Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма. 10 Апрель, 2007


Пишет наш слушатель из Израиля, пожилой человек, бывший москвич: «Моя детская память хранит встречи с беспризорниками. В трамвай входит мальчик, проходит по вагону с протянутой рукой и поет известную сиротскую песню «Позабыт, позаброшен с молодых юных лет». Прошло много времени. Я жил в Москве и готовился к отъезду в Израиль. По просьбе приятеля у меня временно поселился еще один «сионист». То был еврей из Евпатории. По дороге в Израиль ему необходимо было пожить в Москве. Мой гость был одинокий и тихий. В Евпатории имел домик и работал шофером на грузовике. Профессия приносила ему левые заработки, и ему было грех жаловаться на жизнь. Но он думал, что в Израиле ему будет лучше. В его багаже оказался чемодан с фотографиями голых девочек. Море привлекает детей, и они бегут на юг из своих семей. Он подбирал голодную и одичавшую в дороге девчушку и вез к себе домой… Спустя годы этот тихий негодяй случайно встретился мне в Хайфе. Работа на грузовике в Израиле хорошо оплачивается, но левых заработков нет. Он был зол и всячески поносил Израиль. Была еще причина. Ему прислали призывную повестку. Он попытался откупиться. За бакшиш ему дали год тюрьмы».


Любопытно выглядит в этом письме тюркское слово «бакшиш». Таким способом автор, видимо, хочет подчёркнуть инородность явления, которое за ним стоит, хотя для взятки есть слова и в идише, и в иврите. На идише – "хабар", как, между прочим, и по-украински; на иврите – "шохад". А "шохад дварим" значит лесть, то есть, подкуп словами. Так что те слушатели, которые меня очень хвалят, дают мне, спасибо им, шохад дварим.



Приятный шохад дворим, хотя и с капелькой дёгтя, прислал, например, Натан Менделевич Либман из Санкт-Петербурга: «Дорогой Анатолий Иванович! Моё отношение к вашим передачам совершенно неадекватное –мне в них нравится все и всегда. Но вот как-то моя внучка, которая только что несколько месяцев провела в США, слушала передачу, в которой вы прочитали письмо об одном сапожнике. В России он бедствовал от произвола чиновников, а оказавшись в Америке, хорошо устроился по специальности и процветает. Внучка утверждает, что автор письма что-то напутал. В Америке вообще редко что-либо ремонтируют, а уж обувь – никогда. Ручной труд стоит там так дорого, что дешевле купить новую вещь. Кстати, и в России к тому идет. Хочу знать ваше мнение по этому поводу».


Спасибо на добром слове, Натан Менделевич. Могло быть и по-другому: ничего наш слушатель не напутал, а кое-что присочинил. Остаётся решить, сделал он это невзначай или сознательно. Если он сейчас у радиоприёмника, то будем ждать от него объяснений. Я как-то не обратил внимания на эту подробность, хотя действительно: будучи в Америке, ни одного сапожника не видел.



Пишет господин Заболотский: «Году в 54-55-м, при изучении в школе темы «Империи. Признаки и закономерности», мы поняли, что все империи неизбежно разваливаются. Римская, Византийская, Оттоманская, Британская, Испанская, Французская, Германская, Австро-Венгерская, Российская и прочие разваливались по сходным экономическим и политическим причинам. У нас в классе тут же возникло мнение, что Советский Союз тоже развалится, поскольку историческая закономерность касается и его. Учитель нам слабо возражал, говоря, что у нас не империя, а союз, но нас не убедил, ведь мы, с его помощью, только что усвоили имперские признаки, и они, по нашим понятиям, вполне подходили к Советскому Союзу. Мы, к огорчению учителя, шумно это всё обсудили, хотя тогда это было небезопасно, и забыли. Я не знаю, что изучали в школах после нас, или мне встречаются одни двоечники, но все, с кем приходится говорить вот уже пятнадцать лет с лишком, называют любые причины развала СССР, кроме тех, которые мне были известны со школьных лет. Хотелось бы узнать, как было с вами, Анатолий Иванович, ведь вы учились в школе в те же годы, что и я. Заболотский Владимир Иванович».


Спасибо за письмо, Владимир Иванович. Многие не поверят, что среди советских школьников полсотни лет назад были такие прозорливцы, как вы со своими одноклассниками, а я верю. Середина 50-х – это время, которое было названо оттепелью. В 53-м умер Сталин, и дышать стало чуть-чуть легче, наметилось некоторое оживление мысли. Я помню своего учителя истории, то, как он в 56-м году объяснял нам «культ личности» Сталина. Он говорил очень просто: когда руководитель возомнит себя непогрешимым, это, мол, плохо кончается. А что он говорил об империях, не запомнилось. Очень многое зависит от учителя. Ваш, наверное, не случайно слабо возражал, когда вы шумно возвращали ему те самые выводы, к которым он вас тихонько подвёл. Со мной было иначе. Я только лет через десять кое-что понял, но до вашего понимания не допёр. Я понял, что если Москва ослабит тиски, то Советский Союз развалится, но из этого сделал вывод, что существенного ослабления не будет никогда.



Следующее письмо: «Годочков 20 тому, рассказывая в Москве о нашем (то бишь, эстонском) житье-бытье, я рисовал такую картину. Представь, объяснял я приятелю, на Красной площади милиционера, вынуждающего тебя, коренного москвича, разговаривать по-китайски, да ещё и называть его старшим братом, и при этом удивляющегося отсутствию в твоих глазах полного счастья. На сегодняшний день маятник истории завис на противоположной стороне. За полтора десятка лет русскоязычная молодёжь, в основном, освоила государственный язык. А вот для старшего поколения времена не дюже радужные. Им рынок труда предлагает вакансии строительных и иных рабочих. Здесь существуют две почти не соприкасающиеся общины. У каждой своя печать, театр, телевидение. И, значит, существует взаимное отторжение. И особенно опасна, на мой взгляд, та неприязнь, которая поддерживается властью и используется в предвыборных кампаниях. К счастью, игра здесь идет по вполне европейским правилам. Но вот что касается России… Есть у меня здесь приятель, простой эстонский миллионер, человек незаурядной терпимости, который поехал в Калининград, город своей юности, по делам бизнеса. Пообивав начальственные пороги, основательно окунувшись в чиновный произвол, он не смог дождаться не только дня, когда должен был решаться его вопрос, но даже утра. Пробудившись среди ночи, он просто ужаснулся тому, что нужно "в этой буче" находиться ещё несколько дней, и рванул, ночь-полночь, в сторону дома. А перевёл дух только после пересечения границы. Да и мне, скажу откровенно, живущему здесь без особого благополучия, эмигрировать в Россию пока не хочется», - пишет этот слушатель «Свободы» из Эстонии.



«Вы говорите, что «жирок» в России прибывает, - так начинается следующее письмо. – Общим планом это хорошо видно. Вверху, конечно, плавает жир, его всё больше, он уже вываливается за границу. К слову, здесь же плавает и то, что не едят. Внизу, у дна, и на самом дне – те, кто вас слушает, кто вам пишет. Жир, понятно, оседать не будет, нужно грести вверх. Но жижа сильно разрежена «неодворянами», ментами, бандитами. Законов нет, опереться не на что. Грести тяжело. Тянет на дно. Многих силы оставляют. Россия по количеству миллиардеров – на третьем месте в мире! По уровню жизни – где-то рядом с Йеменом. Как это взять в толк человеку, бьющемуся в капкане бесправия и нищеты? Страна, говорите, богатеет. У тех, кто вкалывает, мнение несколько другое.Страна богатеет? Так почему же народ убывает? Не в той, видимо, России я живу, не в VIP -зоне, где Путин, Матвиенко, Косачёв и проТчая выхухоль. Живу я в другой России. Поэтому совершенно не понимаю, о чём вещает Центральное телевидение. Может быть, это только мне плохо? Может быть, это всё субъективно? Но вокруг меня тысячи, кому ещё хуже, я же не слепой. Печально сознавать, что уже никогда у меня не будет своей земли, «своих волов», своего дома, «своего банка», не доведётся свободно пахать, никогда уже не придётся дышать чистым воздухом, а когда не останется сил работать, отберут и квартиру. Конечно, сам Путин ничего собой не представляет. Мы имеем рейтинг не Путина, это рейтинг его должности. Тот, кто её замещает, всегда самый умный, всегда выражает чаяния народа и знает, как строить счастливое будущее. Пусть это будет хоть конь. Вся дворня будет повиноваться малейшему движению копыта или хвоста. Вот российская Фемида скрутила директора школы Поносова, объявив его грабителем. Уже и срок ему уготовили. Но стоило президенту произнести два слова: «Чушь собачья», – и Поносов больше не преступник. Вместо Закона – мнение и указание».


«Ваша передача показывает, - читаем в следующем письме на «Свободу», - что жизнь России идёт по-своему: сколько голов, столько мнений. Когда-то простой велосипед казался чудом, а теперь и телевизоры, и компьютеры, и мобильные телефоны, самолёты, космические корабли. А жизни нет. Человек стал не гомосапиенсом, а безрассудным варваром. После распада СССР общество стало эгоистическое, люди озверели. У всех народов России потеряны традиции предков, отшлифованные веками, и строго они соблюдались. Одни строят дворцы, обнесли высокими стенами, железными оградами, у входов охрана, другие – бомжи, живут на свалке. Это разве по-человечески? Если ты человек сильный, помоги слабому. После развала СССР на каждом километре построена церковь или часовня, в них служит армия священников. Построены 135 тысяч церквей, 840 монастырей, попы ездят на иномарках с телохранителями, живут в престижных домах, многие стали миллионерами. А общество стало страшное. Разве не вина священнослужителей, как ранее – коммунистов, что они не могут убедить своих верующих, что нарушать заповеди – великий грех? Воспитывать людей, стращать их грехом и т.д. входит в обязанности священников. Но многие из них сами не служат примером нравственности, милосердия, добра. Наше общество в России похоже на Вавилонское столпотворение. Будущее – страшное. Анатолий Иванович! Надеюсь, вы передадите моё письмо в эфир для назидания и прокомментируете. Иван Дмитриевич из города Димитрова».


Не любят люди назиданий, Иван Дмитриевич, очень не любят, и никогда не любили. А вот скоморохов привечали, сбегались на их представления без понуканий – на зависть попам. И вот о чём сужу не только по вашему письму: пропасть между православным духовенством и обществом в России уже глубже, чем была между парторгами и советским населением. Население ходило в райком-горком жаловаться на произвол чиновников, и это было не всегда бесполезно. А от попов житейского проку – никакого. Вот и пишут о них на «Свободу» так, будто это московское радио в годы атеистического захлёба. И чувствую, Иван Дмитриевич, большую потребность сказать хотя бы полслова в защиту сильных людей в России. Вы пишете, что они не помогают слабым. Помогают, Иван Дмитриевич! Почти у каждого – целый колхоз нахлебников. Родители, дед с бабкой, отпрыски, школьные друзья, бывшие односельчане, случайные знакомые… Я ещё не встречал ни одного состоятельного человека ни в России, ни в Украине, который был бы свободен от этой нагрузки. А богатых кавказцев, тех мне по-настоящему жалко – у них и родни побольше, и племенные традиции страшнее рэкетиров.



Из Луховиц, это город в Московской области, пишет Александр Иванович: «Глава нашего района Себастьян Спиридонович Тектониди недавно выступил в роли вызывающего злых духов. Он призвал ни много, ни мало, вернуть городу Волгограду имя Сталина. В царское время, как известно, это был Царицын – русифицированный вариант древнего тюркского названия Сарисын. Коммунистические вожди переименовали Петроград и Царицын. Новые имена не сразу прижились, поначалу люди их называли "Ленин-гад" и "Сталин-гад". С именем главы Луховицкого района совершенно справедливо связывают успехи города и района в последние годы, приток иностранных инвестиций. В то же время Себастьян Спиридонович постоянно декларирует себя ярым сторонником нынешней власти, партии "Единой России". А теперь вот объявил себя апологетом "вождя всех времен и народов". Очень даже неглупый человек, талантливый, деятельный руководитель. Но вот что заставляет его выступать в этой постыдной роли? Он сын крымского татарина и украинки. Его маленький древний народ был тем же "вождём всех времен и народов" депортирован из Крыма, а мать-украинка чудом избежала участи миллионов её соотечественников в годы устроенного Сталиным голодомора. По-моему, это страх быть отлученным от правящей касты, от казённого пирога, от действующей власти и связанными с ней огромными льготами и привилегиями», - говорится в письме.


Как всё-таки легко мы, бывает, приписываем человеку низменные намерения. Так и в сталинское время можно было сказать о ком-нибудь: «По-моему, он скучает по царскому прошлому», - и человека отправляли за колючую проволоку. Если Себастьян Спиридонович Тектониди так хорошо управляется с Луховицким районом, то ему, конечно же, не хочется потерять любимое дело, оставить на полдороге какие-то свои начинания. Может быть, он считает, что ради этого можно раз-другой по-доброму отозваться не только о Сталине, а о самом Сатане. А может быть, оно и в самом деле у него проснулось, тёплое чувство к Отцу Народов, и так его переполнило, что он решил поделиться им с трудящимися Луховицкого района и самих Луховиц. Во всяком случае, я бы начал разбор этого события с предположения о бескорыстных намерениях Себастьяна Спиридоновича.


В том же письме из Луховиц читаем о том, что «книжные прилавки России завалены дешёвой макулатурой о героях-чекистах. Если пишут, печатают и издают, значит, кому-то это необходимо, кто-то всю эту стряпню в миллионных тиражах финансирует. Ясно, кому это нужно и выгодно. Всё-таки роль спецслужб в нашей новейшей истории очень большая из-за низкого политического сознания народы. А народу нужна правда, ибо сила – в правде».


Это мы с вами, дорогой Александр Иванович, думаем, что народу нужна правда, и сила в ней, конечно, есть, о чём и пословицы говорят, но едва ли не больше народу нужна и сказка, иначе не читал бы он этой макулатуры. Думаю, так было бы и без всякого участия спецслужб.



Вопрос из одного электронного письма: «Анатолий Иванович, как, по-вашему, вели бы себя американцы, окажись у них под пахом (например, на Кубе) игрушки, аналогичные тем, которые они собираются разместить в Чехии и Польше? Александр Сергеевич».


Эти конкретные игрушки вполне безобидны, так что мне трудно сказать, как отнеслись бы к ним американцы. А вот если бы это были ракеты, то они были бы, под непреодолимым давлением американцев, убраны или – ими же, американцами – уничтожены. Вы это знаете так же хорошо, как и я. Так однажды уже было (при Хрущёве). Мы с вами так же хорошо знаем, что США ни разу не поднимали руку ни на один демократический режим. Даже не все из просто людоедских режимов подвергались американской порке. Всех не выпорешь... Мы с вами (и с Кремлём) прекрасно знаем, что это относится и к России. На днях один российский генерал сказал нечто такое, за что патриоты его наверняка не только разжалуют, но и проклянут: "США очень полезный, важный и надежный враг для России. Ибо мы знаем, что он никогда не нападет на нас". Все всё знают, Александр Сергеевич. Все знают, что НАТО, при всей своей невиданной мощи – и как раз поэтому! – никогда ни на кого не нападала и не нападёт. Она десять лет позволяла Милошевичу безобразничать на Балканах, и только когда уже стало совершенно ясно, что он не только начал уничтожение целого народа, но и закончит это дело, и пойдёт дальше, если его не остановить, - нанесла удар. Это знают и сами сербы, иначе не стремились бы в Европейское сообщество. В Ираке американцам приходится несладко. Кремль злорадствует, но он же лучше всех на свете знает, что ударить по Саддаму надо было давно. Все всё знают и понимают, только многие по тем или иным причинам валяют дурака (в том числе – перед собой).



Пишет Григорий из Москвы, ему 30 лет, он переводчик: «Подобрал термин для определения государственного строя Российской Федерации, он не прописан в формальной конституции, но реализуется по факту. Я назвал его условно быдлократией. У этого быдлократического режима политики есть множество апологетов, как корыстных, так и искренних, имя им легион. Вот послушал на «Свободе», например, рассуждения одного товарища, публициста, по образованию – психолога. Очень так убежденно говорит, даже иногда резонно».


Письмо пришло по электронной почте, я ответил автору, что «быдлократия» - это, по-моему, не совсем точно, если иметь в виду общепринятый смысл слова "быдло": простой забитый люд. Похож ли путинизм на власть такого люда? И о чём свидетельствует то, что российское большинство поддерживает если не путинизм, то Путина? Чем
объяснить состояние этих людей? Среди них есть и бывшие демократы. Они говорят о гражданском равнодушии населения, о том, что люди не умеют и не хотят жить по закону, о том, что в таких условиях правителям ничего не остаётся, как подлаживаться под них, надеясь, что время как-то их подлечит и перевоспитает.


«Да, - написал мне Григорий, - Путин, на мой взгляд, плоть от плоти народа – ничем особо от среднестатистического большинства не отличающийся ни по моральному, ни по умственному развитию. Как и вся его команда. В этом смысле я и говорю, что у нас реально власть народа. Одна группа "от народа" управляет остальным народом, в своих, конечно, а не в общих интересах. Любой среднестатистический россиянин будет на таком же посту приблизительно таким же "Путиным", то есть, не менее махровым коррупционером и автократом. В этом смысле я и употребил шуточный термин "быдлократия". Важно понимать, что общероссийским быдлом правит вполне определенное и конкретное кремлёвское быдло.
К слову, господин Гайдар, господа Чубайсы и прочие Вавиловы у меня тоже никаких хороших чувств не вызывают. Очень сильно испорченные люди, не очень приятно о них даже и говорить, брезгливо».


Не мне их перед вами защищать, Григорий, но, честно говоря, жалко этих ребят. Они были почти в вашем возрасте, когда попытались поставить Россию на западный путь. Их победила бюрократия, от них отвернулось население, не дождавшееся манны небесной. Их смяла российская история, инерция несвободы. У них был выбор после этого. Остаться работниками или стать героями, то есть, громко обличать неправду российской жизни. Это разные занятия. Они предпочли остаться работниками. При этом не смогли не запачкаться – кто больше, кто меньше. Геройствовать кому-то из них показалось скучно, кому-то – и опасно. «У жизни есть тёмные силы. У кого не слабели шаги перед дверью тюрьмы иль могилы!». Всегда помню эти слова Некрасова. Он не назвал ту из сил жизни, которую представляете вы, Григорий. Беспощадную требовательность младого племени к старшим. Вряд ли, правда, можно отнести эту силу к тёмным. Но и светлой я бы её не назвал.


Письмо из Подмосковья: «Отгремел салют выборов. Избрали мы себе новых местных чиновников – законодателей. Честно говоря, я толком не знаю, для чего нужны законодательные чиновники в уездах, волостях, губерниях, краях и республиках. Поэтому Бог с ними. Пусть работают. Может быть, много и не навредят. Но вот к чиновникам – законодателям всероссийским нужно подходить с чекистской зоркостью. Ибо бдительность – наше оружие. Нельзя голосовать за личности. При прочтении партийных программ нужно понимать, что абстрактное в качестве абстрактного невыполнимо. Оно должно получать еще определение особенности. Действительность всегда есть единство всеобщности и особенности, разложенность всеобщности на особенности, которые представляются самостоятельными, хотя они носимы и хранимы лишь внутри целого. Поэтому когда мне говорят Жириновские, Шмаковы, Белых, Зюгановы и прочие об увеличении зарплат и пенсий, то я их краснобайство воспринимаю как гений парламентской глупости и смеюсь над этой упрощенческой интерпретацией. Е.В.Жильцов, Московская область».


Думаю, слушатели оценят юмор господина Жильцова, который не знает, зачем нужны законодатели на местах, поэтому и полагает, что много они не навредят. А если бы знал, зачем они нужны, то был бы, получается, уверен, что навредили бы изрядно? Никто, наверное, не станет спорить с тем, что голосовать надо не за личности, а за программы, но голосовать ещё долго будут за личности и за такое всеобщее, не разложенное на особенности, как власть. Что ж, имеют право…





Материалы по теме

XS
SM
MD
LG