самое утром встать и сделать перевязку. Боль я уже там практически не чувствую, потому что она уже приелась. Ладно бы она была месяца, два, три, а когда она уже три года длится, то есть уже чувства как бы притупляются. А правое бедро надо опять вскрывать. Сейчас вот с палочкой хожу опять. Все возвращается на круги своя.



Екатерина Лушникова : Вятские врачи признаются, что не знают чем помочь Косолапову. В городе нет ни хороших специалистов в этой области, ни даже необходимых льготных лекарств.



Вячеслав Косолапова : Во-первых, я льготник, пенсионер. Как всем известно, есть бесплатные лекарства. Ни одного лекарства, ни одной таблеточки, которая мне нужна, ее в списке моем не было никогда. Потому что это очень дорого. Таких просто в списке не существует. У них нечем лечить. Они не знают, как лечить. Но ведь я тоже не плюшевый мишка, как я маме говорю, которого можно резать и зашивать.



Валентина Косолапов : Я просто не знаю. Я сама в шоке. Как я хочу помочь! Плачу, говорю – Слава, ну, пожалуйста, ну как-нибудь давай пойдем к хирургу. Я не знаю, как еще! А что толку-то. Курс антибиотиков ему дадут, проделают. А дальше что? Если бы вы сейчас видели, это просто ужас!



Екатерина Лушникова : Валентина Косолапова пыталась обратиться в Москву, в знаменитый военный госпиталь имени Бурденко, но не встретила понимания.



Валентина Косолапова : Я позвонила, попала на врача, на профессора, как он представился мне. Я попросила, так и так, помогите, пожалуйста. Проконсультируйте меня по поводу того, что сын у меня заболел в армии и заболевание у него – хронический гематогенный остеомиелит. Как к вам можно попасть? Он мне ответил, что никак: «Никаких направлений не надо. Просто никаких денег не хватит, чтобы полечиться у нас». Я спрашиваю: «Сколько это, допустим, стоит?» «100 тысяч это только обследование». Я, конечно, удивилась, - 100 тысяч! Потом он мне еще задал вопрос: «А что, вы судитесь?» «Да, я сужусь». Он говорит: «Так у вас шансов-то мало». Я говорю: «Почему?» «Да, потому что каждый третий солдат сейчас в армии, добудет вам известно, болеет остеомиелитом».



Екатерина Лушникова : И все-таки семья Косолаповых надеется выиграть этот безнадежный, с точки зрения многих, процесс.



Валентина Косолапова : Мы хотим восстановить справедливость, чтобы ребенок у меня был здоровый. Отдайте нам деньги, мы поедем лечиться. Все!



В эфире Липецк, Андрей Юдин:



Жительница : У нас магазина нет, у нас врача нет, жить негде. Куда нам идти?! Выживают нас, а нам некуда идти!



Жительница : Не могут получать субсидии, которые имеют на это право, за продуктами вынуждены ехать за 50 километров. Голосовать мы не смогли.



Андрей Юдин : Более 20 лет назад рядом с пионерским лагерем «Прометей», который принадлежал Новолипецкому металлургическому комбинату, образовался поселок «Сухоборье», где жили педагоги и работники этого пионерского лагеря. В их паспортах значилась городская прописка. Многие живут там и по сей день, однако ситуация изменилась. В результате приватизации Новолипецкого металлургического комбината практически все социальные объекты перешли в государственную собственность. Рассказывает жительница поселка Милитина Шипилова.



Милитина Шипилова : С 2000 года к нам пришел новый начальник господин Афендулов, ныне депутат Госдумы, убрал почтальона, магазин закрыли, все уничтожили. Нас врач обслуживал, я лично добилась врача участкового. Он решил приватизировать все тут, забрать. Внизу сделать автоматы, а из домов сделать гостиницы. Нам все время отвечали, «вы не хозяева, эти дома заводские». Мы добились, они стали муниципальные. Раз у нас муниципальные дома, передайте нас, какому то ЖЭКу, создайте условия, проведите перепрописку.



Андрей Юдин : Городская и областная власть долго спорили между собой кому передать эту территорию. Дело дошло до суда, и теперь жители этого поселка оказались жителями «Грязинского района» Липецкой области. Между тем, их пятиэтажные и двухэтажные дома являются муниципальной собственностью города Липецка.



Милитина Шипилова : Решением передать дома, наш поселок в Грязи, хотя сами пишут, не было референдума. Должен быть референдум при передаче, потому что нарушается граница двух районов - Грязинского и Липецкого районов. Я писала в прокуратуру, как это земля рекультивационная, когда на ней находится минеральный источник, Гослесфонд. Значит, на ней могут строить, и лагерь вообще снести, могут сделать дом с красными фонарями и казино!



Андрей Юдин : Рассказывает Валентин Нижегородов, житель поселка Сухоборье.



Валентин Нижегородов : Мы же не побежим через болото к вам голосовать. На такое мероприятие вы должны людей пригласить или сами приехать с урной к нам хотя бы и сказать: «Граждане, проголосуйте за «медведя» или за «волка»!». Это политический вопрос».



Андрей Юдин : Порядка 400 человек проживает в поселке Сухоборье. Органы власти под любым предлогом не позволяют людям приватизировать свои квартиры. Валентин Нижегородов несколько лет пытается приватизировать свою квартиру в поселке Сухоборье.



Валентин Нижегородов : Да, было постановление главы администрации города, разрешение, на приватизацию жилья, но Федоров Валерий Петрович, заместитель Гулевского, дома вычеркнул. Он тут же говорит: «Вас собираются передавать, вашу территорию и дома в Грязинский район». Но дома находятся в муниципальной собственности города Липецка, о чем свидетельствуют документы. По всем вопросам – милиция, «скорая помощь» и так далее - или в Карамышевский сельсовет или в Грязи. Но это все равно, что в Питер ехать через Канаду.



Андрей Юдин : Администрация Липецкой области и администрация Грязинского района не отвечают на запросы и не собираются брать на свои плечи проблемы жителей поселка Сухоборье. Я попросил разъяснить ситуацию председателя Департамента экономики города Липецка Владимира Мигита. Запись по телефону.



Владимира Мигита : Использование нашего имущества, я имею в виду городского имущества, находится в ведении города Липецка. Вопросы прописки, пенсионного обеспечения, транспортного обеспечения это не к нам, вопросы к тому муниципальному образованию, к которому относится поселок Сухоборье.



Андрей Юдин : Правозащитник Марк Гольдман, директор Липецкого общества прав человека, охарактеризовал сложившуюся ситуацию таким образом.



Марк Гольдман : Сход они объявили, я пришел на этот сход, власти не явились. Нарушено мнение людей, понятно, что им в «Грязях» труднее будет воевать за свои права. Надо подавать в суд просто и все.



В эфире Орел, Елена Годлевская:



В ответ на критическое выступление на конференции Орловского государственного технического университета профессор Владимир Харламов получил иск о защите деловой репутации ОрелГТУ. Технический университет потребовал от профессора извинений, опровержения и 30 тысяч рублей в счет компенсации морального ущерба. Речь, которую должен произнести Владимир Харламов, технический университет тоже подготовил.


Университет обиделся на своего профессора, доктора физико-математических наук Владимира Харламава 28 января. В этот день в ОрелГТУ проводилась конференция, на которой был утвержден новый состав Ученого совета университета. А Владимир Харламов усомнился в его легитимности. Сказал, что в трудовых коллективах – на кафедрах - кандидатуры претендентов в столь важный орган, являющийся органом управления вузом, не обсуждались, что преподаватели не знают о научных достижениях кандидатов, что, цитата, «люди сами себя выбирают».


В ответ университет подготовил иск в суд и предложил профессору отказаться от своих слов и публично признать их не соответствующими действительности, а также извиниться перед коллегами и заплатить 30 тысяч рублей, оценив каждое слово выступления в 200 рублей. Вот что по этому поводу говорит сам Владимир Харламов:



Владимир Харламов : Высказывать свое мнение, обсуждать проблему управления университетом это у нас практически невозможно. Система управления сохраняет основные черты той системы управления, которая существовала при тоталитарном режиме, и практически остается в неизменном виде. Преподаватели, сотрудники университета попросту опасаются высказывать свое мнение по тем вопросам, которые их интересуют, в частности, опасаются защищать свои права, свои интересы.


Случай, который произошел со мной, на мой взгляд, является проявлением системного кризиса высшей школы. В этой недемократичной системе существуют студенты. Они привыкают жить и существовать в недемократических условиях, приобретают навыки существования в условиях авторитарного режима. После окончания университета они легко адаптируются в условиях авторитарного режима, но не могут адаптироваться в условиях рынка, где нужно проявлять инициативу, творчество, предприимчивость, уметь защищать свои права. Ничего этому в наших университетах студентов не учат. Как следствие – в России сохраняется та ситуация, которую мы имеем в экономике и в политической системе.



Елена Годлевская : По словам проректора ОрелГТУ Василия Светкина, дискуссия между руководством вуза и профессором Харламовым по поводу формы управления вузом длится уже не один год. Ректорату не удалось убедить Владимира Харламова в ошибочности его взглядов, поэтому было решено обратиться в суд. «Мы понимаем, что мнение неподсудно, но считаем, что каждый человек должен отвечать за свои слова»,- пояснил позицию ректората Василий Светкин.


Суд Советского района города Орла под председательством Сергея Полякова удовлетворил исковые требования университета частично. Согласно его решению профессор Харламав должен выплатить 20 тысяч рублей и произнести на очередной конференции речь. В частности, признать, что его утверждения не соответствуют действительности, и что он теперь полагает, что выборы ученого совета ОрелГТУ проведены в точном соответствии с законодательством Российской Федерации. Беда только в одном - Владимир Харламов так не полагает. Более того, судебный процесс только укрепил его мнение о процедуре избрания Ученого совета университета как о недемократичной. Адвокат Воронежской коллегии адвокатов, представляющий интересы Владимира Харламова в суде, Владимир Сучков возмущен:



Владимир Сучков : Данная ситуация проста. Человек выступил на конференции, высказал свою точку зрения, и теперь его пытаются в судебном порядке заставить эту точку зрения изменить. Фактически его понуждают отречься от Конституции, которая в статье 29 гарантирует каждому свободу мнения, кроме того, отречься от своего собственного мнения.


Наша власть превращает нас в послушных власти граждан. Собственно говоря, это превращает нашу страну не в демократическое общество. Суд фактически превращается у нас в орган цензуры, когда того или иного деятеля, политического или просто деятеля, когда средства массовой информации поправляют и не дают возможность что-либо говорить.



В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев:



Ростовская газета «Наше время» кому-то нравится, кому-то не очень, а кто-то, возможно, и вовсе не слышал о её существовании, но для детей из многих детских домов области она, можно сказать, один шанс из ста. Если на страницах этой газеты появится фотография ребёнка и рассказ о нём, то он обязательно обретёт свою новую семью. Во всяком случае, до сих пор всё так и происходит, а свою акцию «Мне нужна мама» «Наше время» продолжает уже второй год. О том, как всё начиналось, рассказывает постоянный ведущий рубрики Александр Голубничий:



Александр Голубничий : Все началось с материала в нашем приложении «Аксинья» под заголовком «Мне нужна мама». Это был обычный материал о детдомовских ребятах с фотографиями. Материал, может быть, был бы и обычным, но заголовок привлек внимание читателей. Мы получили письмо из района Ростовской области. Женщина просто купила эту газету, потому что увидела крупными буквами заголовок «Мне нужна мама». Первенец наш, 4-летний Коля, фотографию которого мы опубликовали 9 ноября, а уже 14 декабря Елена, молодая женщина из одного из городов Ростовской области, забрала этого мальчика из ростовского детского дома к себе домой.



Григорий Бочкарев : Главный редактор газеты Вера Южанская, когда узнала о цели моего визита в редакцию, тут же отложила в сторону все свои важные дела:



Вера Южанская : Поначалу я сразу скажу, что в коллективе неодинаково, неоднозначно оценивали. Кому-то это казалось архаичным, кому-то казалось не очень нужным и интересным, но все сомнения прошли после того, как пошла реакция. Увидев фотографии детей в газете, люди стали звонить в органы опеки, детские дома. Когда у нас появилась весть о том, что есть первый усыновленный, все мы поняли, что это правильно. Даже если одного ребенка удастся устроить, я считаю, что все наши затраты - газетной площади, нашей работы – все это не напрасно, не зря.



Григорий Бочкарев : Газета не ограничивается своими первыми публикациями о детях, которым нужна мама, но рассказывает о том, как складывается их жизнь в новых семьях. Естественно, если не возражают приёмные родители. Саша Голубничий с гордостью рассказал мне недавнюю историю:



Александр Голубничий : Мы фотографировали детей. Одна из них была 6-летняя Машенька. И тот снимок, который я отобрал для газеты, подействовал на женщину из Ростовской области. Она увидела эту фотографию. Эта фотография напомнила ей сына в более раннем возрасте. Сыну 12 лет. Фотография вышла в газете «Наше время» 24 января, в начале марта родители уже забирали Машеньку из детского дома.



Григорий Бочкарев : Журналисты газеты полны желания и дальше продолжать свою акцию «Мне нужна мама», тем более что их об этом просят и читатели. Когда я утром купил в газетном киоске свежий номер «Нашего времени», то увидел на первой странице фотографию восьмилетнего Кирилла и небольшой рассказ о нём. И телефоны, по которым нужно звонить его будущей маме. Она, скорее всего, обязательно найдётся.



В эфире Псков, Анна Липина:



Звон колоколов



Анна Липина : Так звонят колокола псковского храма святого благоверного князя Александра Невского. Этот храм - самый молодой в Пскове - ему всего лишь сто лет. При храме действует единственная в регионе школа звонарей. В честь 750-летия полководца первым президентом России Борисом Ельциным воинскому храму в Пскове был подарено несколько колоколов, отлитых в Каменск-Уральском. Говорит настоятель храма протоиерей Олег:



протоиерей Олег : На пасхальной неделе ежегодно по всей России, в селах и городах, дети приходили на колокольни, звонили, учились весь день - от службы до службы днем. Так и мы решили возродить эту традицию.



Анна Липина : В школе при храме занимается около 20 человек, в основном подростки. Впрочем, как говорит отец Олег, никаких ограничений по возрасту у звонарей нет. Кто может забраться на колокольню, тот и может приобщиться к искусству колокольного перезвона. Своими впечатлениями делится будущий звонарь 12-летний Илья:



Илья : Сначала начал звонить на средних, ну потом как-то перебрался на большие. Мне больше всего нравится обычный звон потому, что он мелодичный, красивый.



Анна Липина : Как признаются сами мальчишки, особого секрета в их мастерстве нет. Но каждая колокольня индивидуальна. К тому же, как и для музыкальных инструментов, на колокольне существует настройка, то есть регулировка расстояния от языка до стенки колокола - оно тоже должно быть определенным. На звоннице храма Александра Невского, к примеру, 14 колоколов разного размера. У будущего звонаря Димы свои предпочтения:



Дмитрий : Из колоколов мне нравится большой Благовест - такое звучание, прямо звук такой, чуть ли не плакать хочется. Хорошее звучание, а самый обычный звон он по себе необычный.



Анна Липина : На такой звоннице, как правило, работает 2-3 человека, но может управиться и один. На незнакомой колокольне даже опытному звонарю надо тренироваться, хотя есть профессионалы, которым это под силу, например звонарю Троицкого Собора Пскова Владимиру. Сам он говорит, что научить звонить в колокола можно любого желающего:



Владимир : Сначала просто берут человека. У него редко получается, а потом все потихонечку, где-то год отзвонишь - уже все получается.



Анна Липина : В колокольном звоне, как и музыке, есть определенные правила. Давать уроки мастерства в школу звонарей при храме Александра Невского регулярно приезжают звонари из Москвы, говорит отец Олег.



отец Олег : Мы стали приглашать всех звонарей, кого знали, в том числе и звонаря Московского Кремля, который обучает в Москве более 100 звонарей. Мы стали всех детей, взрослых обучать колокольному звону.



Анна Липина : Русский православный звон значительно отличается от колокольных звонов других конфессий - в его основе лежит ритм и характер. Звонарь должен обладать чувством ритма, знать звукоряд и владеть техникой исполнения. Когда юные звонари освоят все уставные колокольные звоны, вполне могут сочинять и собственные. Ведь через колокольный звон можно передать глубокую скорбь и напротив, радость и спокойствие или торжество.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG