Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Черкасов: Это очень сложная вещь - осуществление права граждан на свободу выражения мнений


Программу ведет Арслан Саидов . Принимает участие сотрудник правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов .



Арслан Саидов : Только что агентство "Интерфакс" передало заявление правозащитного общества "Мемориал", который касается предстоящего в субботу в Москве "Марша несогласных". Вот одна из цитат: "Можно по-разному относиться к политическим воззрениям и лозунгам организаторов и участников "Марша несогласных", но в любом случае они имеют полное право выражать свою политическую и гражданскую позицию, в том числе и в форме марша по центральным улицам Москвы". На линии прямого эфира сотрудник правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.


Александр, доброе утро!



Александр Черкасов : Доброе утро!



Арслан Саидов : В первую очередь, я вас благодарю, что в столь ранний час вы согласились принять участие в нашей программе. Мой первый вопрос касается того, почему в принципе "Мемориал" решил выступить с таким специальным обращением?



Александр Черкасов : Во-первых, было бы странно, если бы мы никоим образом не отозвались на ту ситуацию, которая сейчас складывается в Москве, которая сложилась в прошедшие недели и месяцы. Понимаете, законодательство и правоприменительная практика властей городов и России в целом она должна ведь быть рассчитана на осуществление гражданами своих прав - свободу передвижения, свободы выбора места жительства, в частности, свободу митингов, шествий и демонстраций. В этих условиях уже становится как-то даже анекдотично, когда огромные площади и улицы Москвы предоставляются одним (например, "Нашим" для акции "Связной президента"), а другим не предоставляются. Когда после заявки одних на проведение марша, вдруг появляется еще пяток заявок, и чиновники говорят - мы не можем всем разрешить маршировать, так что мы никому не разрешим маршировать. Дело в том, что это очень сложная вещь - осуществление права граждан на свободу выражения мнений, в том числе в форме митингов, шествий и демонстраций.



Арслан Саидов : Александр, уточняющий вопрос. "Мемориал" выступает против именно запрета митинга, или поддерживает те лозунги, которые выдвигает "Марш несогласных"?



Александр Черкасов : "Мемориал" ни слова не говорит о поддержке этих лозунгов. "Мемориал" говорит о праве граждан на то, чтобы эти или другие лозунги высказывались. Понимаете, какая ситуация. Власти сами провоцируют тех, кто раньше, может быть, и не собирался идти вместе с "несогласными" на то, чтобы туда идти, на то, чтобы защищать свое право на митинги, шествия и демонстрации. Власти должны обеспечивать безопасность граждан в ходе подобных мероприятий. Это, действительно, очень важно. Даже когда в городе выходят на улицы разные политические силы, власти должны обеспечивать право и тех, и других, и третьих и безопасность их, не допускать столкновений. В этом функция милиция - разводить разные силы, не допускать столкновений. В этом ответственность городских властей, в этом ответственность милиции.


В европейских странах одновременно выходят ультраправые и антифашистские демонстрации на улицы, полиция, спецназ разводит эти митинги, не допуская столкновений. Здесь же мы видим некоторую, мягко говоря, странную тенденцию, когда, скажем, в Нижнем, разгоняют под предлогом обеспечения права детей поучаствовать в неожиданном празднике тех же самых "несогласных", а в Москве отдают проспект Сахарова, центральные артерии города, "Нашим". Некоторая асимметрия.


Мы выступаем за право всех граждан на митинги, шествия, демонстрации. Еще раз подчеркиваю, что ответственность за возможные провокации, за возможные столкновения, за возможные инциденты ложится, прежде всего, на городские власти, которые, например, не пошли на переговоры с организаторами митинга и с теми, кто заявлял о намерении шествовать, запрещал им это, по сути дела, провоцируя их. Мы выступаем за право любого россиянина выражать свое мнение, в том числе и на улицах. Это право гарантировано Конституцией. Не могут власти под видом конкретизации, уточнения этого права, по сути дела, его запрещать. Это все равно, что подмена свободы передвижения пропиской или свобода вероисповедания выбором из нескольких естественных монополий.



Арслан Саидов : Александр, как вы думаете, "несогласные" исчерпали законные возможности добиться отмены этого запрета и теперь, получается, имеют, по вашей логике, моральное право нарушать этот запрет?



Александр Черкасов : Я не говорю о моральном праве. Я говорю всего лишь об ответственности властей за то, чтобы граждане могли выразить свое мнение, могли выразить свое мнение, пусть отличное от мнения властей, и за ту ответственность за то, чтобы при этом не произошли какие-либо инциденты. Я не анализирую лозунги "несогласных". Вообще говоря, это совершенно другая история. Это все равно, как говорить о достоинствах запрещенной книги - вначале ее разрешите, а потом мы будем обсуждать: согласны мы или не согласны с этими "несогласными".



Арслан Саидов : Спасибо, Александр.



XS
SM
MD
LG