Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Красноярские выборы: между Быковым и Хлопониным



Михаил Соколов: 15 апреля пройдут выборы Законодательного собрания Красноярского края.


Это новый субъект Российской Федерации, созданный по итогам референдума об объединении Таймырского и Эвенкийского автономных округов и собственно Красноярского края.


Исполняющий обязанности губернатора Александр Хлопонин миллионер, один из тех, кто разбогател на приватизации концерна «Норильский никель», и управлял одним из крупнейших предприятий цветной металлургии. Сейчас он во главе первой тройки списка «Единой России» - за ним глава законодательного собрания Александр Усс и мэр Красноярска Петр Пимашков.


Хлопонин – менеджер, считающий, что он все лучше всех все знает и умеет, свысока отвечающий на вопрос о последствиях референдума для развития региона:




Александр Хлопонин

Александр Хлопонин: По-моему, очевидно, - край стал богаче. Можно выиграть на две минуты вперед, а потом проиграть всю оставшуюся жизнь, а можно заложить такой фундамент, который этим детишкам молодым, красивым жить в современном развитом государстве.


Мы получили сегодня реальный шанс, мы получили возможность развивать юг Эвенкии, получили возможность развивать Нижнее Приангарье, получили возможность строить Ванкор, получили возможность строить целлюлозно-бумажный комбинат. Это нефтехимию, газохимию, лесохимию развивать получили возможность. Получили возможность кардиоцентр развивать. Получили возможность сибирский университет создать.


Понятно, что человек ходит и говорит: это все слова, а в кармане мало. В кармане завтра будет от этого.



Михаил Соколов: А выборы – это референдум о доверии и вам?



Александр Хлопонин: Вам – журналистам, в первую очередь.



Михаил Соколов: «Единая Россия» без вас бы не справилась?



Александр Хлопонин: Да, вы правы.



Михаил Соколов: Губернатор Александр Хлопонин подчеркивает свои успехи и хорошие отношения с федеральным центром, которые дают возможность строить дороги:



Александр Хлопонин: На сегодняшний день в четыре раза выросло финансирование дорог в Российской Федерации. Просто, к сожалению, на сегодняшний день Россия должна выбрать определенный приоритет. И я не согласен с позицией, когда города-миллионники получили по миллиарду с точки зрения развития дорожной инфраструктуры. В этом году изменили решение, и города, которые меньше миллиона, тоже получат значительные денежные средства из федерального бюджета.


На дороги мы сегодня в Красноярский край, никогда не получали таких средств, которые получили – свыше, по-моему, двух миллиардов рублей из федерального бюджета.


Но давайте пока посмотрим, есть какие-то приоритеты, что в первую очередь сделать. Конечно, хотелось бы все сразу, но дойдем до всех дорого постепенно. Ведь раньше даже об этом не думали.



Красноярская избирательная кампания: новые сибирские "областники"

Михаил Соколов: Александр Хлопонин явный лидер информационного пространства Красноярского края.


На сегодняшний день в выборах Законодательного собрания нового субъекта федерации участвуют 7 партий – «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия», ДПР, ЛДПР, СПС, СЕПР. Еще 5 партий к выборам допущены не были: официально из-за недостоверности собранных подписей, уверяет председатель временного крайизбиркома Константин Бочаров.


Местные эксперты считают, что власти желание расчистить путь к победе «Единой России», имевший итак мощный козырь - участие трех знаковых персон, из которых только Александр Усс собирается продолжить работу в местном парламенте. Но член Совета федерации и председатель Исполкома красноярской «Единой России» Вячеслав Новиков ничего плохого в использовании «паровозов» не видит.



Вячеслав Новиков: Александра Усса « паровозом» считать нельзя, за себя борется и за свое будущее. Александра Геннадиевича «паровозом» никак назвать нельзя, потому что, вы понимаете, в новом законодательном собрании должна быть представлена кандидатура нового губернатора. И согласитесь, что успех или неуспех на выборах может оказать очень серьезное воздействие на того, кто будет представлен. Так что двух «паровозов» нет.


Что же касается третьего «паровоза» Петра Ивановича Пимашкова, то дело в том, что ему через год заниматься выборами. «Окучивать» свой электорат тоже необходимо. А где это можно сделать, как не в условиях реальной борьбы?



Михаил Соколов: Несмотря на такой мощный состав партсписка – губернатор, мэр краевой столицы, глава Законодательного собрания, - у красноярской власти, безусловно, было серьезное желание избежать рисков.


Есть у нее серьезный враг. Местные эксперты говорят, что причиной отказа в регистрации Партии возрождения России было то, что за списком «Единой России» стоял бывший владелец Красноярского алюминиевого завода, выдавленный оттуда нынешним магнатом Олегом Дерипаской, крутой бизнесмен Анатолий Быков.


На прошлых выборах в Законодательное собрание блок Быкова набрал чуть ли не треть голосов, недавно выиграл выборы в горсоветы Назарова и Шарыпова, что и испугало власти, заявил мне сам Анатолий Быков.



Анатолий Быков: Так получилось, что мы оппозиционную к власти занимали всегда позицию. В позапрошлом году были выборы в городской совет города Ачинска, где мы набрали 27%, а партия власти 10. Потом Шарыпово, город, это малые города нашего Красноярского края, где мы тоже победили «Единую Россию».



Михаил Соколов: То есть выборы в Назарове напугали власть?




Анатолий Быков

Анатолий Быков: Это не последние выборы, на которых мы выиграли. Мы практически ни одни выборы не проиграли власти на протяжении семи лет. Раньше было возможно блоком участвовать, сегодня нет – только партии. Поэтому мы искали партию, с которой мы могли бы консолидировано объединиться и выступить на этих выборах. Нашли возможность такую – это Партия возрождения России.


У нас именно сняли эту партию из-за того, что поддерживал эту партию блок Быкова. В администрацию президента вызвали Селезнева и сказали: если Быков будет представлять партию и будет находиться во главе партии, мы ее снимем.



Михаил Соколов: Но вас не было в списке.



Анатолий Быков: Меня не было, поэтому я согласился даже на этих приоритетах. Но мы выставили 41 кандидата, ни одного компрометирующего человека не было в этой парии, были заслуженные люди, которые и от культуры, от здравоохранения, от образования, бывшие военные офицеры, которые отдали по 28 лет родине, и заслуженные юристы России.


В нашей партии в тройке была начальник правового управления Законодательного собрания Красноярского края Любовь Петровна Елизарьева. Валерий Иосифович Усаков – доктор педагогических наук, профессор, заслуженный работник физической культуры, председатель комиссии по науке и образованию. Третье лицо, которое возглавляло – это Горлов Валерий Васильевич, это тоже депутат Законодательного собрания. В свое время он был первый секретарь горкома партии города Канска. Довольно серьезные люди, которые дали добро.


Что, кого испугалась? Испугалась прежде всего нашей популярности, нашего авторитета. Мы прекрасно понимаем, что никто за нас ничего строить не будет. И я как бывший руководитель крупнейшего предприятия это осознаю.


Какая у нас была социалка, сейчас этого нет, похоронили все. Прежде всего те новые хозяева, которые пришли, которые стали миллиардерами, самыми богатыми людьми в России, они все это похоронили. Передали муниципалитету, городу, город разбазарил, раздал по своим частным бизнес-кругам, где все это потом похерилось. И сегодня мы начинаем снова программу 4D, которая была в городе и работала, были детские сады, санатории, профилактории.


Вроде выборы Законодательного собрания. Для чего власти нужно было кидаться в этот орган? Они возглавляют край – Хлопонин. Это самая большая ошибка сегодня. Я считаю, что президент, который позволил губернаторам и мэрам участвовать в партиях, они должны равно относиться ко всем своим жителям, ко всем людям, которые проживают на той или иной территории.



Михаил Соколов: Анатолий Быков выступает как защитник простого народа, в основном такого, что проживает в красноярском селе, в депрессивных райцентрах региона.


Полезно посмотреть не только на почти столичный центр Красноярска, а отправиться километров на 300 от него по Транссибирской магистрали.



Канск

Районный центр Канск, что в четырех часах езды поездом от Красноярска, встретил меня грохотом грузовых поездов, гоголевскими лужами, плакатом со светлым ликом Владимира Жириновского, призывающего 14 апреля прийти на выборы Законодательного собрания края.


Тут редкие автобусы – «Пазики» и десятки такси, тщетно ждущие пассажиров. Водители теснятся что у станции, что на центральной площади, где в середине имитирующей газон болотины высятся храм, на который взирает гигантский портрет Сергея Шойгу, призывающего заботиться о стариках.


Фасады особняков на центральной площади в основном приведены в порядок, и пространство в середине бывшего купеческого города, а потом одной из лагерных столиц Сибири, выглядит более-менее не загаженным. Дальше на окраины тянутся покосившиеся частные домики, перемежающиеся микрорайонами брежневских времен.


Жители Канска о жизни своей говорят без большой охоты. Прошлое – бессмысленно, будущее – пусто, настоящее занято тоскливой пахотой и питейными выходными.


Провинциальный Канск – имеет в активе толком давно не работающие биохимический и спиртозавод, табачную и обувную фабрики.


«У нас в городе при делах лесовики. Что кругляк в Китай гонят, да наркобароны», - хмыкнул один их местных лавочников. И продолжил.- «Сделали из людей рабов!».


Другой мой собеседник – человек с привычной для этих мест биографией: сам из приличной семьи, почти со школьной скамьи по дури попал за насильственное преступление на зону, отмотал десятку, с прошлым завязал, теперь шоферит.



Мужчина: В Канске есть работа, но она до такой степени минимальна, что даже не хватает порой на месяц простому одинокому парню. Работа в среднем такая – пять, шесть, семь тысяч. И то, практически, если работаешь на какой-то базе, больше выдают или товаром, могут высчитать, например, за опоздание. Берут на три месяца, четыре – на временную работу. В последний месяц можно просто выгнать и не платить.


А вот предприятия все настолько нищие, что лучше к частнику идти. Все предприятия у нас сейчас закрылись, перспектив никаких нет. А был биохимический завод, там работали трактористы, машинисты, много. А сейчас сократили до такой степени, что единицы работают, только специалисты.


Потом была раньше табачная фабрика, тоже хорошо платили. Даже грузчики, простые смертные, наш уровень, так сказать, кто без образования, они получали нормально. А сейчас на табачной фабрике тоже идет процесс. Она работает, но там сокращение. Никакой перспективы нет. Простой мужик, работяга может жить только один, а чтобы семью содержать, надо еще подрабатывать где-то, искать после работы работу на час, на два, где можно те же триста рублей получить от какого-нибудь предпринимателя.



Михаил Соколов: Был же еще спиртозавод, по-моему.



Мужчина: Был, но я не знаю, он сейчас плохо работает. С лесом налаживается, но опять же туда нужны работяги. Получаем, кто с лесом работает, они хорошо получают – восемь, иногда десять, порой выходит до 12. Но опять же если семейный человек, он в шесть встает, в семь, чтобы доехать до работы. Там работа такая – один выходной в неделю и все работают до 9, до 10 вечера из-за того, чтобы маленько заработать себе деньги на карман.


Сейчас и в магазинах поднялось, а зарплата осталась та же самая. За квартиру плата увеличилась. Чтобы ездить на работу, в месяц солидно выходит на тех же автобусах. Чувствуется. За садики все увеличилось. Говорят, в Красноярске в садики будут принимать как раньше, по льготам, не будет очередей. Но у нас в Канске, не знаю, как это, до нас будет доходить через год, через три.



Михаил Соколов: А что народ говорит про выборы?



Мужчина: Надеется на лучшее. Мы только смотрим все из телевизора, кто нам что обещает. Быков и губернатор еще как-то помогают, относятся. И то у них свой круг – это сплоченный круг.



Михаил Соколов: Возглавивший на краевых выборах список «Единой России» губернатор Красноярского края Александр Хлопонин раздраженно удивляется, когда ему говорят, что Канск – город проблемный и депрессивный.



Как быть с депрессивными территориями? Я был вчера в Канске, люди жалуются, что те предприятия, которые были раньше, работают, дай Бог, вполсилы.



Александр Хлопонин: Это какие, например?



Михаил Соколов: Биохимический завод, например, табачная фабрика.



Александр Хлопонин: Есть историческая проблема. Вы знаете, как строились предприятия, как развивались эти комплексы. Выход из этого только один – либо развивать предприятия новой отрасли. Я, кстати, могу для примера привести такую цифру, что в Европе и в Штатах ежегодно закрывается свыше двух тысяч предприятий, но при этом открывается свыше 15 тысяч маленьких компактных, но современных предприятий. То есть надо найти ту технологию, которая позволяет сегодня на территории Канска разместить эти мощности.


Канск - это территория, самая близкая к нашему нижнему Приангарью с точки зрения перспектив, поэтому надо полностью адоптировать Канск именно к задачам приангарья. В комплектующих, в запчастях, все остальное. Не нужно сегодня нижнему Приангарью спирт, поверьте, есть, чем заниматься. Если мы хотим население спаивать, давайте хотя бы качественную продукцию выпускать. Поэтому надо смотреть. Надо смотреть рынок труда, под это подстроить профтехобразование, перестроить его. Я по Канску, честно говоря, не вижу таких проблем.



Михаил Соколов: Уже который год Александр Хлопонин обещает, что проект развития нижнего Прианагарья – а это ГЭС, алюминиевый завод и два ЦБК, оживит восточную часть края.



Александр Хлопонин: Один из лучших в России проектов частно-государственного партнерства, с точки зрения эффективности и экономических показателей лучше проекта пока никто в России не придумал. Только смысл не в Богучанской ГЭС, а в смысл в территориально-промышленном кластере, который сочетает в себе и энергетику, и промышленность, и лесохимию, и транспорт. Именно из-за этого он получился одним из самых лучших.



Михаил Соколов: Ставка Александр Хлопонина на масштабные проекты с замахом подвергается жесткой критике со стороны оппонентов из числа левых. Первый секретарь Красноярского крайкома Владислав Юрчик говорит об этом с иронией.



Владислав Юрчик: Это не только гигантомания – это профанация. Потому что я в свое время, в советское время возглавлял семь лет строительный комплекс Красноярского края, и когда строилась Саяно-Шушенская ГЭС, другие гидростанции, мы начинали Богучанскую ГЭС.


Эти ребята – они временщики, и за такие крупные проекты. Достроить Богучанскую ГЭС потребуется еще десять лет, как минимум. Этот в основном пиар-мероприятия, не подкрепленные резервами. Какими? Во-первых, нет мощных строительных структур, которые были в советское время. Во-вторых, пускай господин Хлопонин скажет, что в Красноярском крае у него нет ни одного килограмма цемента. У нас в свое время половина печей на глиноземном комбинате в Ачинске работали на глинозем, а вторые на цемент. Теперь там работают только на глинозем, потому что цемент не нужен. У нас был цементный завод, он и сейчас есть в Красноярске, но его купили господа из Кемеровской области. У Хлопонина нет цемента.


Гидростанция – это главное цементное производство, это крупнейшее строительно-монтажное подразделение. Привезут там разнорабочих привлеченных, но где они возьмут специалистов, которые строили Красноярскую или Саяно-Шушенскую, где они возьмут таких как Бочкин или ему подобных гигантов организации строительного производства? Да нет у них таких. Поэтому, я считаю, что это, конечно, желание, которое мало подкрепляется реальными делами.


Есть еще одна деталь. Хорошо, построили Богучанскую ГЭС, ну и что получил край? Линия уже сегодня тянется на Китай, и вся электроэнергия пошла продаваться Китаю. Мы что-то получаем от этого, кроме налога в бюджет? Или нам говорят о больших нефтяных возможностях. Ну и что? Это же, понимаете, парадокс в чем - это преподносится как благо для народа. Это снова может быть появится пара, десяток или пяток миллиардеров.



Михаил Соколов: Член Совета Федерации, глав исполкома «Единой России» в Красноярском крае Вячеслав Новиков с такой оценкой не согласен:



Вячеслав Новиков: Сто миллиардов рублей инвестиций в Красноярский край за прошлый год, с моей точки зрения, это очень серьезный результат. Понятно, что он не сиюминутный, от этих инвестиций мы не получаем завтра, скажем, эти деньги – это деньги частные. Но то, что они дадут свой результат – это совершенно очевидно. Плюс 34 миллиарда рублей из федерального инвестиционного фонда на инфраструктуру нижнего Приангарья тоже на дороге не валяется, между прочим, больше, миллиард долларов. Плюс 36 на строительство дороги Курагино - Кызыл - это оживление всего юга края.


Ну и, наконец, по поводу депрессивных регионов. Действительно, это очень непростая ситуация, которая досталась «Единой России» в наследство. Но как раз именно поэтому мы занялись именно этим вопросом. Программа, которую мы заказали нашим ученым и которая готова, стратегия пространства на развитие края – это набор механизмов для того, чтобы превратить в депрессивные районы в не депрессивные.



Михаил Соколов: Надо заметить, что оппоненты «Единой России» из числа умеренных – в партии «Справедливая Россия», чей список возглавляет бывший губернатор Валерий Зубов, общий курс губернатора не отрицают.



Валерий Зубов: То, что делает Хлопонин, я ничему не сопротивляюсь, потому что как бы приходилось самому все это делать. Нижняя Ангара, они с Грефом любят этот проект, а ведь это была федеральная программа при Зубове. Ну и, слава Богу, пусть сделают. То, что <шанс построить> метро пропускают, в отличие от Шаймиева в Татарстане, зря – это, наверное, ошибка. Я готов все поддерживать, что говорит губернатор Хлопонин, когда это реализуется на практике.



Михаил Соколов: Об этом же рассуждает и второй номер списка эсеров лидер студенческих профсоюзов края Татьяна Волоткевич:



Татьяна Волоткевич: Я считаю, что краевая администрация наша заняла правильный курс на то, чтобы развивать экономику. Это достройка Богучанской ГЭС. Понятно, что планируется строительство ряда заводов. Это абсолютно правильный курс, это курс, который позволит экономике края развиваться.


И вместе с тем ждать, когда экономика разовьется и просто сидеть и ждать, когда появятся дополнительные деньги в крае – это не совсем правильно. Нужно сегодня изыскивать эти резервы и, на мой взгляд, они есть. Если сегодня выкачиваются нефть в наших месторождениях, краю должны быть отчисления. А вот эти отчисления, полученные в краевую казну, и должны тратиться в первую очередь на социальные нужды. Вполне реально принять законодательный акт на уровне Красноярского края и создать строительную компанию, которая будет строить социальное жилье.



Михаил Соколов: Первый секретарь Красноярского крайкома КПРФ Владислав Юрчик - крепкий седовласый мужчина, напоминающий властных директоров времен великих строек коммунизма, критикует Хлопонина с мастерством, задором и энтузиазмом секретаря горкома КПСС.



Владислав Юрчик: Было такое выражение у Хлопонина – сделать рывок. Но прошло пять лет, могу вам сказать, что и мое мнение, и моих товарищей – конечно, никакого рыка не произошло. А мне думается, продолжается больше, чем практические дела, пиар-мероприятия. То у нас проходит конгрессы, то проходят симпозиумы, где заявляются серьезные программы, но реального улучшения нет.


Один только пример: в прошлом году темп роста по стране к уровню 2005 года был 7%, в Красноярском крае – ноль. Мы ни на один процент не выросли к уровню 2005 года. Мы являемся регионом, где самая высокая преступность, темп роста 118%. Наркомания за последние годы расцвела просто так, как ни в одном регионе сибирских территорий. Жизненный уровень, я считаю, что падает. Во времена предшественника Хлопонина губернатора Лебедя квартирная плата в Красноярском крае была самая низкая - 40% от необходимых затрат, сейчас сто с лишним. Цены растут как на дрожжах.


Да, растет прибыль в бюджет за счет «Норильского никеля», но это не заслуга ни Хлопонина, ни Потанина, ни Прохорова. Это цены, как растут на нефть, так и на цветные металлы – вот и вся заслуга. А все остальные отрасли падают. Мы теряем темпы по важным отраслям – машиностроение, химическая, перерабатывающая.


Сегодня одна треть земель не распахивается и не засеивается. На 50% сократилось поголовье скота и крупного, и свиней. Сорок тысяч, со слов самого Хлопонина, стоит на очереди в детские сады. Такого никогда не было. Мы вводили в советское время в 90 году два с лишним миллиона квадратных метра. В прошлом году ввели миллион с небольшим, из них 800 тысяч, обратите внимание, в городе Красноярске, в крае ничего не строится. Мы не вводим больницы, мы не вводим детских садов, мы не вводим школ. Реального улучшения в развитии экономики, тем более жизни людей я не наблюдаю.



Михаил Соколов: А вот вожак ЛДПР Василий Журко буквально воспевает подвиги губернатора Хлопонина.




ЛДПР агитирует

Василий Журко: Я оцениваю положительно. Да, есть критики, есть критиканы. Экономика была развалена, огромные долги. Сейчас зарплаты выплачиваются, зарплаты повышаются. Экономический рывок? Да. Его нельзя было подготовить заранее. Возьмем Приангарье, Ванкорское месторождение, начали разрабатывать, пойдут оттуда деньги в бюджеты всех уровней. Создаются рабочие места. Но не все сразу делается. Объявил человек во время губернаторской кампании, что будет экономический рывок. Будет он.



Михаил Соколов: Год назад Александр Хлопонин на съезде «Единой России» под аплодисменты огласил план изменения налоговой политики федерального центра в отношении регионов. Прошло почти полтора года, и где эти законопроекты, поинтересовался я у Александра Хлопонина:



Александр Хлопонин: По большому счету Красноярский край в меньшей степени должен жаловаться на федеральный центр. Потому что если посмотреть перераспределение налогов, то соотношение сейчас 49 на 51 в пользу края, а не в пользу федерации. С другой стороны, конечно же, хотелось от проектов, связанных с недропользованием, получать больше налогов и оставлять себе больше налогов. Будем дальше продолжать эту работу и будем добиваться, чтобы действительно вместе с полномочиями больше налоговых поступлений базовых налогов оставляли на территории.



Михаил Соколов: А внутри края на муниципальном уровне?



Александр Хлопонин: Мы не можем кривые модели исполнять по отношению к федеральному центру, тогда не будет работать система межбюджетных соглашений. Поэтому мы постепенно отстраиваем эту систему. Самое важное, к чему мы переходим на уровне края: федерация переходит на трехлетнее бюджетное планирование, мы переходим на трехлетнее бюджетное планирование. Что это означает, например, для Зеленогорска? Это означает, что мы зафиксировали уровень налоговых платежей и отчислений. Если налогов Зеленогорск собрал больше, то эти налоги оставляет у себя и использует на свои цели непосредственно в городе.



Михаил Соколов: Идеи, высказанные с трибуны съезда «Единой России» губернатором Александром Хлопониным, были однозначно отвергнуты все той же «Единой Россией» в Думе. Депутат Валерий Зубов пытался внести в парламент пакет законопроектов. Как он рассказывает, «Единая Россия» напрочь отказалась их поддержать.



У жителей таких городков Красноярского края как Канск есть заступники, с пафосом защищающие особость Красноярья. Авторитетный депутат Законодательного собрания Анатолий Быков не перестает говорить о том, что эксплуатация региона носит колониальный характер. Сам того не ведя, Быков возрождает идеи сибирских областников, и даже плакаты его команды исполнены в их бело-зеленой гамме:



Анатолий Быков: Я вам скажу, здесь построена колония с поддержки прежде всего верховной власти.



Михаил Соколов: Вы прямо как сибирские областники XIX века, которые говорили: Сибирь - колония России.



Анатолий Быков: Я не знаю, что они говорили, но я вижу, что здесь произошло. Я сам руководил предприятием и помню, как оно работало, сколько было рабочих – было 12 тысяч рабочих, была самая высокая заработная плата, была одна треть всего краевого бюджета. Была лучшая социалка России признана официально. Сегодня шесть тысяч рабочих осталось, зарплата на 15 месте, 5% налогов, социалки нет.


Возьмем краеобразующее предприятие – «Норильский никель»: было 120 тысяч, сорок тысяч сейчас. Зарплата 30 тысяч, 40 тысяч в среднем. Но мы знаем, как руководители живут. Я сегодня в Норильске побывал, посмотрел все эти достопримечательности.


Когда зашел в детскую спортивную школу, и мне дети кричат: Анатолий Петрович, отправьте нас на Кубок мира по вольной борьбе, который проходил в Красноярске, и где спонсором был именно «Норильский никель». Сто тысяч рублей нужно было - одна бутылка шампанского, которую иногда показывали в Куршавеле. А дети борцы хотели посмотреть воочию, это может первый и последний раз в Красноярске проходило. Когда Норильск погибает, жемчужина севера на глазах. Я увидел вой людей на встрече, когда люди, отработав по 50 лет на комбинате, сегодня не могут выехать. Что-то не то значит.



Михаил Соколов: Сегодня вроде бы есть программа развития жилья на материке.



Анатолий Быков: Она завалена. На бумаге все есть, Александра Геннадиевича возьмите программу. Губернатор – это государственник должен быть, государственный человек. У Александра Геннадиевича капли крови государственной нет. Он может сегодня сказать, а завтра забыть. Он проводит кампанию, ни разу не встретился с людьми. Если ты боишься свой народ, то зачем ты тогда идешь управлять этим народом.


У Александра Геннадиевича очень умная, грамотная команда все-таки государство им дало образование нужное. И они используют это образование не в интересах государства, а в интересах личного обогащения. Здесь сегодня построена пирамида, которая управляется и здесь знают про все. Сегодня вам сказали, что начальник ФСБ заявил. Все здесь приватизировано, все в частных руках и все отсюда вывозится. Быков построил последнюю школу и последнюю больницу в городе Красноярске в 2000 году.



Михаил Соколов: На свои деньги?



Анатолий Быков: За деньги предприятия. Но мы давали себе отчет: мы живем здесь и собираемся жить. Понимали, если не мы, то кто, крупнейшее предприятие на территории края. Мы содержали три команды - две высшей лиги, одну первой лиги, еще федерацию бокса, на то время был президент федерации. Сегодня одну команду первой лиги «Металлург» не могут содержать. И то, что сегодня создавать рабочие места, необязательно надо строить большие заводы и фабрики. На примере того же леса.



Михаил Соколов: Ситуация тяжелая?



Анатолий Быков: О ней говорит президент, о ней говорит Генеральный прокурор, что в Красноярском крае самая большая коррупция. В Иркутске проводил совещание и отметил, что в Красноярском крае самая большая коррупция по лесной отрасли. Так оно и есть. Я посетил енисейскую зону, посетил богучанскую зону и увидел – вывозится по пять-шесть миллионов, вывозится в соседний Китай. Там перерабатывается все это и потом завозится китайская мебель на нашу территорию, продают нам же. Все сделано для этого, почему я называю колонией.



Михаил Соколов: Когда Александра Хлопонина я попросил прокомментировать подобные речи его критиков, губернатор набычился и стал буквально наступать на меня:



Александр Хлопонин: Менять нужно критиков. Потому что надо понимать специфику Красноярского края. Надо понимать, что у нас к специфике относится территориально-пространственная проблема. Мы четыре тысячи километров находимся от Европы, четыре тысячи километров от азиатских рынков. Поэтому развивать машиностроение, тяжелое машиностроение практически невозможно, если не использовать высокие современные технологии. Поэтому сырье как добывали, так и будем добывать. Это понятно всем, это любой человек, грамотный более-менее экономист скажет. Другое дело, не в чистом виде продавать или гнать, а надо если это нефть, должна быть нефтехимия, если это газ – газохимия, если это лес - лесохимия. Можем у себя делать детали первичные, но собирать автомобили никто никогда не будет. Не надо быть иллюзионистом!



Михаил Соколов: Красноярский край можно развивать по-другому, не ради прибылей транснациональных монополий, возражает Хлопонину Анатолий Быков.



Анатолий Быков: Мы сегодня собираем налоги с крупнейших предприятий, которые не зарегистрированы на территории Красноярского края. КрАЗ и тот же «Норильский никель» зарегистрированы в других территориях и все корпорации, которые работают на территории Красноярского края. Нужно сегодня создать рабочие места и развивать малый и средний бизнес.


Есть завод СКАТ под Дивногорском, мы сегодня закупили оборудование самое совершенное по выпуску колес, автомобильные диски. За два года предприятие по зарплате стало входить в пятерку, и я вам хочу сказать, что это предприятие лучшее в Европе. Пятьсот рабочих.


Сегодня нужно развивать село, создавать рабочие места, развивать средний и малый бизнес, дать возможность ему выйти из-под стола, а не душить на корню.



Михаил Соколов: Соратники Анатолия Быкова и лидера красноярского отделения компартии указывают, что сегодня в крае происходят парадоксальные вещи.


Вот как живет концерн РуСАЛ и его хозяин Олег Дерипаска, которому благоволят власти Красноярья! - говорит коммунист Вячеслав Юрчик



Вячеслав Юрчик: Власть должна заниматься не покровительством только олигархам, а все-таки проявлять заботу комплексно о крае, о его развитии и о людях. В прошлом году личная прибыль Дерипаски в два с половиной раза выше, чем пенсия всех шестисот тысяч пенсионеров Красноярского края.



Михаил Соколов: Он хоть налоги платит.



Александр Хлопонин: Не очень все просто. Привожу тогда еще один пример. Красноярская ГЭС в своей основе работает на алюминиевый завод, где хозяин этот господин. А если краевая администрация установила: красноярцы платят 64 копейки за киловатт-час, а промышленность рубль пятьдесят, село рубль сорок, господин Дерипаска где-то 28 копеек. На каком основании?


В то же время, ему не позволяют вольничать в Иркутской области, там точно такой же Братский алюминиевый завод и такая Братская ГЭС, но там он платит 64 копейки.


Сколько ни существует город Норильск, комбинат как самый богатый хозяин этого города содержал город. С приходом Хлопонина подарок господину Прохорову и Потанину, мы берем город на обеспечение бюджета. Это грабеж населения края.


У нас не хватает не денег, у нас у власти совести не хватает!



Михаил Соколов: Члену Совета Федерации и одному из руководителей «Единой России» Вячеславу Новикову смысл решений региональной энергетической комиссии объяснить не удается:



Вячеслав Новиков: Я не утверждал, что все без недостатков. Недостатки есть и очень серьезные. И это на самом деле проблема достаточно серьезна и ее, безусловно, надо решать. Но дело в том, что мы должны помнить: потребитель, который забирает до 40% электроэнергии, обладает определенными преимуществами. Это обстоятельство надо учитывать. Здесь не такая простая ситуация. Хотя сама постановка вопроса очень правильная, здесь надо наводить порядок.



Михаил Соколов: Таких вот странностей в экономике Красноярского края находится немало. И при умелой пропагандисткой работе и коммунистам, и команде Анатолия Быкова удается ими воспользоваться.


Простонародная публика Быкова поддерживает.


На встречу с ним и группой кандидатов в одномандатных округах (их идет примерно полтора десятка) пришли сотни людей.


Конечно, и губернатор Хлопонин умеет общаться с публикой.


Но делает он это как-то натужно, с высоты своего положения.


Так, как он беседовал с работниками нефтеперегрузочного терминала. К телу поговорить подпустили менеджеров. Рабочих построили в сторонке.



Александр Хлопонин: Как зарплата?



Мужчина: Зарплата? Пока устраивает.



Александр Хлопонин: Дома новые построили?



Мужчина: Нет, это старые.



Александр Хлопонин: Почему ипотеку не берете?



Мужчина: Вещь хорошая, но условия.



Александр Хлопонин: Не слушайте никого, нормальные условия сейчас создали. Более того, сегодня с предприятием можно договариваться. Из бюджета предприятие через свой счет готово гасить процентную ставку при ипотеке. Берите, стройте жилье.



Мужчина: Организаций нет строительных.



Александр Хлопонин: Если готовы, организуйте строительную организацию. Это глава должен организовать строительную организацию. Более того, сейчас вытаскиваем строителей. Перспективы есть, люди работают, получают зарплату, надо помочь. У нас вообще молодая семья должна 50%, мы из бюджета готовы погашать. Сейчас в программу вписывайтесь.


А детский садик?



Мужчина: Детского садика нет.



Александр Хлопонин: Поставили задачу в течение трех лет никакой очереди в детские сады. Если надо строить новые, будем строить новые. Через три года приезжаю, чтобы никакой очереди. Все условия есть.



Михаил Соколов: Хлопонин везде рекламирует свой сильный ход – пообещал улучшить положение в социальной сфере:



Александр Хлопонин: Есть четкое предписание: в течение трех лет ликвидировать всю очередь по детским садам. Что это означает? Не хватает детского садика, будем строить детский садик. Есть ведомственные детские сады или детские сады, которые принадлежали коммерсанту, надо возвращать в государственную собственность или в ведомственную собственность. Будем возвращать, будем реконструировать и строить. Задача в течение трех лет ликвидировать всю задолженность по детским садам.



Михаил Соколов: Но и блок Быкова разыгрывает ту же лево-популистскую тему вместе с коммунистами. «Мы сами умеем многое делать. Я это доказываю собственным примером», - говорит Быков:



Анатолий Быков: Сегодня в Красноярске 700 детских садов не хватает. Мы говорим о национальных проектах. Этими национальными проектами мы занимались десять лет. У меня частный детский дом, который сегодня может быть показательным.


Сегодня создали восемь клубов детских по всему Красноярскому краю, в которых футбол, хоккей, детские виды спорта игровые. Мы наняли тренеров, обеспечили инвентарем и формой.


Быков взял в село сегодня своих детей, показал, что на селе тоже можно достичь результатов. Я взял село, которое убито было, вообще девять лет земля не пахалась, ни одной единицы техники не было. За два года построил детские дома сегодня. У меня дети через четыре года пойдут, у них будет путевка в жизнь. Я хотел бы, чтобы мои дети вышли на улицу и не потерялись. Я привез на эту землю, сказал: я вам купил село, три тысячи гектаров земли, хочу научить любить землю, вы тогда не пропадаете. А ваш выбор - уехать отсюда завтра или нет. Я вас обеспечу жильем, закуплю технику, посажу пшеницу. За два года показал лучший результат в районе. Это Емельяновский район село Гридино, 50 километров от Красноярска. Это еще раз подтвердило то, что можно и село поднимать, но для этого нужно любить землю, любить свой народ и все получится.


А если ты ничего не любишь, ни людей, которые тебя вооружают властью, как нашего Александра Геннадиевича Хлопонина, ни землю, на которой ты сегодня находишься пять-шесть дней в месяц, то, как можешь что-то здесь построить?



Михаил Соколов: Секретарь крайкома компартии Владислав Юрчик считает «Блок Быкова» реальной политической силой.



Владислав Юрчик: Прошедшие осенью выборы в городе Назарово, там во всех одномандатных округах победил «Блок Быкова». Он больше всех набрал, по-моему, 60 с лишним процентов по списку, «Единая Россия» 20 с небольшим. Пускай говорят, что Назарово – это его родина. Но, я думаю, что не только в Назарове, и в Ачинске, и в других районах края, мне кажется, что его влияние довольно серьезное.


Люди просто возмущены политикой, которую проводит власть. Все силы, которые сегодня разоблачают эту политику, получают серьезную поддержку, власть почему-то не замечает и не понимает. Она думает - мы запретим. Ни Быкова, ни компартию, ни других запретить невозможно.



Михаил Соколов: Логично, что после того, как список Партии возрождения России сняли с выборов, сам Анатолий Быков сделал выводы – он призвал всех своих сторонников проголосовать за КПРФ.



Вы решили поддержать еще и коммунистов?



Анатолий Быков: Безусловно. Я просто оцениваю работу, как мы работали в Законодательном собрании четыре года. По социальным вопросам мы всегда голосовали одинаково, не сговариваясь даже - это говорит о том, что мы работаем на едином поле. Коммунисты голосовали за дотацию села, за развитие села, за проблемы сегодня учителей коммунисты тоже голосовали, за повышение детского пособия. Даже детское пособие, когда «Единая Россия» проголосовала против, у меня нет слов обсуждать.



Михаил Соколов: Они говорят - денег нет.



Анатолий Быков: Денег нет, а профицит 11 миллиардов в конце года, который наши депутаты от блока Быкова нашли.



Михаил Соколов: Помощь блока Быкова - солидный подарок для коммунистов. Если раньше они могли рассчитывать на привычные 11-12 %, теперь КПРФ способна преодолеть 20% барьер, считают некоторые эксперты.


После зачистки предвыборного поля от сторонников Анатолия Быкова кампания по выборам законодательного собрания Красноярского края шла, в общем-то, тихо.


«Единая Россия» рекламирует свои программы. Вот что губернатор Александр Хлопонин предлагает сделать в Законодательном собрании:



Александр Хлопонин: Нужно принимать несколько законов первоочередных. Нужно принимать закон о Севере, который четко бы ввел районирование с точки зрения заработной платы, бюджетного обеспечения и всего остального. Нужно принимать закон о городе Красноярске. Это закон о столичном городе и определенных принципах налоговых отчислений. И нужно принимать закон о ЗАТО, который будет точно так же регламентировать те сложности, те проблемы, которые сегодня существуют с ЗАТО.



Михаил Соколов: ЛДПР вела кампанию на том же материале, что и обычно: визит Владимира Жириновского, популистская платформа, лояльность губернатору, и обычные предложения ужесточить те или иные наказания. Лидера Красноярского регионального отделения ЛДПР Василий Журко.



Василий Журко: Владимир Вольфович обратился к жителям Красноярского края: изберите, люди достойные, и он будет контролировать работу депутатов, чтобы мы не позорили партию, наоборот, добавляли очки для партии.



Михаил Соколов: Коммунисты работают со своими поклонниками. Секретарь крайкома Владислав Юрчик смотрит в будущее с оптимизмом:



Владислав Юрчик: Я думаю, большинство было, есть, останется пока за партией власти в Законодательном собрании. Но тут есть один очень важный момент: вспомните, когда в позапрошлом году пожилые люди вышли, перекрыли проспект, то сразу нашлось еще 300 миллионов рублей для того, чтобы поправить программу господина Зурабова. Таких примеров за это время было немало, когда власть вынуждена прислушиваться.


Поэтому если оппозиция, опираясь на знание ситуации, на желание предлагать конструктивные ходы, как улучшать дела в крае и жизнь людей, при этом будет поддержано большинством населения, я считаю, что власти игнорировать нельзя. Активная профессиональная позиция даже небольшой фракции в Законодательном собрании, поддержанная населением, - это может быть силой, которая могла бы серьезно влиять на процессы, происходящие в крае.



Михаил Соколов: Но на тот же не пропускающий выборы электорат из числа пенсионеров покушается и Союз правых сил. Второй номер списка Сергей Шахматов считает, что правые способны заставить власть реально помочь пенсионерам:



Сергей Шахматов: Первое – это инициировать переговоры с федеральным центром об изменении отношений с федеральным центром с точки зрения формирования налоговой базы. Сегодня Красноярский край оставляет себе из заработанных денег в виде налогов всего 30-35%. Мы, конечно, понимаем, что мы территория-донор, хотя второй год подряд у нас дефицитный бюджет, но мы считаем, что 50 на 50 устроило бы федерацию и нас.


В этом случае, если наши отношения по деньгам, заработанным здесь, будут пересмотрены в этом режиме, то у нас бы дополнительно в бюджете появилось до 50-60 миллиардов рублей.


Первое - мы нашли, где можно взять деньги. А второе: безусловно, мы хотим повторить опыт того же самого Татарстана, Москвы и Кемерово и ввести впервые в Красноярском крае краевую надбавку для пенсионеров и в том числе повышение заработной платы для бюджетников - работники культуры, медицины, наши учителя.


На примере пенсионеров мы провели все расчеты, на сегодняшний день, если мы полторы тысячи, то есть на 50% повысим их пенсии, из бюджета нужно будет найти 13,6 миллиарда рублей. Это по силам на самом деле красноярскому бюджету.



Михаил Соколов: «Справедливая Россия» предложила умеренно левую альтернативу. Конек партии - тема социальной справедливости, - считает ее активист Татьяна Волоткевич:



Татьяна Волоткевич: Я привыкла занимать честную позицию. Да, мы партия оппозиционная, как оппозиционная партия критиковать должны. Если говорить о том, что у краевой власти есть недостатки, они, безусловно, есть. Глобальные цели, которые стоят, не должны закрывать сегодняшний день.


Да, я должна констатировать, что на сегодняшний день, скажем так, со стороны краевой администрации поддержки мало, обеспеченных студентов нет. Поддержки бедных слоев тоже как таковой нет. Вот опять же национальный проект «Жилье». Но, к сожалению, это на уровне страны происходит. Даже президент считает уровень успешности реализации национального проекта жилья по количеству рублей, взятых в кредит. Разве это показатель? Я понимаю показатель, когда покажите, а сколько бедных семей смогли взять этот кредит, покажите, а сколько молодых семей смогли взять такой кредит. Это введение в заблуждение населения, когда цифрами завуалировано то, что происходит.


Партия «Справедливая Россия» борется за интересы человека труда. А это прежде всего как раз поддержка социального населения. Потому что, к сожалению, у нас большинство населения нуждается в такой поддержке. Сильным надо дать работу, а слабым надо дать заботу.



Михаил Соколов: Впрочем, против Справедливой России и КПРФ выставлена в роли спойлера Социалистическая единая партии России. Во главе ее списка группа молодых политиков. Первый номер доцент и автор книг по психологии секса Андрей Зберовский:



Андрей Зберовский: Мы говорим о тех вариантах социализма, которые являются современными вариантами социализма, прежде всего знаменитые шведские модели. Государство по-прежнему должно брать на себя обязательства по бесплатному обучению в детских садах, школах, вузах, оплачивать все медицинские расходы наших пенсионеров. У нас есть тысячи детей, которые не могут пойти в детский сад, потому что их просто нет. Множество закрывающихся школ, при этом есть очереди в школы Красноярска. Есть закрывающиеся сельские фельдшерско-акушерские пункты в сельском хозяйстве. Есть множество школьников, которые не имеют возможности питаться, потому что у родителей нет денег, а это, мягко говоря, чего-то стоит сейчас.


Есть огромное число студентов, которые вынуждены забирать с родителей последние деньги, чтобы снимать квартиры, потому что им не дают общежития, потому что их продали в 90-х годах.


То есть социальная сфера находится в большой степени запущения. Тематика социальная, тематика социальной ответственности государства даже на уровне региона является в Красноярском крае очень актуальной.



Михаил Соколов: Выборы шли тихо. В центре Красноярска я с трудом находил плакаты даже «Единой России», теледебаты проводились в «удобное» для зрителей время – часа в четыре дня. Но без шумного скандала не обошлось


Был снят с выборов, а потом допущен список Демократической партии. Его лидер Дмитрий Астахов без особого стеснения признавал, что для него, главное не победа, а участие. Он сделал предположение, что СПС не сможет пройти в красноярское Законодательное собрание:



Дмитрий Астахов: 45% возьмет «Единая Россия», будет представлена «Справедливая Россия». ЛДПР и КПРФ тоже войдут в Законодательное собрание. СПС никогда не пользовался особенной популярностью у нас в регионе. Традиционно они набирали от одного до полутора процентов. Поэтому, я думаю, есть шанс взять 2-3% .



Михаил Соколов: Демпартия постаралась. 6 апреля господин Астахов написал в милицию донос, обвинив правых в подкупе избирателей:



Дмитрий Астахов: Надо разобраться в ситуации с возможными слухами о подкупе избирателей, которые, возможно, осуществляет СПС.



Михаил Соколов: С подачи ДПР сотни милиционеров устроили в прошедшие выходные обыски в штабах СПС, желая найти доказательства того, что чудо-технологии имени Антона Бакова по построению агитационных сетей партии являются незаконными. Такая атака явно не похожа на самопиар, на что намекали некие политологи близкие властям.


Возглавляющий список правых в Красноярске лидер СПС Никита Белых возмущается произволом и утверждает, что его партию прессуют за то, что она единственная оппозиционная Александру Хлопонину сила:



Никита Белых: В субботу с утра во всех семи районных штабах города Красноярска начались обыски, выемки документов, допросы наших сотрудников. По нашим данным, в действиях против Союза правых сил было задействовано около ста оперативных сотрудников УВД города Красноярска.


В Красноярском крае на выборах, которые состоятся 15 апреля, участвуют на самом деле две политические партии: первая - это Союз правых сил, и второе - это политическая партия имени Александра Геннадиевича Хлопонина. Речь идет не только о «Единой России», но и о всех других партии «большой четверки» - и «Справедливая Россия», и ЛДПР, и КПРФ.


Они приняли на себя не публичное обязательство не критиковать администрацию края и лично Хлопонина. В свою очередь администрация не чинит никаких препятствий для проведения агитационной работы.


Союз правых сил - единственная партия, кто не вступил в подобного рода соглашения, потому что считает, что не надо представлять интересы администрации края в Законодательном собрании, для этого у них есть свои представители, которые будут с этой работой прекрасно справляться.



Михаил Соколов: Насчет того, что компартия не критикует губернатора – это просто неправда.


Зато вот факт - второй номер списка СПС в Красноярске Александр Шахматов везде и всюду заявлял, что губернатор – истинный, но тайный либерал:



Александр Шахматов: Хлопонин очень продвинутый человек, по большому счету он самый главный либерал из всех либералов на территории края. Но именно ситуация с «Единой Россией» его тянет вниз, его тормозит.


И наша задача фракции СПС, если мы пройдем в Законодательное собрание, быть неким противовесом «Единой России» и каким-то образом влиять на ситуацию и помогать губернатору в тех либеральных помыслах и делах, которые он сейчас делает в крае.


Во-первых, он привел в полный порядок финансовую дисциплину в крае. Вопросы расходования бюджета есть, но во всяком случае, что было до этого – это был полный бардак. И видно, что он пытается построить в крае и социальную политику с точки зрения рубля. Экономика развивается, развивается социальная сфера.


И в этом же смысле надо понимать, что один в поле не воин. Безусловно, с какими-то вещами мы не согласны с нашим губернатором, но должна быть некая полемика. Мы здесь сталкиваемся в Законодательном собрании опять же с монополией. И по большому счету Хлопонин понимает это. Я уверен, что он хотел бы иметь сбалансированное Законодательное собрание, а не просто монополию.



Михаил Соколов: Впрочем, политика в России такова, что отказаться от слабых союзников, использовать их, подставить их для власти норма жизни.


Но ради чего давить СПС. Ведь речь идет о каких-то 5-7 % голосов?


Проблема в том, что центральное руководство «Единой России» спустило на выборы в Красноярском крае контрольные цифры. По словам Бориса Грызлова, надо набрать не менее 46 % голосов. Худший результат может помешать переназначению Александра Хлопонина на посту губернатора края. Вот поэтому и применяется административный ресурс, считает депутат Законодательного собрания края Анатолий Быков:



Анатолий Быков: Хлопонин понимает, что если он наберет меньше сорока, ему можно сказать расстаться, его никто не утвердит на посту губернатора. Та команда, которая стоит за ним, тоже понимает.



Михаил Соколов: И вот милиция шерстит штабы СПС, хотя и она, и прокуратура должны были бы заниматься куда более серьезными, и в самом деле трагическими событиями.


Ведь так и не раскрыты убийства уже шестерых детей, происшедшие в течение последнего года.


C лава Богу, без жертв обошелся губернаторский бал для студентов. 2 марта около 200 человек оказались в больнице с диагнозом «сальмонеллез». Были тяжелые случаи. Интересно, что беда миновала начальство. Ни один из VIP -гостей не пострадал: губернатора и его свиту обслуживала солидная ресторация, а студентов кормила заразой непонятно как нанятая структура.


Возбуждено уголовное дело.


Когда я спросил Александра Хлопонина о том, какие выводы он сделал из этой истории, губернатор просто побелел от ярости:



Александр Хлопонин: Вот здесь сейчас обсудить, прямо в Железногорске? Вы хотите, чтобы я здесь выводы сделал в Зеленогорске.



Михаил Соколов: К сожалению, с вами трудно встретиться.



Александр Хлопонин: Понял. Но вопросы задаете больше всех.


Сделаны очень серьезные выводы по поводу отравления студентов. В одну точку сразу всплыло несколько проблем.


Первое - это собственно отношение определенного количества чиновников к своим обязанностям. По одним чиновникам уже выводы сделаны, по вторым идет следствие, в котором участвует прокуратуры и дела будут доведены до конца.


Другая проблема, которая всплыла – это по контролю за продовольственной безопасностью в отношении жителей Красноярского края. И то, что сегодня в Красноярске таможня не работает эффективно, санэпидемстанция не работает эффективно в отношении продуктов, которые поступают к нам. И то, что сегодня реальная ситуация, когда можно привезти из Монголии через Казахстан, через Алтай, переделать маркировку и привезти абсолютно левое мясо, которое якобы проверено санитарными службами, к сожалению, есть и такие факты, и такие примеры. Поэтому по каждому факту мы сейчас разбираемся.


Каждое предприятие, которое осуществляет поставку продовольствия в бюджетные организации, в детские сады, школы, в учреждения здравоохранения, они каждый будут иметь очень жесткие требования по лицензированию, по всему остальному.


Но самая большая опасность ждет проверять неконтролируемые рынки. Если магазины и другие учреждения у нас контролируются и там есть санэпидемнадзор, и есть действительно сертификация на продукцию, то то, что происходит на рынках с точки зрения лабораторных анализов, всего остального, то здесь есть большие опасения. Надо внимательно к этому относиться.



Михаил Соколов: Несмотря на слова Александра Хлопонина, ни один красноярский чиновник пока что официально не наказан. Но в деталях происходящего местная пресса предпочитает уже не разбираться.


Одним заткнули рот, другие работают на выборах за те или иные команды, третьим просто негде высказаться. Информационное доминирование «партии власти» предопределит и общественную атмосферу, и результаты выборов.


При низкой явке, которую прогнозируют социологи, большинство будет у «Единой России», по партийным спискам она получит более 40 процентов и добавит себе мест за счет сильных одномандатников из номенклатуры. Преодолеют 5% барьер и ЛДПР, и СПС, если, конечно, правых не снимут с выборов. Компартия и одномандатники из блока Анатолия Быкова могут добиться максимум четверти мест в строящемся новом зале заседаний Законодательного собрания объединенного Красноярского края.





Материалы по теме

XS
SM
MD
LG