Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иностранные торговцы изгнаны с российских рынков: покупатели этому не рады


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Дмитрий Волчек: Первого апреля иностранные продавцы покинули российские розничные рынки. Оценить полностью последствия нового федерального закона о частичном запрете для иностранцев торговать пока трудно, как и просчитать индекс цен на рынках. По некоторым данным, около 600 тысяч мигрантов из стран Закавказья и Средней Азии остались без работы. По данным Департамента потребительского рынка Москвы, в столице на рынках пустует больше десяти тысяч прилавков или 18% от их общего числа. Главный вопрос, который сегодня интересует покупателей – не приведет ли эта практика к значительному росту цен на продукты. О том, как продавцы и покупатели отзываются о новом законе, рассказывает Ольга Вахоничева.



Ольга Вахоничева: Официально новый закон о розничных рынках представлен как документ, отстаивающий интересы коренного населения. Отечественный товаропроизводитель теперь по идее должен развернуться и представить свою продукцию в полном объеме. Однако местные торговцы идею власти выселить иностранцев по достоинству не оценили. Москвичка Татьяна, продавщица одного из столичных рынков, этим решением крайне недовольна.



Татьяна: Повысились цены, аренда и все остальное, и на овощи, и на фрукты, и на колбасу, и на все практически товары. Покупатели жалуются. Раньше было дешевле, а теперь дороже.



Ольга Вахоничева: Вместе с иностранными продавцами с городских рынков исчезли некоторые товары – свежие овощи, зелень, орехи, фрукты, привезенные из Азербайджана, Армении, Туркмении, Узбекистана. Восполнить этот пробел российский производитель не может: не растут на российских грядках кинза и абрикосы. Пенсионерка Светлана Владимировна живет рядом с рынком и много лет за покупками ходит сюда. С исчезновением с привычных торговых мест иностранцев, говорит, она пришлось внести коррективы в меню для домашних.



Светлана Владимировна: Я овощи не покупаю. Потому что на рынке покупаешь у определенного продавца, годами ходишь, покупаешь у одного и того же. Она оказалась не российская гражданка. И все.



Ольга Вахоничева: Внешне признаков отсутствия иностранцев на рынке нет. Продавцов с восточной внешностью примерно половина торгующих. Закон не распространяется на граждан, имеющих вид на жительство, разрешение на временное проживание или статус беженца. Это сказано в разъяснении к постановлению. Есть лазейки в Трудовом кодексе. В том, что работодатели и сами продавцы об этом знают, председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина сомневается.



Светлана Ганнушкина: В Трудовом кодексе сказано, что только в том случае можно заставить работодателя уволить работника, если он может подтвердить, что в состоянии найти на это место российского работника. Я думаю, это дает возможности и самим работодателям, если они захотят этим людям помочь. Но у нас вообще не любят люди обращаться в суд, тем более работодатель на защиту работника. Есть люди, которые будут искать себе другие рынки трудовые, другие возможности приложить свои силы, как, например, китайцы. Я думаю, что они постараются где-то еще найти себе приложение.



Ольга Вахоничева: Самое скверное положение у тех, кто давно живет в России и нуждается в убежище, чаще это беженцы из Афганистана, грузины из Абхазии, которые из-за несовершенства законодательства попали из категории проживающих в категорию пребывающих в России. Возвращаться им просто некуда. Договориться с администрацией становится сложнее. Но закон значительно увеличил штрафы - до 800 тысяч рублей за торгующих без соответствующих документов. Украинка Ирина, чтобы не лишиться заработка, наняла продавцов.



Ирина: Я 12 лет отстояла на этом рынке, здесь сердце мое, душа моя, покупатели мои. И теперь получается так, что я осталась не у дел, не имею права работать. Просто-напросто мне надо взять продавца, заплатить зарплату больше, чем я могу себе позволить, потому что люди не пойдут работать на такую тяжелую работу – это мясо, это грязь, это кровь. У меня есть разрешение на работу на год, причем выдано до указа, до 15 декабря. Я вообще не понимаю - это новая кормушка открылась? Для кого только? Не для нас – это точно. Нам очень тяжело здесь. Если люди думают, что мы приехали и много денег здесь зарабатываем, я могу сказать, что нет. Если мы уедем, то вам всем тяжелее будет намного, чем нам. Если учитывать, что приезжему человеку нужно не только за квартиру заплатить 20 тысяч в месяц, надо еще 94 тысячи заплатить аренду, плюс к этому надо за фирму, надо за СЭС, очень много чего надо, даже тем же самым грузчикам надо.



Ольга Вахоничева: Процедура регистрации иностранцев в Москве упростилась, многие зарегистрировали свой бизнес и быстро оформили гражданство или вид на жительство. Это, по мнению исполнительного директора Всероссийского азербайджанского конгресса Эльдара Кулиева, самый положительный момент в законе.



Эльдар Кулиев: Озвученные данные, по сравнению с прошлыми годами, в несколько раз увеличилось количество людей, которые прошли регистрацию, получили разрешение на работу в Москве и других городах. Говорилось даже о том, что за эти прошедшие три месяца с начала года уже 350 тысяч граждан различных национальностей получили разрешение на работу. В тех сообщениях, которые мы получаем от наших земляков из разных регионов России, пока что массового прихода российского фермера на эти рынки, как это предполагалось, не наблюдается. Есть люди, которые не успели получить разрешение, не успели зарегистрироваться, у них возникают проблемы, против них применяются в некоторых регионах жестокие меры – депортация.



Ольга Вахоничева: Столичные власти, похоже, нашли решение проблемы дефицита рабочей силы на продовольственных рынках Москвы, откуда иностранцы-мигранты уже ушли, а российские фермеры пока не пришли. Пустующие места на рынках отдадут городскому госпредприятию Мосрегионторг, которое сможет на законных основаниях нанимать на работу продавцов-иностранцев. Можно решить проблему и коренным образом, такое право есть у субъектов федерации, уверяет правозащитник Светлана Ганнушкина.



Светлана Ганнушкина: Кодекс о труде сегодняшний действующей в статье 5 утверждает, что эти все проблемы относятся к совместному ведению региональной власти, власти субъектов федерации и федеральной. Более того, невозможно принятие никаких постановлений правительства и даже указов президента, которые бы шли вразрез с местным законодательством. Поэтому когда Москва говорит о том, что она на это не пойдет, на сей раз я с ней солидарна. У Лужкова есть законное основание возражать против такого постановления.



Ольга Вахоничева: Оспорить постановление правительства можно в судебном порядке. Только вот найдется ли такой регион, который решится на этот шаг? Пока ни один субъект федерации о своих претензиях громко не заявлял.


XS
SM
MD
LG