Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Председатель Госсовета КНР Вэнь Цзябао прибыл с визитом в Токио


Программу ведет Кирилл Кобрин . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский. .



Кирилл Кобрин: Председатель Госсовета КНР Вэнь Цзябао сегодня прибыл с визитом в Токио. Это первый визит в Японию главы китайского правительства за последние 7 лет. Состояние японо-китайских отношений я обсудил сегодня с участником выпуска рубрики "Мировая политика", специалистом по Китаю, моим коллегой Андреем Шароградским.


Первый визит китайского премьера, а точнее председателя Госсовета за 7 лет в Японию. Отношения между двумя странами довольно сложные, и это несмотря на то, что это страны, которые имеют большое количество общих интересов и общих проблем в Дальневосточном регионе.



Андрей Шароградский: Прежде всего, следует отметить, что действительно растопившим, разбившим лед в китайско-японских отношениях был состоявшийся визит еще несколько месяцев назад премьер-министра Японии Синдзо Абэ в КНР. Это было в октябре прошлого года. Вот этот визит был отправной точкой в нынешнем потеплении в отношениях между Пекином и Токио. А приезд в Токио премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао - это следующий, безусловно, очень важный шаг в этом потеплении. Очевидно, что страны стремятся наладить отношения друг с другом.


Япония сыграла очень важную роль в том экономическом скачке, который мы наблюдаем в Китае в течение последних 25 лет, - это инвестиции, это развитие китайских экономических зон. И очевидно, что нынешний премьер-министр Синдзо Абэ стремится улучшить эти отношения. Он приехал в Пекин сразу после того, как был избран премьер-министром Японии. В отличие от своего предшественника Дзюнъитиро Коидзуми, он отказывается посещать мемориал в Японии. Это известный мемориал Yasukuni . Он посвящен 2,5 миллионам японцам, погибшим во время войны. Но очень важно, что там похоронены и люди, которые официально признаны военными преступниками.


Разумеется, что основа китайско-японские отношений - это экономическое сотрудничество, хотя есть проблемы, которые серьезно омрачают эти отношения. Дело в том, что идут споры вокруг шельфа в Восточно-Китайском море. Пекин считает, что Тайвань пытается стравить Китай и Японию, давая возможность японским компаниям осваивать этот шельф, в то же время мешая китайской стороне добывать нефть и газ на, как считают китайцы, бесспорно китайском континентальном шельфе.



Кирилл Кобрин: Так что же омрачает эти отношения?



Андрей Шароградский: Конечно, прежде всего, важна историческая память о событиях Второй мировой войны. Одно из моих ярких впечатлений (в студенческие годы я учился в Китае) - это когда во время поездки в Пекин, в нашей группе две японские девушки, на второй день после нашего приезда, отказались выходить из гостиницы. Я спросил: "Что случилось?" Они сказали, что их отказываются обслуживать в магазинах, отказываются обслуживать в ресторанах, ведут себя довольно грубо по отношению к ним, когда видят, что это японки.


Но всем известна вот эта страшная "Нанкинская резня", когда в течение нескольких дней были уничтожены десятки тысяч китайцев. Они были уничтожены японскими войсками. Это признанный факт преступления против человечности. Там в Нанкине есть мемориал, который рассказывает об этих событиях. Поэтому память о них очень сильна в Китае. Вообще, такое отношение к Японии, как к агрессору, который принес беды, огромные беды китайцам, сохраняется. Поэтому такие шаги, как посещение мемориала Yasukuni , отказ японского премьера принести официальные извинения за то, что японские солдаты делали с китайскими женщинами во время Второй мировой войны, во время оккупации Китая воспринимаются в Пекине, вообще, в Китае очень остро. Поэтому любой такой шаг, несмотря ни на какие экономические выгоды, может очень и очень серьезно омрачить двусторонние отношения. Так и случилось. Поэтому, несмотря на огромную важность китайско-японских отношений, они были практически заморожены в течение нескольких лет. Но сейчас мы видим процесс потепления, причем процесс очень активного потепления. Хотя, еще раз повторю, что любой такой неосторожный шаг японского премьера может привести к тому, что все вернется на круги своя.



Кирилл Кобрин: Давайте перейдем оттого, что разъединяет Китай и Японию (это историческая память и то, как она интерпретируется сегодня) к тому, что их объединяет или может объединять. Вы уже упомянули экономическое сотрудничество, инвестиции японские, участие Японии в китайском экономическом скачке или чуде, если так можно выразиться. Какие еще могут быть политические вещи, которые их объединяют?



Андрей Шароградский: Конечно же, кроме экономического сотрудничества Япония и Китай могут вместе решать очень важные политические вопросы. Наверное, мы можем говорить о том, что плоды вот этого потепления в японо-китайских отношениях мы видим на примере постепенного решения проблемы северокорейской ядерной программы. После этого потепления Япония и Китай стали как-то объединять свои усилия. Естественно, что Китай играет большую роль, потому что имеет большее влияние на Пхеньян, однако, я думаю, что совместные усилия Токио и Пекина как раз и привели к тому, что Северная Корея пошла, по крайней мере, на некоторые уступки. Есть сдвиги в этом вопросе. Понятно, что два таких мощных государства, два государства-соседа Северной Кореи, действительно, играют важнейшую роль в урегулировании такой проблемы как северокорейская ядерная программа. Но, вообще, конечно, можно говорить и о более общем плане - о том, что хорошие отношения между Японией и Китаем очень важны для стабильности в Восточно-Азиатском регионе и в мире в целом.




XS
SM
MD
LG