Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Москва негодует: Борис Березовский сообщает о том, что ведет подрывную работу с целью свержения власти в Кремле


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Михаил Соколов.



Андрей Шарый : Борис Березовский категорически отрицает, что выступает за насильственное свержение режима президента России Владимира Путина. «Я за борьбу во имя возвращения демократии в Россию, но настаиваю на том, что борьба должна быть бескровной, как недавно на Украине и в Грузии», - говорится в его заявлении, которое приводит агентство «Рейтер». Нам сегодня, к сожалению, не удалось дозвониться до самого Бориса Березовского, но разъяснить нам возможные причины появления его интервью поможет политический обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов, который прекрасно знаком с Березовским и занимается анализом кремлевской российской политики уже два десятилетия.



Михаил Соколов : Практически ничего нового в том тексте, который выдал Борис Березовский журналисту «Гардиан» (и восстановление действия Конституции, и смещение одной части элиты другой частью элиты), это все можно найти в многотомнике трудов Березовского. Его рассуждения о том, что в элите полно людей, которые реально ненавидят Путина и группировку питерских чекистов и юристов – это тоже не новость.


Подозрительно выглядит, действительно, не само интервью Березовского, а его дата и его раскрутка. Оно идеально вписалось, на мой взгляд, в кампанию, которую сейчас ведет или сам Кремль, или часть кремлевских обитателей. Я бы сказал, что это называется такая торговля страхом. То есть господам павловским нужен господин Березовский. Вот такой демон революции или контрреволюции. Некоторые коллеги, правда, резче говорят, что это такой бизнес-проект – третий срок Путина. Березовский сознательно вписан в эту кампанию одной из башен по торговле вот этим страхом переворота, внешнего управления, Гаагского трибунала, дестабилизации, иностранного вмешательства, миллиарда долларов госдепа на «оранжевую» революцию, которую якобы сообща совершат Касьянов с Лимоновым. В это плохо как-то верится. Для тех, кто организовывал этот сценарий, мифическая дестабилизация может стать оправданием изменения Конституции.


О месте в этом спектакле все-таки Бориса Березовского. Когда говорят, что он там договорный статист, пригодный для пятиминуток ненависти или просто Хлестаков, это как-то все выглядит… Я все-таки думаю о Березовском лучше. Он просто, как тот скорпион, который не мог изменить себе и укусил лягушку посреди реки. Его ненависть к Путину и путинщине, как к системе, такова, что он совершенно не собирался думать ни о Марше несогласных, ни о том, что кто-то может пострадать от возможной чистки в Кремле, что его высказывания дают повод завинчивать гайки. В конце концов, он ничем ни лучше и не хуже разнообразных эмигрантов или Троцкого, которые боролись из Парижа или Мексики со Сталиным, тем самым, возбуждали сталинскую паранойю. Так и сейчас Березовский рассуждает в интервью о том, что поддерживает возможный заговор Кремля, а то финансирует, а то сеет там рознь. В конце концов, из этого получается замечательная такая история, которую могут использовать, действительно, реальные игроки на кремлевской сцене.



Андрей Шарый : Понятно, что каждое лыко в строку, в данном случае, может быть цель у тех, кто так подогревает настроения, особенно, настроения сегодняшнего дня, немного более прагматичная и простая. Может быть, власти решили просто положить конец Маршу несогласных, как явлению российской общественной жизни? Уж очень это как-то совпадает с многочисленными обысками, с тем, что начали задерживать активистов, угроза запрета «Гражданского фронта» и всего остального. Может быть, просто решили прихлопнуть все это окончательно?



Михаил Соколов : Одно действительно складывается с другим, но мне все-таки кажется, что здесь есть более широкий такой контекст. И Марш несогласных, и интервью Березовского, и какие-то вот эти декларации, которые принимает Дума и Совет Федерации по поводу докладов госдепартамента, которые были каждый год 8 лет подряд, если я не ошибаюсь, примерно такими же. Вот это все нагнетание направлено все-таки и на внутреннюю аудиторию России, которая не очень представляет себе, что происходит вовне, за рубежами с промытыми мозгами, а главное – на этого одного зрителя в Кремле. Партия третьего срока, я думаю, пользуется всем, чем только можно воспользоваться с тем, чтобы как-то изменить вроде бы принятое Путиным решение не идти на третий срок.



Андрей Шарый : Означает ли сказанное вами, что борьба, что борьба обостряется в Кремле между разными группировками в окружении Путина?



Михаил Соколов : Я думаю – да. Потому что есть люди, которые ясно делали выбор в пользу смены руководителя и в пользу этого решения, чтобы был преемник, и есть люди, которые без Путина не мыслят себе свое будущее и будущее России без себя. Поэтому у них мало времени. На самом деле, любой сценарий, связанный с тем, чтобы президент остался на третий срок, может быть реализован в ближайшие 2-3 месяца. Если это не будет сделано, то дальше идут уже неконституционные сценарии, то есть то, собственно, в чем сами они обвиняют Бориса Березовского. Поэтому тут уж надо выбирать. Эти два ближайших месяца будут критическими.



Андрей Шарый : Михаил, вы занимаетесь политической журналистикой и анализом того, что происходит в Кремле уже два десятка лет. Что вам говорит ваш опыт политического аналитика – возможен такой вариант или, вообще, это романная такая штука, что происходит переворот, и Березовский возвращается как крон-принц в Россию, и опять становится там секретарем Совета Безопасности?



Михаил Соколов : Знаете, есть народная мудрость о том, что в одну реку нельзя войти дважды или фарш невозможно провернуть назад. Ельцинское время ушло, ельцинские герои ушли. Они стали, скорее, такими персонажами заднего плана. Я думаю, что если уж что-то случится, произойдут какие-то перемены, то это будут абсолютно новые люди. Думаю, что это произойдет все-таки не в ближайшие 2, 3, 4 года.


XS
SM
MD
LG