Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Киргизская оппозиция организует массовые акции протеста. Как вернуть политическую ситуацию в правовое поле


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Султан Каназаров и заместитель директора московского Института стран СНГ Владимир Жарихин.



Андрей Шарый : В Киргизии несколько тысяч сторонников тамошней оппозиции сегодня собрались в Бишкеке на бессрочный митинг с требованием отставки президента Курманбека Бакиева. Центральная площадь, где митингующие установили юрты, оцеплена милицией. Акция организована "Объединенным фронтом за достойное будущее Крыгызстана" и движением "За реформы". Накануне президент Бакиев обвинил оппозицию в нежелании вести переговоры, в стремлении любым путем захватить власть. Репортаж с центральной площади Бишкека Султана Каназарова.



Султан Каназаров : Символ всех оппозиционных митингов в Кыргызстане за последние 5 лет певец и импровизатор Сахамбек Мумбеков поет о несправедливости и о том, что народ ошибся, приняв героя мартовской революции 2005 года, а ныне действующего президента страны Курманбека Бакиева за льва. Он оказался лисой.


Собравшиеся на центральной площади в Бишкеке сторонники оппозиции кричали "Долой Бакиева!". Несмотря на эмоциональные лозунги митингующих оппозиционеров, первый день акции протестов проходит мирно. В два часа дня по бешкекскому времени сторонники оппозиции пришли от разных точек города к центральной площади, где уже были установлены переносные жилища-юрты и армейские палатки. Причина недовольства оппозиции - это отсутствие, по их мнению, конституционной реформы. Оппозиция считает, что президент Бакиев в декабре прошлого года принял Конституцию, которая вернула ему широкие полномочия. Декабрьская Конституция прошлого года отменила ноябрьскую Конституцию, которую оппозиция считала своим завоеванием. Теперь лидер оппозиции Феликс Кулов требует отмены суперпрезидентской, по его мнению, декабрьской Конституции.



Феликс Кулов : Сегодня было озвучено на площади, что за эту Конституцию проголосовало 49 человек, в то время как требуется 50 процентов, чтобы было две трети. Один человек эту Конституцию подписал под давлением, и он, оказывается, об этом официально написал заявление. Поэтому декабрьская Конституция подлежит отмене. Если ее сейчас ремонтировать, зачем это делать, когда она будет отменена?!



Султан Каназаров : Однако надо сказать, что парламент уже 16 апреля планирует рассмотреть проект новой Конституции, которую разработала группа оппозиционного премьер-министра Алмазбека Атамбаева. Она существенно сокращает полномочия президента. Но даже этот шаг не удовлетворил оппозицию.


На сегодняшнем митинге, по разным оценкам, присутствовали более 7 тысяч человек. МВД республики называет цифру в 4,5 тысячи участников. Но вот сама оппозиция считает, что их пришли поддержать 50 тысяч человек.


Ближе к вечеру к митингующим пришел премьер-министр Алмазбек Атамбаев, который сообщил, что он с народом и сказал, что власть идет на реформы именно потому, что эти люди пришли с митингом к дому правительства. Но он также сказал, что призывает митингующих не поддаваться на заявления политиков, сказанных ими сгоряча. Например, Атамбаев сказал, что лидер оппозиции Феликс Кулов говорил, что 11 апреля состоится мирная передача власти, чего не произошло. Сам Атамбаев всего полгода назад выступал на этой же площади на стороне оппозиции. Теперь он должен был перекрикивать своих вчерашних сторонников. Они не давали ему говорить. Часть митингующих сторонников оппозиции проведет эту ночь площади. Перед ними с концертом выступит российская эстрадная певица Юлия Савичева.



Андрей Шарый : Заместитель директора московского Института стран СНГ Владимир Жарихин основной причиной внутриполитического кризиса в Киргизии видит прецедент выхода за пределы правового поля. Эта максима позволяет эксперту проводить параллели между ситуацией в Бишкеке и Киеве.



Андрей Шарый : Вам не кажется, что нестабильность политическая в Киргизии сейчас показывает, что может быть и напрасно эта "тюльпановая" революция свергла режим Акаева?



Владимир Жарихин : Дело не в этом. Ведь Акаев, действительно, уже засиделся на своем посту. Надо было его менять. Вся проблема (кстати, здесь почти через весь континент перебрасывается мост) в том, что по технологиям "оранжевых" революций, уличных манифестаций, в общем-то, можно значительно проще, чем дождаться очередных выборов, сместить власть. Но проблема состоит в том, что очень трудно вернуться в правовое поле. Мы видим, что Киргизия никак не вернется в это правовое поле, потому что был создан прецедент выхода из него. Для решения пусть самых благих задач можно из поля выйти, а потом вернуться. Так вот выйти-то легко, а вернуться сложно. Это показывают процессы и в Киргизии, и в Украине.



Андрей Шарый : Я с вами отчасти не соглашусь. Все-таки неправовое поле на Украине было создано как раз фальсификацией выборов. Реакцией на что явилась "оранжевая" революция.



Владимир Жарихин : Фальсификация выборов - это не выход из правового поля всего государства и государственной власти. Это выход конкретных деятелей, которые должны быть преследованы по закону. Кстати, ни одного фальсификатора в Украине в настоящий момент в тюрьме не сидит. Ни одного суда до конца проведено не было. Для того чтобы бороться с фальсификациями, надо наказывать конкретных фальсификаторов, а не выходить полностью из правового поля страны, устраивая третий тур и так далее и тому подобное. Вернуться, мы видим по факту, очень сложно, потому что как бы дано разрешение на выход из правового поля ради благой цели.



Андрей Шарый : Давайте вернемся к ситуации в Киргизии. Как вы считаете, удастся ли там ситуацию вернуть все-таки в то самое правовое поле, о необходимости и важности которого вы совершенно справедливо говорите?



Владимир Жарихин : Все вроде бы развивалось после свержения Акаева как бы в правовом поле. Но потом наступила опять неправовая договоренность - договоренность между Куловым и Бакиевым. Эта договоренность не предусмотрены ни одним законом. Значит, эту договоренность можно было нарушить. Но при этом одна из сторон считает, что нарушены базовые договоренности, которые никак не прописаны в Конституции. А значит можно против нарушения этих базовых договоренностей действовать за пределами Конституции.


Таким образом, у нас происходит очередной майдан только с киргизской спецификой. Я боюсь, что сползает к гражданскому конфликту. Обратите внимание (опять проводим параллели с Украиной) - универсал гражданского согласия. Это же ведь тоже была договоренность, но за пределами правового поля. Теперь каждая из сторон говорит, что эта договоренность нарушена. И на этом основании, с моей точки зрения, вы меня не переубедите, президент Украины, к сожалению, опять вышел за пределы правового поля.



Андрей Шарый : А Киргизия-то как же?



Владимир Жарихин : Договоренность была. Кулов отказывается от борьбы за пост президента при условии, что образуется связка Бакиев-Кулов президент-премьер-министр. На этом условии как бы был достигнут мир. Но это условие никак не было законодательно оформлено. И когда оно было нарушено, борьбу за возвращение этих условий будут вести тоже за пределами правового поля, то есть на улицах.



Андрей Шарый : Хватит ли сил у нынешней киргизской оппозиции для того, чтобы настоять на своем, по вашему мнению, или там примерно такая же патовая ситуация, как и в Киеве?



Владимир Жарихин : Примерно такая же патовая ситуация. Безусловно, административного ресурса больше у Бакиева, но сторонников больше именно в столице, в которой и решаются основные вопросы о власти, достаточно много, а может быть даже и больше у Кулова.




XS
SM
MD
LG