Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Великобритании нарастает волна критики в адрес поведения в иранском плену британских моряков и морских пехотинцев


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына.



Андрей Шароградский : В Великобритании нарастает волна критики в адрес поведения в иранском плену британских моряков и морских пехотинцев. Напомню, они были освобождены после двух недель плена. Бурное негодование общественности вызвало полученное ими разрешение британского Министерства обороны продавать свои воспоминания о нахождение в плену средствам массовой информации. Из Лондона передает корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына.



Наталья Голицына : Сразу же после возвращения домой захваченных Ираном британских моряков пресса начала задавать очень неудобные вопросы руководству ВМС и министерству обороны. Прежде всего, почему моряки оказались такой легкой добычей для иранцев, почему они проводили досмотр судов в опасном районе Персидского залива без воздушного и морского прикрытия, почему так быстро начали сотрудничать с иранскими властями и объявили, что были захвачены в иранских территориальных вода, хотя на пресс-конференции по возвращении в Англию признались, что говорили в Иране неправду. Газета «Дейли телеграф» обвинила их в том, что они с непозволительным для военнослужащих энтузиазмом благодарили своих захватчиков за освобождение. Сами моряки объясняли свою сдачу в плен неравенством сил и вооружения, уверенностью, что сопротивление неизбежно привело бы их к гибели, а участие в пропагандистской войне на стороне Ирана объясняли психологическим давлением и страхом пред тюремным заключением.


Еще больше вопросов вызвало неожиданное решение Министерства обороны, позволяющее бывшим пленникам продавать средствам массовой информации свои воспоминания о пребывании в плену, причем за весьма солидное вознаграждение. К примеру, единственная женщина среди освобожденных моряков, Фэй Тёрни, получила за свое интервью газете Sun и телеканалу ITV более ста пятидесяти тысяч фунтов. Именно она, находясь в плену, написала три покаянных письма в надежде, что это приведет к освобождению.


Теневой министр иностранных дел Уильям Хейг назвал разрешение морякам заняться коммерцией непродуманным и наносящим ущерб достоинству британской армии и заявил, что поднимет этот вопрос в парламенте. Это разрешение вызвало бурю протестов со стороны родственников погибших в Ираке солдат, бывших военнослужащих и политиков. Это заставило министерство обороны временно - до разработки новых правил - запретить морякам торговать своими воспоминаниями.


Я спросила известного британского военного эксперта, маршала авиации в отставке Тони Мейсона, как он оценивает поведение британских военнослужащих в иранском плену.



Тони Мейсон : Вполне могу представить, что морякам постоянно говорили лишь о том, что они вторглись в иранские территориальные воды. Они ничего не знали, о чем говорят по этому поводу в Лондоне. Вполне вероятно, что им угрожали судом и тюремным заключением. То, что они сделали, привело к их освобождению, однако их поведение предоставило в распоряжение Ирана очень ценные аргументы в его пропагандистской войне.



Наталья Голицына : Обозреватель «Дейли телеграф» Тоби Харден пишет, что американских военных вряд ли смогли бы захватить в плен таким же образом, как это случилось с англичанами. Так ли это?



Тони Мейсон : Нет, конечно; это не так. Мистер Харнден ошибается. У него очень короткая память. Американских военных брали в плен на Балканах в Косово и Ираке, причем без какого-либо сопротивления с их стороны. Боюсь, что Тоби Харнден полностью ошибается. Нет никакого основания утверждать, что американцы повели бы себя как-то иначе.



Наталья Голицына : Проходили ли моряки и морские пехотинцы какой-то инструктаж на случай, если они попадут в плен? Обучали ли их, как себя вести в такой ситуации, - ведь они служат в Ираке в военных условиях?



Тони Мейсон : Многие в Лондоне задают этот вопрос. Возможно, что наши ВМС оказались недальновидны в этом отношении. Трудно понять, почему два небольших катера с легковооруженными моряками - даже если они находились в иракских водах - были оставлены без прикрытия со стороны наших кораблей. Возможно, их не обучали как себя вести в плену потому, что они занимались лишь досмотром нейтральных торговых судов. Это очень важный момент, и сейчас я прихожу к убеждению, что наши моряки просто никогда даже не помышляли о том, что с ними случилось. В плену им непрерывно говорили, что они вторглись в иранские территориальные воды и что, согласно международным законам, они преступники.



Наталья Голицына : Инструктируют ли британских военнослужащих, как вести себя в плену?



Тони Мейсон : Такого рода инструктаж одинаков для всех трех видов британских вооруженных сил. Вы можете сообщить в плену лишь свой воинский номер, звание и имя. Однако здесь следует понимать, что каким бы стойким ни был военнослужащий, у него может оказаться какое-то уязвимое место. Поэтому нашим солдатам говорят, что они должны тянуть с ответами на вопросы как можно дольше. Эти правила существовали на протяжении всей британской военной истории, в том числе и во время Первой и Второй мировых войн. Во время этих войн захватывали «языков» для получения информации о расположении противника, его планах и его численности. В этих обстоятельствах, чем дольше пленный хранит молчание, тем большая вероятность того, что предоставленная им информации в чем-то утрачивает ценность. Однако наш случай совсем другого рода. Мы знаем, что в сложившейся ситуации Иран вряд ли решился бы казнить пленных или причинить им серьезный ущерб. Однако следует помнить, что менее чем 30 лет назад этот же иранский режим захватил в американском посольстве большое число гражданских лиц и в течение многих недель крайне скверно с ними обращался.



Наталья Голицына : Некоторые комментаторы упрекают британскую армию в упадке морали, в том, что ее боевой дух и нравственный уровень снизились со времён последней мировой войны. Так ли это?



Тони Мейсон : Абсолютно с этим не согласен. Стоит только вспомнить о тех случаях героизма и храбрости, которые продемонстрировала британская армия в недавних военных конфликта, - например, в Боснии, в Косово, где она защищала гражданских лиц, и где наши солдаты отдавали свои жизни за них. Многие из них удостоились наград в Ираке и Афганистане. Не далее как несколько недель назад британский солдат был удостоен за храбрость высшей военной награды - Креста Виктории. Получить эту награду очень нелегко. У меня нет причин подвергать сомнению этику и моральное состояние британских вооруженных сил.



Наталья Голицына : Тем не менее, поведение британских моряков в плену вызвало в Англии полемику о воинском кодексе чести, в частности, об офицерской чести. По иранскому телевидению с признаниями, которые они впоследствии назвали ложными, выступили капитан и лейтенант.



Тони Мейсон : Говоря о воинском кодексе чести, я бы предпочел говорить о воинской этике, в которой и проявляется этот кодекс. Это самый существенный элемент жизни британских вооруженных сил. Он формировался в течение очень многих лет. В чем он заключается? Лояльность своим сослуживцам, честное поведение, подчинение законным приказам, великодушное отношение к пленным, благородство в отношении безоружных гражданских лиц. И только как последняя жертва - готовность умереть за королеву и страну. Всё это - самые существенные элементы британской воинской этики. Я знаю, что сейчас у многих возникают сомнения в достойном поведении захваченных моряков. Однако считаю, что их поведение ни в коей мере не может оправдать даже малейшее сомнение в нерушимости британского кодекса чести, или британской воинской этики. Они и сейчас не менее прочны, чем когда-либо.



Наталья Голицына : Говорил известный британский военный эксперт, маршал авиации в отставке Тони Мейсон.



XS
SM
MD
LG