Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Марши несогласных" становятся для Кремля головной болью


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Кирилл Кобрин: Российские правозащитники решили обратиться к президенту России с протестом против нарушения права граждан на организацию шествий. Письмо к Владимиру Путину председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева и руководитель движения "Зв права человека" Лев Пономарев обсуждали с российским уполномоченным по правам человека Владимиром Лукиным и председателем Совета по развитию гражданского общества Эллой Панфиловой. Между тем некоторых из тех, кому в последнее время запрещают маршировать, в Кремль на эту встречу не пустили.



Данила Гальперович: Российская Конституция систематически нарушается властями страны в части прав граждан на организацию митингов и шествий. Об этом заявляют представители общественных организаций, которые теперь либо запрещаются, либо и вовсе признаются экстремистскими. В частности, лидер запрещенной недавно Минюстом России Республиканской партии Владимир Рыжков заявил сегодня журналистам, что сейчас российский основной закон с его гарантиями прав граждан читается чуть ли не как юмористический рассказ.



Владимир Рыжков: Действительно читается просто как Шендерович, если сравнить с тем, что на самом деле. Послушайте, статья 31-я Конституции: "Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования". Теперь, что на практике? У нас всегда оказывается, что там, где граждане хотят собраться с политическими лозунгами, обязательно дети что-то лепят из глины в этот день либо же, как это было в Санкт-Петербурге, отказ идет на том основании, что народу соберется немного и негоже ради этого перекрывать Невский. Потом, когда собирается 5-6 тысяч и выясняется, что таких собралось много, их все равно начинают разгонять. И ответственность несут не те, кто разгоняет и не те, кто отказывает в мирном законном конституционном шествии, а ответственность несут те самые мирные граждане, которые вдруг возомнили, что ни имеют право в нашей стране всерьез воспринимать Конституцию и требовать себе мирное шествие, митинги и так далее.



Данила Гальперович: По словам Владимира Рыжкова, радикальные организации националистического толка чувствуют себя в России гораздо привольнее демократов, возможно, в силу того, что являются для нынешней российской власти социально близкими. За примером, говорит лидер Республиканской партии, далеко ходить не надо.



Владимир Рыжков: Буквально вчера в Москве прошел так называемый "Имперский марш". Любопытнейшие лозунги, доложу я вам, были на этом "Имперском марше": "русские идут", "слава опричнине", "слава славянскому сапогу". Это нормально, понимаете... Эти митинги, которые открыто призывают к погромам, которые открыто разжигают национальную, расовую рознь, они приветствуются, потому что они за власть. А если люди критикуют власть и выходят с либеральными, с демократическими лозунгами, то непременно их объявляют экстремистами и так далее.



Данила Гальперович: Между тем, многим становится очевидно, что для Кремля настоящей головной болью стали так называемые «Марши несогласных», и именно против их организаторов российская власть действует наиболее жестко. Одну из основных движущих сил таких маршей, а именно национал-большевиков, суд может признать экстремистской организацией. И вообще термин «экстремистское» применяется сейчас, прежде всего, в отношении активных противников действующей власти. Власть принуждает партии и организации, считающие себя демократическими, клеймить этим термином организаторов уличного протеста, после чего клеймящие получают право хотя бы существовать дальше. Об этом говорил член Народно-демократического союза Иван Стариков.



Иван Стариков: Мне очень грустно смотреть, что ряд демократических партий, в частности партия "Яблоко", повелось на эту очередную кремлевскую разводку и решило подписать так называемую хартию о борьбе с экстремизмом. Главная цель сюжета кремлевского состоит в том, чтобы те политические партии, которые получили регистрацию, не дай бог, не стали ходить на митинги, шествия, пикеты. Не карманная, подчеркиваю, не бутафорская, а реальная оппозиция. Я убежден, что это не поможет, поскольку день ото дня количество людей, принимающих участие в "Марше несогласных", от марша к маршу увеличивается, и это будет происходить неумолимо. Я не знаю, что будет теперь делать власть, потому что события в Нижнем Новгороде показали, что дальше уже раскручивать маховик этих репрессий просто невозможно.



Данила Гальперович: Российские официальные правозащитники, а именно уполномоченный по правам человека Владимир Лукин и председатель Совета по развитию гражданского общества при президенте Элла Памфилова тоже решили, что ситуация с применением законов о митингах и шествиях выглядит не очень здоровой. Они встретились с известными правозащитниками, чтобы вместе понять, как можно повлиять на происходящее. О результатах встречи председатель движения "За права человека" Лев Пономарев рассказал журналистам.



Лев Пономарев: Обсуждение прошло открыто и заинтересовано, в своих выступлениях Памфилова и Лукин обозначили крайнюю озабоченность этой ситуацией и договорились, что от имени совета и от имени Лукина пойдет совместное письмо на имя президента Российской Федерации, где будут обозначены эти проблемы.



Данила Гальперович: С Эллой Памфиловой и Владимиром Лукиным о том, что власть не дает организовывать марши, хотели поговорить и собственно представители тех организаций, акции которых были запрещены. Сергей Удальцов из "Авангарда красной молодежи" пожаловался прессе, что его вообще не пускают в Кремль - ни погулять, ни по делу.



Сергей Удальцов: В здании администрации президента такие-то граждане могут заходить, а вот есть персоны нон грата, соответствующие черные списки, в том числе представители и АКМ, и НБП, которые не могут туда попадать. С этим я лично сталкиваюсь на каждом шагу. Для меня закрыты Госдума, Совет Федерации, для меня закрыта даже территория Кремля. Я не так давно хотел просто с детьми пойти погулять в Кремль. На входе стоят сотрудники Федеральной службы охраны, там металлоискатель, я проходил, они на меня так смотрели, очень подозрительно, долго, пристально, потом попросили отойти с ними куда-то в сторону, какие-то стали сверять списки, фотографии смотреть, и в итоге мне заявили, что, "вы знаете, ваше здесь присутствие нежелательно, ваша семья может идти дальше гулять, а вы, пожалуйста, подождите, где-то под Кремлевской стеной постойте".



Данила Гальперович: По мнению многих наблюдателей, в России в последнее время складывается совершенно определенная схема, по которой власть пытается нейтрализовать реальную оппозицию - партиям и политикам, которые хотят сохранить хоть какую-то публичность, предлагают публично подвергнуть остракизму всех по-настоящему несогласных. Это приручение одних и маргинализация других, говорят эксперты, делает российское политическое поле практически выжженным.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG