Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Больше шоу. Закрыт «Бойцовский клуб»


Станислав Кучер: «Сейчас молодежь от телевидения отвернулась в принципе. Поэтому даже нам было достаточно сложно, даже те ребята, которые приходили в клуб, они приходили в клуб, потому что они привыкли туда приходить и там спорить о политике»

Станислав Кучер: «Сейчас молодежь от телевидения отвернулась в принципе. Поэтому даже нам было достаточно сложно, даже те ребята, которые приходили в клуб, они приходили в клуб, потому что они привыкли туда приходить и там спорить о политике»

На телеканале ТВЦ закрыта программа «Бойцовский клуб». Шеф-редактор программы Алексей Навальный заявил, что «Клуб» перестал выходить по политическим мотивам. По его словам, записанная программа о проблемах призыва, запланированная на 11 апреля, в эфир не выйдет, вместо нее покажут программу «Улица твоей судьбы», посвященную событиям на Украине. В свою очередь генеральный директор ТВЦ Александр Пономарев в интервью Радио Свобода сообщил, что принято только решение временно приостановить съемки. «Я не сомневаюсь, что будут предположения по поводу вмешательства свыше, но они относятся к жанру политических фантазий», - отметил г-н Пономарев.


Дискуссионное ток-шоу появилось в эфире ТВЦ в конце марта. Съемки программы проходили в московском кафе «Билингва» и стали продолжением политических дебатов. О программе в интервью Радио Свобода рассказал теперь уже бывший ведущий этой программы Станислав Кучер.


- После двух эфиров вашей программы «Бойцовский клуб» она закрыта. Как вам объяснили причину этого?


- Мне объяснили, что программа не то, чтобы закрыта, а что выпуск программы приостановлен, что, впрочем, синонимично закрытию программы. Мне руководитель программы Дмитрий Новицкий объяснил это в свою очередь тем, что ему объяснило еще более вышестоящее начальство несовершенством формы, несоответствием формы содержанию, внешними вещами, над которыми необходимо работать с тем, чтобы, возможно, потом, в более позднем каком-то времени эта программа в новом качестве смогла выйти в эфир.


- Эта программа была сразу замечена и зрителем, и зрителем, нетрадиционным для ТВЦ, молодым зрителем и теми, кто, наверное, внимательно следит за нынешним телевидением. Как вы полагаете, вот эта молодежная энергия, даже секвестрированная, даже под присмотром, но, тем не менее, бьющая и бурлящая с экрана, могли напугать людей, которые сейчас так следят за чистотой телевидения?


- Молодежь политизированная, студенческая молодежь рассматривается как некий дестабилизирующий фактор. Вспомним молодежные волнения во Франции, 1968 год, да и у нас молодежь в том же 1991-м сыграла не последнюю роль. Поэтому, конечно же, любая, если мы говорим об отношении власти к молодежи, то, конечно же, власть в любой стране пытается держать молодежь под контролем. Кстати, с этой точки зрения, мне как раз не очень понятно, а почему выпуск программы приостановлен. Поскольку у молодежи всегда два пути - либо выпускать свои эмоции в публичном диалоге, в публичной дискуссии, для которой должны существовать некие площадки, либо делать это просто на улицах, идти к нацистам просто, к нацболам, либо пытаться каким-то образом обсуждать то, что обсуждают на кухне, но публично. На мой взгляд, эта программа как раз могла стать такой публичной площадкой, где молодежь самых разных направлений, политических, социальных ориентаций могла бы выпускать пар. Эта программа могла стать срезом, в том числе для власти, да и для всех нас, настроений, которыми та самая молодежь живет. У нас за два выпуска в программе были самые разные люди, я имею в виду сейчас сидящих в зале, сидящих в клубе, которые подходили к микрофону, там были и представители «Единой России», и «Справедливой России», национал-большевиков, и коммунисты, и убежденные демократы, то есть были самые разные люди. И конечно при всем при том, что программа не выходит в прямом эфире, в любом случае спектр мнений каких-то мы старались представить. Мне кажется, что эта программа, безусловно, очень быстро стала бы очень популярной как раз в молодежной среде и канал ТВЦ обрел бы таким образом того зрителя, которого он давнем давно хотел приобрести, наиболее энергичного, социально и политически активного.


- Вы совершенно правильно говорите, что лестница всегда, еще со времен «12-го этажа», была выразителем вот этого самого ощущения и настроения улицы. И, безусловно, если где и прорывается, то тогда есть ощущение перемен. Если вам предложат такую студийную лестницу, такую, сконструированную программу, вы готовы будете в ней работать?


- При желании. Можно, конечно же, в студии создать какую угодно атмосферу и сделать яркую, интересную программу. Мне кажется, что именно эта программа не то, что в том формате, а, скажем, в том клубе, в котором она снималась, она была интересна именно этим. У нас не было приглашенной специально публики, которой бы платили, например, за то, что она приходит и сидит, то есть у нас не было проплаченной массовки. У нас не было запланированных или спровоцированных администраторами программы аплодисментов, как это есть во всех без исключения ток-шоу на всех существующих телевизионных каналах. Я боюсь, что никакая студия не заменит, не сможет воссоздать ту атмосферу, которая была в клубе. Атмосферу в клубе причесать можно. Меньше, допустим, нецензурщины, которая тоже, естественно, бывает. А вот создать заново искусственно атмосферу такого клубного, портового молодежного, студенческого спора в студийных вариантах очень-очень сложно.


- Допустим, если мы говорим про «12-й этаж» и про те времена, тогда у телевидения была совсем другая роль. То есть на телевидение люди были готовы прийти, молодежь была готова толпами прийти в Останкино, лишь бы попасть в кадр. Потому что к телевидению было совершенно другое отношение, оно как раз рассматривалось как окошко, будка гласности, через которую вся молодежная энергия и эмоции прорвутся в итоге в свет. Сейчас молодежь от телевидения отвернулась в принципе. Поэтому даже нам было достаточно сложно, даже те ребята, которые приходили в клуб, они приходили в клуб, потому что они привыкли туда приходить и там спорить о политике. Их мало интересовало то, что это будет потом на телевидении. Им не интересно смотреть, при всем уважении, Соловьева, им не интересно смотреть Шевченко, для них это все нафталин, это вчерашний день. Они хотят видеть таких же, как они, они хотят видеть своих лидеров, которые выступают в интернете. Именно этим эта программа была, на мой взгляд, интересна и привлекательна.


XS
SM
MD
LG