Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Литвинович – о «Марше несогласных» и страхах власти



Владимир Кара-Мурза: Делегаты сегодняшней конференции Объединенного гражданского фронта подтвердили курс на проведение субботнего «Марша несогласных» в намеченном месте, вопреки запретам властей разного уровня. Тему обсуждаем с Мариной Литвинович, членом федерального совета Объединенного гражданского фронта. Что заставляет вас не поддаваться уговорам властей и провести субботний «Марш несогласных»?




Марина Литвинович

Марина Литвинович: Для начала я бы хотела уточнить высказывание ваше, потому что намерение выйти на «Марш несогласных» на Пушкинскую площадь сегодня подтвердили не только члены и лидеры Объединенного гражданского фронта, но также все организации входящие в коалицию «Другая Россия». Именно это Михаил Касьянов, Эдуард Лимонов, Андрей Илларионов, Владимир Рыжков, Сергей Удальцов и множество других участников. Все мы подтверждаем, что в субботу собираемся в 12 часов на Пушкинской площади. Принимать такую позицию нас заставляет абсолютно незаконное, как нам кажется, поведение московских властей, которые в нарушение 54 федерального закона, который регулирует проведение митингов, демонстраций в России, в нарушение этого закона московские власти в очередной раз попытались изменить формат нашей заявки, первоначально мы предлагали проведение марша, в своем ответе московская мэрия сказала, что марш она не согласовывает, а согласовывает только митинг. И конституция, и 54 федеральный закон нам как гражданам России дает право проводить то мероприятие в том формате, в котором мы хотим. Поэтому мы настаиваем на проведении марша. И все эти дни, все последние десять дней мы находились в активной переписке с московским правительством, с московской мэрией, чтобы уточнить маршрут, по которому пройдет «Марш несогласных». Но к сожалению, мы встретили непонимание с их стороны. Но на нашей стороне, как мы считаем, закон и конституция Российской Федерации.



Владимир Кара-Мурза: Лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров подчеркивает протестный характер акции.



Гарри Каспаров: Совершенно очевидно, что в стране создана система подавления любого инакомыслия, работают в унисон ФСБ, УБОП, все полицейские структуры. Москва, Питер, Нижний Новгород и сейчас подготовка к подавлению акции в Москве и Санкт-Петербурге явно осуществляется с благословления и по прямому указу федерального руководства. Поэтому 14-15 апреля в Москве и Петербурге – это такие важные вехи в сегодняшней российской политической жизни, которые могут определить во многом развитие всех политических процессов. От того, какова будет политическая активность российских граждан на улицах Москвы и Петербурга, во многом будет зависеть и то, как быстро пойдут процессы распада нынешней кремлевской элиты, которая с ужасом ожидает приближение марта 2008 года.



Владимир Кара-Мурза: Под какими лозунгами пройдет марш и какого количества участников вы ожидаете?



Марина Литвинович: Я думаю, что в марше примут участие несколько тысяч человек. Очень многое будет зависеть от того, как будут действовать силовые органы на этом марше. Что касается лозунгов, в первую очередь наши лозунги говорят о теме выборов. Мы выступаем против нечестных выборов, против несвободных выборов, которые происходят сейчас в России и которые пройдут в декабре этого года и в марте следующего года. Мы выступаем против драконовских поправок в избирательное законодательство, которое сильно ухудшило возможности политических сил участвовать в этих выборах, а также лишило выбора граждан России. Также у нас есть социальные лозунги, которые касаются нищенского состояния российских пенсионеров, бюджетников. Мы выступаем также по ряду московских тем, связанных с незаконной застройкой, связанных со строительством. Эти лозунги поддерживают многие протестные группы московские, которые тоже примут участие в марше. На самом деле эти лозунги носят, с одной стороны, глобальный характер, с другой стороны, частный характер. Мы пытаемся совместить эти две вещи, потому что для разных людей разные вещи важны. Для многих свобода высказываний, свобода слова, свобода собраний важнее многого другого, а для кого-то важнее, что нарушаются его жилищные права или права на жилье, на точечную застройку.



Владимир Кара-Мурза: Иван Стариков, член руководства Народно-патриотического союза, уже испытал шантаж прокуратуры.



Иван Стариков: Меня, Ивана Старикова, это касается напрямую. Мне сегодня вечером в очень вежливой форме позвонили из прокуратуры и пригласили завтра утром придти для того, чтобы я подписался о том, что я предупрежден о недопущении экстремистской деятельности. Если произойдут какие-то эксцессы 14 апреля во время проведения «Марша несогласных», то я могу понести за это уголовную ответственность. Хочу сказать, что главным экстремистом выступает власть. Прошли уже три «Марша несогласных» - Москва, Санкт-Петербург и Нижний Новгород мы не разбили ни одного стекла, мы не нарушили ничьих гражданских прав. И мы обращаемся к власти обеспечить безопасность и позволить гражданам России реализовать свои конституционные права и выразить свою гражданскую позицию.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, очень трудно жить в России и при этом не замечать, что происходит в стране и куда она катится. И поэтому очень понятна мотивация негативного движения. Мне хотелось бы знать, есть какая-то позитивная программа, что вы имеете в виду создать в России?



Марина Литвинович: Конечно, позитивная программа есть. Мы по-прежнему надеемся, что коалиция «Другая Россия» летом этого года, ближе к осени выдвинет единого кандидата в президенты и которого мы будем выдвигать на президентские выборы, этот президент будет участвовать в выборах, а граждане за него могут проголосовать. Другой вопрос, что власть может просто банально не зарегистрировать такого кандидата по надуманному поводу, сказать, что или подписи не такие или еще что-то в биографии кандидата. Поэтому в принципе мы понимаем четко одно, что не осталось у нас, у граждан никакого иного способа отстоять свои интересы, кроме как заявить об этих интересах на улице. И заявить не только об интересах, но заявить о нас самих, сказать: мы существуем, мы здесь, нас не надо списывать со счетов и говорить, что нас нет, не надо нас игнорировать, не надо нас исключать из политической системы, показывать всем видом, что мнение несогласных ничтожно и его не существует.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Госпожа Литвинович, вот что я хотел вам сказать: сто лет тому назад царское правительство усиленно запрещало и разгоняло рабочие маевки. И вот теперь сто лет спустя наше правительство запрещает свободное волеизъявление граждан. Вам не кажется, что если так дальше будет продолжаться, то мы снова придем к очередной российской катастрофе, к очередному 17 году? Как вы думаете?



Марина Литвинович: Вы очень правильно заметили то поведение российских властей, как мне кажется, совершенно необоснованное и неверное, ошибочное. Потому что может быть вы сегодня слышали заявление Грызлова, который вслед за своей знаменитой фразой, что парламент не место для дискуссий, он сказал новую «замечательную» фразу, он сказал, что улица не место для выражения мнений. Мне кажется, эта фраза войдет в анналы российской политики. Потому что власть делает все, чтобы усугубить ситуацию, спровоцировать ее и делает все, чтобы у этой ситуации не было позитивного выхода. Мы как граждане России имеем право выходить на улицы, проводить мирные манифестации, мирные акции и если власть нам запрещает реализовывать наши конституционные права, то эта власть просто действует себе во вред. И когда власть нас обвиняет в том, что мы экстремисты или что мы стремимся разрушить страну, мы на это отвечаем очень просто: это они разрушают страну. Потому что они своими недальновидными действиями ведут к катастрофе, они не хотят слышать граждан. Они для себя построили маленькое государство, в котором придумали свои какие-то выборы, процедуры и они считают, что этого достаточно и граждане для этого не нужны. А мы хотим сказать: нет, мы здесь, вот наше мнение, мы недовольны, мы не согласны и, пожалуйста, учитывайте наше мнение. И мы главное, имеем на это право, в отличие от власти, которая не имеет права наши акции запрещать.



Владимир Кара-Мурза: Лев Пономарев, исполнительный директор общероссийского движения «За права человека», констатирует истерику властей.



Лев Пономарев: Главная причина, бесспорно, всего того, что происходит – это боязнь Кремля, да и собственно прямо так говорится, кремлевские политологи прямо говорят, боязнь так называемых «оранжевых революций». Вот мы сейчас видим, как по интернету идут сообщения о том, что в Москву вводятся внутренние войска, ОМОН и так далее. Все это выглядит, к сожалению, слишком правдоподобно. То же самое происходило в Нижнем Новгороде. Но я думаю, что эти акции запрета не уменьшают количества сторонников, потому что граждане твердо знают, что это антиконституционные действия власти и они не хотят уступать такому наглому давлению. Власти понимают, что если мы сейчас уступим, то страна станет очередным тоталитарным государством.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, дамы и господа. Дело вот в чем, ведь, понимаете, Марина, у нас в стране есть Владимир Путин – это гарант конституции. Если вы уведомите его, что нас собирается подавлять, разгонять милиция и власти, напишите письмо, придет оно, не придет, но вы писали, сообщали. Я ваши лозунги все абсолютно поддерживаю. Если бы я там был, я бы тоже принял участие. У меня есть еще идея к вам: вот возьмите, выйдите на улицу, ведь вы же не хулиганите, вы спиртное не распиваете, стекла не бьете, нет такого массового безобразия, просто молча, тишина и с плакатами и со всеми лозунгами.



Марина Литвинович: Спасибо за предложение. Я раскрою небольшую тайну про субботние наши планы. Мы на «Марше несогласных» планируем людям, которые придут, женщинам, мужчинам раздавать цветы. Это будет демонстрация наших мирных намерений. Кроме этого мы будем раздавать небольшие книжки – это не просто книжки, это наша конституция, полный текст российской конституции. Мы тоже будем раздавать людям в качестве фактически агитационного материала, с которым он могут идти. Вы сказали про письмо Путину - вы угадали. Два дня назад члены коалиции «Другая Россия» направили письмо в адрес президента Путина, в адрес министра внутренних дел Нургалиева и в адрес глав Москвы, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода. И это обращение как раз было связано с напоминанием этим гражданам, этим руководителям о том, что надо соблюдать конституцию и о том, что президент является гарантом конституции. А также мы говорили о том, что не надо использовать ОМОН против мирных граждан, что ОМОН избыточен. Можно поставить милицию, ради бога. Но те меры предосторожности, безопасности, которые уже предпринимали власти, а вы, наверное, знаете, в Москве и Питере был вертолет, собаки, водометы, колючая проволока. Зачем? Мы мирные граждане, мы выходим на улицы города, чтобы сказать – это наш город, это наша страна. Зачем против нас кидать ОМОН, причем ОМОН из других городов. Здесь очень важный момент, ведь Юрий Михайлович Лужков не может призвать в Москву ОМОН из других городов, это исключительное решение министра внутренних дел, куда двигать ОМОН, из какого региона его перебрасывать. Поэтому такое письмо мы направили, у нас есть печать о том, что это письмо принято. И если ситуация будет развиваться плохо в субботу, то у нас собственно это письмо есть, мы его опубликовали в интернете и оно является фактом.



Владимир Кара-Мурза: Напомню, что относительно гарантий президента, по печальному совпадению 14 апреля будет как раз шесть лет захвата телекомпании НТВ. И президент встречался незадолго до этого с ведущими журналистами телекомпании, давал обещания, что силового захвата не будет. Тем не менее, как раз шесть лет пройдет, тогда была великая суббота в 2006 году, Пасха была 15 апреля, а 14 апреля был ее канун.



Марина Литвинович: Я думаю, что люди, которые умеют слушать и слышать, они уже давно поняли, что обещаниям Владимира Путина верить нельзя. Потому что я могу припомнить и другой случай его обещаний. В 2005 году в сентябре он встретился после требований компании, встретился с матерями Беслана. И 2 сентября 2005 года он пообещал честное расследование. Сейчас 2997 год, где это расследование? Его нет. Оно по-прежнему не ведется и все, что есть у следователей – это ложь. Поэтому обещаниям Владимира Путина не стоит доверять. И я думаю, что граждане научились давно различать, где ложь, а где правда.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Германии от радиослушателя Мартина.



Слушатель: Добрый вечер. Я немножко изучаю Россию. Россия делает поворот, регресс.



Владимир Кара-Мурза: По-моему, она делает его не сегодня.



Марина Литвинович: Я хочу сказать, что у нашего слушателя неплохие познания в русском языке и в понимании России. Потому что иностранцам очень часто сложно понять Россию, да и нам самим очень сложно понять нашу страну, которая действительно двигается такими зигзагами. Помните, было время, когда казалось, что возврата к прошлому не будет, он невозможен. А сейчас каждый день самые чудовищные вещи, напоминания о сталинских временах появляются.



Владимир Кара-Мурза: Относительно иностранцев, пострадали иностранные журналисты на «Марше несогласных» в Санкт-Петербурге и в Нижнем Новгороде.



Марина Литвинович: ОМОН не разбирается, он работает так, кто попадет под руку, будь это журналист или простой гражданин, все равно.



Владимир Кара-Мурза: Но приходилось просто российским телезрителям узнавать об этих маршах из иностранных телекомпаний.



Марина Литвинович: К сожалению, да. Слава богу, мы отмечаем, что информация про марши начала прорываться, люди рассказывают друг другу. Потому что кто-то что-то видел, кто-то что-то слышал и работает эта связь из уст в уста, люди рассказывают. Я тоже призываю по возможности всех, кто слушает сейчас и вообще, кто слушает Радио Свобода, рассказывайте своим знакомым о том, что вы узнали, рассказывайте о «Марше несогласных», призывайте друзей в нем участвовать. Потому что очень важно, чтобы вы тоже делились информацией и чтобы ваш круг общения, ваши друзья знали больше о том, что происходит в России на самом деле.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Все начинается с малого. Вы попробуйте добиться не то, что ходить по Москве «Марши несогласных», вы попробуйте ходить на зеленый свет по «зебре» у нас. Ведь специально наши власти не борются с нашим правом ходить на зеленый свет по «зебре».



Владимир Кара-Мурза: Вы ожидаете встречных провокаций от движения «Наши» и от Конгресса русских общин, которые на эти дни почему-то раньше вас получили разрешение?



Марина Литвинович: Разрешение на то же место на Пушкинской, дескать, получила «Молодая гвардия» «Единой России». Я думаю, что на тот момент никого там не будет. Потому что всем известно, что «Молодая гвардия» «Единой России» на свои мероприятия собирает студентов, чаще всего подкупая их тем или иным способом. Понятно, что все эти акции, которые будут проводиться в Москве в тот же день, в основном они направлены на то, чтобы оттянуть внимание от «Марша несогласных», оттянуть людей от «Марша несогласных». Что касается провокаций, мы будем в первую очередь их не допускать. У нас очень четко выстроена система, которая будет следить за тем, чтобы не было ни одной провокации и если что-то начнется, наши люди будут пресекать на месте, не дожидаясь никаких дейстий. Потому что мы понимаем, в какой ситуации мы действуем.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. Я полностью вас поддерживаю морально и эмоционально. Поэтому задаю вам вопрос: в нашей истории известно, что революцию делают фанатики, а пользуются результатами подлецы. Как вы на этот счет смотрите?



Марина Литвинович: Это очень правильный вопрос. Я сейчас коротко постараюсь вам рассказать наш план. По нашей идее мы выдвинем кандидата в президенты единого от оппозиции. И если кандидат побеждает, то наступает так называемый переходный период, смысл которого заключается в том, чтобы вернуть нормы законов к нормальным демократическим основаниям, то есть убрать все поправки, которые были внесены, которые умоляют права граждан и права политических партий. То есть этот переходный период должен обеспечить подготовку и проведение честных, свободных выборов. То есть здесь будет тяжелая работа, связанная со средствами массовой информации, чтобы они вернулись к своей нормальной работе и честно и непредвзято освещали выборы. Это будет касаться избирательных комиссий, судов. И этот переходный период должен привести к тому, что должны быть создания условия для проведения четных и свободных выборов. И собственно на этом этапе члены коалиции «Другая Россия» считают, что они могут расходиться, потому что основная задача к тому моменту будет выполнена. Мы сейчас сталкиваемся с ситуацией, что мы не имеем возможности участвовать в выборах, а кроме того эти выборы не являются ни честными, ни свободными. Какая-то профанация, в которой бессмысленно участвовать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Михаила, радиослушателя из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Здравствуйте. Мне не совсем понятно, почему вы так уперлись в форму проведения, можно было пойти по другому пути, в частности, организовать серию митингов, мощно и быстро наращивая количество участников, скажем, до ста тысяч в Москве, до пятидесяти тысяч в Петербурге.



Марина Литвинович: Идея понятна. Но, видите ли, есть конституция, есть наше право и поскольку у нас «Марш несогласных» уже не первый – это будет третий марш несогласных, то мы настаиваем на своем конституционном праве.



Владимир Кара-Мурза: Ирина Хакамада, член президиума Народно-демократического союза, чувствует настороженность властей.



Ирина Хакамада: Отношение власти на местах, в регионах и со стороны Кремля к «Маршу несогласных» носит иррациональный характер, потому что любое самостоятельное выступление людей вызывает страх смены власти и желание подавить любыми методами. Последствия разные: одни испугаются, другие, наоборот, пойдут уже из принципа. Но в любом случае расшатывает ситуацию не оппозиция, а уже сама власть теми жестокими мерами и заявлениями, которые следуют перед каждым «Маршем несогласных».



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Теймураза Александровича.



Слушатель: Добрый вечер. Хочу Марине мужества, что она молодец и действительно настоящий герой. Хочу сказать всем, чем больше нас придет, я не хотел идти, но я специально, принципиально пойду и всем говорю, чтобы взяли с собой камеры, фотоаппараты. А «Нашим» и «Молодой гвардии» хочу сказать: вы дети наши на самом деле, вас использует Путин для своих целей. Подумайте, не продавайте себя за то, что вам экзамен бесплатно или в кино отведут. Вы подумайте, что вас используют против народа. Поэтому всех призываю в 12 часов в субботу 14 числа.



Марина Литвинович: Спасибо, Теймураз, большое за такую поддержку. Очень важно, чтобы граждане немножко очнулись. Потому что очень многие люди думают, что ну да, что-то не то в стране, что-то не так, может быть наши дети что-то смогут изменить. Мы их хорошо воспитаем, дадим хорошее образование, и они-то точно смогут. Это неправильная позиция, потому что может оказаться, что детям уже нечего будет менять, не будет страны, она развалится, из нее все вывезут, все украдут. И мы с вами останемся в России, когда нынешняя элита убежит за границу, потому что именно там их счета и вся их жизнь там. Нужно самим подниматься, нужно выходить. Тяжело, я понимаю. Но нужно понять, что только мы, это наше время, это наш город, это наша страна и только от нас зависит.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Евгению Витальевну.



Слушательница: Добрый вечер. Знаете, как-то все говорят про права, а никто не говорит об обязанностях. Ваша собеседница сказал о желаниях. Одни, она сказала, считают, что главное бороться за то, чтобы сказать, другие бороться за порядок в покупке квартир. А еще у нас считают, что прав у того, у кого больше денег. Вот почему никто не скажет, что нет такого общественного строя, нет такого правительства, которое бы всем нравилось.



Владимир Кара-Мурза: Я думаю, лозунгов антиправительственных будет в избытке. Но пока речь не идет о свержении власти, а о борьбе за демократические права.



Марина Литвинович: Вообще итоговой целью для нас является демонтаж путинского режима. Очень важно понимать, что демонтаж путинского режима не означает слома государства, не означает разрушения страны. Потому что путинский режим - это маленькая группа людей, которая приватизировала все денежные, а также нефтяные и газовые потоки, выводит деньги из страны, сидит на этих потоках, нарушает права граждан. Эти группка людей думает только о себе, а о нас с вами она не думает. Вы говорите, что нет такого правительства, которое бы нравилось. Но понимаете, есть правительство, которое отчитывается перед гражданами, отчитывается перед депутатами, которые избраны в результате честных выборов. У нас даже этого нет, у нас правительство ни перед кем неподотчетно. Возьмите ситуацию с лекарствами и все, что развернулось, вся эта истерика по поводу отставки Зурабова. Все знают, что вся страна против Зурабова, человек все деньги вывел, лекарств нет, люди в панике. От этого, даже знаю, были случаи, люди умирали, потому что не было лекарства. Человек должен уйти, вся страна об этом говорит. Нет, там Грызлов говорит: еще подумаем, еще не время. Какое право он имеет так говорить, когда вся страна говорит: человек, уйди отсюда. Сделайте нормальную систему, нормальные лекарства, чтобы все работало. Они же даже не слушают граждан.



Владимир Кара-Мурза: Илья Яшин, лидер молодежного «Яблока», ощущает панику Кремля.



Илья Яшин: «Оранжевая революция» на Украине – это главная была головная боль Кремля накануне грядущих в России парламентских и президентских выборов. Власть действительно очень боится, что люди выйдут на улицу и потребуют честных выборов. И оппозиция фактически властью выгнана на улицу, теперь пытаются выдавить оппозицию с улицы. Следующий этап – это, наверное, кухня. Когда «Марш несогласных» проходил в Питере, в Москве, в Нижнем Новгороде сотрудники правоохранительных органов стягивались с близлежащих регионов. Когда в Москве проходил организованный «Яблоком» и Объединенным гражданским фронтом марш организованный в защиту Москвы, там было около 500 человек, тем не менее, сотрудников ОМОНа было несколько тысяч и они были привезены из разных регионов.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Смоленской области от Людмилы Ивановны.



Слушательница: Доброй ночи, уважаемые. Два момента хочу сказать. В Ереване в 88 году были десятки тысяч людей на марше по проспекту Баграмяна. Там служба безопасности работала таким образом: дружина шла по краю марширующих спиной внутрь колонн, взявшись за руки. Во-вторых, правительство не должно ждать, когда поднимется третья Россия с красным петухом и вилами. Поэтому второй России не надо препятствовать, надо разговаривать, надо идти навстречу народу.



Марина Литвинович: Вы затрагиваете опять тему провокаций. Совершенно понятно, что все те мирные граждане, которые собираются придти на «Марш несогласных» в субботу в Москве, в воскресенье в Питере, эти граждане настроены мирно. Они не настроены ни бить стекла, ни переворачивать и сжигать машины. И я думаю, что сами граждане сделают все возможное, чтобы не допустить провокаций. Хотя, как я еще раз говорю, наши усилия тоже будут направлены на то, чтобы не допустить провокаций и не допустить крови. Хотя со стороны власти и со стороны ее пропагандистов делается все возможное, чтобы подтолкнуть к этой крови.



Владимир Кара-Мурза: Пример Еревана тоже неудачный. Когда лидеры комитета Карабаха вышли из подполья после спитакского землетрясения и начали заниматься сбором средств для пострадавших, они все были арестованы и заключены в тюрьму Матросская тишина в Москве. Слушаем москвича Магомеда.



Слушатель: Добрый вечер. Я «Марш несогласных» видел только по Ren-TV,а из новостей услышал про это по Радио Свобода. Вы знаете, настолько эта власть труслива. Много людей ездят за границу, так вот эти большие чиновники работают здесь, но виллы все они покупают. Они даже сами не верят в том, что они делают, настолько они трусливые.



Марина Литвинович: Да, вы правы, они настоящие временщики, они люди, которые пришли на время и поэтому их задача побольше и побыстрее украсть, а дальше остаток жизни жить припеваючи в Европе и в других частях света. Они должны понимать, что легкой жизни им не будет. Потому что за все преступления, за все нарушения закона рано или поздно придется отвечать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Сергея, радиослушателя из Петербурга.



Слушатель: Добрый вечер. Я преклоняюсь перед такими женщинами как Марина, как Ирина Хакамада, как Маша Гайдар и многие другие. Но хочу сказать вот что: с недавних пор вошло в обиход такое словечко - бойкот. Скоро медведи породы гризли вспомнят еще слова – перевертыши, англо-немецкие шпионы, отщепенцы, враги народа. Появятся плакаты «Задавим гадину на корню» и так далее. Что-то знакомое мы уже слышали. Такие фашистские лозунги из уст Павловского, который набрался наглости заявлять такие вещи. То есть мы понимаем, к чему катится страна. Я хочу сказать, лично моя поддержка уже будет в том, у меня сейчас тысяча двести человек, мы все выйдем на марш. Мне достаточно было марша в Петербурге. Это мой город, и я выйду с людьми и будет поддержка.



Владимир Кара-Мурза: Вы ожидаете поддержки из других городов или параллельных акций в других городах?



Марина Литвинович: Что касается 14 числа, то акция в Москве, насколько я знаю, очень многие люди из Подмосковья собираются приехать, потому что их это тоже волнует. И конечно, 15 числа в 12 часов Пионерская площадь, Санкт-Петербург, все, кто в Санкт-Петербурге, все, кто рядом, приезжайте и участвуйте.



Владимир Кара-Мурза: Лидер Союза офицеров России Станислав Терехов предвкушает острую борьбу.



Станислав Терехов: Самое страшное для Кремля сегодня – это выход людей на улицы. Им не страшны теракты, все это, а когда народ выходит на улицы, тут уже не прикроешься никакими международными террористическими акциями, никакими бин Ладенами. Поэтому для них это самое страшное. Мы не будем участвовать Союз офицеров 14 апреля, но нам важно оценить ситуацию. Если народ выходит не под каких-то лидеров, как Питер показал, их не было, они приехали и уехали, а народ шел. Печально, но факт - эта власть уже деградирует и, видимо, конец ей близок.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Георгия Георгиевича, радиослушателя из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Здравствуйте. Дело в том, что я Марину целиком поддерживаю. У нас примерно 10-15% жируют, а 85% бедствуют. Как Марина считает, почему недостаточное количество людей выходят на «Марши несогласных»?



Марина Литвинович: Спасибо за вопрос. Мне кажется, что как раз в Питере, в вашем городе вышло достаточное количество людей. По нашим оценкам было порядка 6-7 тысяч людей, которые шли по Невскому, мне кажется, это достаточно много. Мы же только начинаем. И важно, чтобы люди начинали подтягиваться, чтобы они видели, что другие не боятся, другие тоже выходят. И постепенно, мне кажется, количество людей будет нарастать. Тем более власть со своей стороны делает все возможное, чтобы людей ужимать дальше, нарушать их права. Здесь такой процесс идет навстречу друг другу. Но мне кажется, что люди постепенно просыпаются.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тульской области от Евгения Александровича.



Слушатель: Добрый вечер, Марина, добрый вечер, Владимир. Марина, я целиком и полностью поддерживаю вашу позицию. Сам в свое время испытал давление властей на проведение митинга, несмотря на это, мы провели его. У меня вопрос такой: на что сослались власти, какие основания они дали? Ведь есть федеральный закон, там четко оговорено, что они не имеют права запрещать, уведомительный принцип у нас. А второй вопрос: пытались ли вы в суде оспорить решение власти о запрете вашего митинга?



Марина Литвинович: Московские власти сослались на трудную дорожно-транспортную обстановку в Москве. Хотя вы знаете, что это совершенно смешная вещь, потому что когда «нашисты» маршировали по Москве, для них не перекрывали и Ленинский проспект, и проспект Сахарова и никаких проблем с машинами и с транспортными проблемами не возникало. Понятно, что для «несогласных» проблемы с транспортом возникают. Что касается обжалования действия московских властей, конечно, мы подали в суд. Но наша судебная система помимо того, что она необъективна, она еще медленно работает. Для примера могу сказать, что мы подавали заявление против действий московских властей по поводу «Марша несогласных» 16 декабря 2006 года. И суд по этому поводу состоялся только на прошлой неделе. То есть прошло три месяца и суд соизволил рассмотреть этот вопрос. Правда, там был момент, что сторона ответчиков, то есть московское правительство очень долго не являлась на заседание и заседания все время переносились. Но даже когда мы подали сейчас, это будет рассмотрено не так быстро, к сожалению, мы не можем ускорить этот процесс.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Андрея из Звенигорода.



Слушатель: Здравствуйте, Владимир, здравствуйте гость. 16 декабря, я из провинции, из Звенигорода, меня и моих друзей арестовали на белорусском вокзале, без причины посадили в автозек, отобрали документы, хотя мы не пьяные, не под наркотиками, ничего. Просто сказали, что мы похожи на каких-то преступников. Мы ехали на марш. Я увидел, что Москва как будто на военном положении, все оцеплено. Подскажите, как пройти к Пушкинской, чтобы не попасться.



Марина Литвинович: Вы задаете сложный вопрос. Чтобы знать ответ на этот вопрос, я должна командовать ОМОНом, его расстановкой и милицией, знать, как они будут действовать. Я думаю, что есть несколько способов. Есть метро, из которого несколько выходов, там три станции, из которых можно выйти. Есть возможности пройти пешком от других станций, от троллейбусных маршрутов, от трамвая. Я думаю, что просто надо чуть-чуть заранее приходить, чтобы точно подойти к месту. Потому что как будет складываться обстановка там, я не знаю. Наш план такой: мы собираемся на Пушкинской в 12 часов. И после того, как люди соберутся, мы мирно организованно двигаемся в сторону Тургеневской, именно там разрешен митинг. И это движение пройдет по одному из маршрутов, который мы предлагали на согласование московской мэрии и которая нам никак не ответила.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Михаила.



Слушатель: Добрый вечер. Если можно, я упомяну выступление Илларионова, он сказал о мафиозном построении нашей власти. Между прочим, это и моя тоже мысль. У меня вывод такой в связи с этим: оранжевый цвет страшит нашу власть почему, потому что оранжевый цвет означает просто обыкновенную заурядную законность. Но именно законности они боятся больше всего. Поэтому компромисса между ними и нами не будет.



Марина Литвинович: Здесь я только могу присоединиться к вашему мнению и поддержать его.



Владимир Кара-Мурза: Пример «оранжевой» Украины является ли кошмаром для кремлевских властей?



Марина Литвинович: Сейчас, я думаю, нет. Когда события происходили на Украине, власти России напугались. Понимаете, что такое «оранжевая революция»? На самом деле это просто недовольство граждан тем, что их обманывают и тем, что их просто права нарушаются и им не дают участвовать в свободных выборах. Просто назвали «оранжевой революцией», теперь всех пугаем этим. Неправда, это просто граждане, которые хотят жить честно в своей стране и требуют от своей власти честности по отношению к ним, к стране, к тому, что там происходит. И пугаться тут совершенно не надо.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Игоря из подмосковного Одинцова.



Слушатель: Здравствуйте. Я хочу с Днем космонавтики поздравить Михаила Борисовича Ходорковского и всех сидящих по делу ЮКОСа, ни за что сидящих, их более 50 человек. И еще хочу сказать: я сегодня случайно слушал песню, народный фольклор у нас богатый. Чекистов в этой песне называли душегубами.



Владимир Кара-Мурза: У вас будет требование свободы политическим заключенным?



Марина Литвинович: Обязательно. Это одно из требований, с которым мы давно выходим. И к политическим заключенным мы причисляем и тех членов Национал-большевистской партии, которые за разные акции с требованиями социального характера и другими сидят сейчас в тюрьмах. И мы тоже будем требовать им свободу, и эта тема будет звучать на «Марше несогласных».



Владимир Кара-Мурза: Один из организаторов марша Эдуард Лимонов, лидер национал-большевиков, презирает трусость властей.



Эдуард Лимонов: Куда они денутся, если люди все равно будут выходить вопреки дубинкам ОМОНа и всяким запретам. Никуда. Просто их смоет в водопроводную канализацию, в трубу, то, чего они заслуживают. Они никогда не хотели идти на переговоры. Мы согласны хоть завтра, идемте, наши условия ясны – свободные выборы, ближайшие выборы в декабре 2007 года, свободные, куда допускаются кандидаты от «Другой России». Мы согласны, давайте, мы договоримся об уличных протестах в таком случае. Но дело в том, что они проиграют во всех случаях. Отсюда истерика, отсюда борьба вступает в окончательную фазу, противостояние абсолютно четкое, ясное, кто на стороне власти, а кто на стороне «Другой России». Другого оппонента сегодня у власти нет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Междуреченска от Владимира Александровича.



Слушатель: Здравствуйте. Возможно ли в ответ на такие действия властей исключение России из «восьмерки»?



Марина Литвинович: Сложный вопрос вы задаете. Это же наша страна и нам здесь жить и не хочется самих себя высечь. Одно дело, наказать реальных преступников во власти, если они нарушили закон, их судить надо. А высекать Россию, обижать Россию как страну мне бы не хотелось. Я люблю свою страну, я ей горжусь, я хочу, чтобы она стала лучше, я делаю все возможное. И высекать собственную страну я не намерена. Не знаю, поддерживаете ли вы мою точку зрения, но мне кажется, это было бы правильнее придерживаться такой точки зрения в той ситуации, которую мы сейчас обсуждаем с «Маршами несогласных», с «восьмеркой». Я понимаю, о чем вы говорите, что хоть здесь укажут России на место. Но надо понимать, что Россия наше с вами дело, это не дело Запада, это не дело «восьмерки», это не дело Соединенных Штатов Америки, мы сами должны разобраться в своей стране, мы сами должны выбрать такую власть, которая нас устроит. Мы сами должны заниматься судьбой своей страны.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Сергея.



Слушатель: Я хотел сказать для жителей Подмосковья, как им добираться. Им ни в коем случае нельзя доезжать до конечных станций, то есть до вокзалов, надо сходить раньше на две, на три остановки, добираться автобусом или метро. Это возможно, по любому направлению в Москве есть станции метро. Но ни в коем случае не до вокзалов, потому что в Москве будут стоять заградительные барьеры, я уверен, особенно на Белорусском, на Киевском, которые находятся по кольцу. И там будут останавливать, там машины будут специальные. Поэтому я призываю, чтобы избежать тех моментов, о которых говорил предыдущий, когда звонил из Подмосковья, призываю к этому.



Марина Литвинович: По-моему, отличная рекомендация, человек замечательно все понимает. И я на всякий случай для тех, кто будет участвовать в «Марше несогласных» в субботу, запишите телефон, по которому будут дежурить юристы. Если вдруг вас будут незаконно задерживать, если с вами сотрудники милиции что-то делают не то, звоните на этот телефон, сообщайте ваше имя, фамилию, что с вами случилось, кто вас задерживает, что с вами произошли. Телефон такой - 775-24-64. Так же еще один телефон опубликован в нашей газете «Марш несогласных», которую раздавали последние две недели в Москве. Если у вас есть эта газета, этот телефон почти на каждой странице. И в любом случае вы должны понимать, что действия сотрудников милиции, если вас превентивно снимают с поезда или превентивно куда-то ведут, эти действия сотрудников милиции незаконны. Но вы сами должны вести мирно, не провоцировать ничего, вести себя достойно и пожелаю всем удачи нам.



Владимир Кара-Мурза: Да, ведь Эдуарда Лимонова на Московском вокзале задержали во время санкт-петербургского марша.



Марина Литвинович: Его задержали в тот момент, когда он выходил из офиса «Яблока», где собиралась значительная часть людей. И они вышли большой группой, двигались в сторону места сбора. И эту группу, поскольку она была многочисленная, задержали и в том числе Эдуарда Лимонова, то есть он до марша не дошел.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от Виктора Николаевича.



Слушатель: Вы знаете, я хочу, во-первых, сказать, что пенсионеры, когда, помните, была ситуация с автобусами, вышли все пенсионеры в Петербурге. Сейчас действительно идет важная акция, которую мало кто поддерживает. Валентину Ивановну надо увольнять. И я не могу подчиняться, потому что она, проиграв дело, а дело было об уплотнительной застройке, она должна была с 1 февраля покинуть свой пост и до сих пор она его не покинула. Поэтому мне придется придти с раскладушкой и со стаканом.



Марина Литвинович: Главное, чтобы вы приходили, а уж с чем вы придете. Главное, чтобы у вас в руках были только мирные намерения.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира из Тверской области.



Слушатель: Здравствуйте, Володя, здравствуйте, Марина. У меня такой вопрос к вам: мы все прекрасно знаем и понимаем, что конституция нарушается в России. У меня такое предложение: почему бы нам не подать в суд о признании в России неконституционного политического строя? Если он не решает такие вопросы, пусть это будет прецедентом.



Владимир Кара-Мурза: Кстати, нарушения прав человека, которые были допущены в Москве в декабре, в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде, могут стать предметом рассмотрения Страсбургского суда?



Марина Литвинович: Чтобы пойти в Страсбург, надо по нашему закону пройти все инстанции в России. Насколько я знаю, по многим случаям люди, против которых ОМОН проявил силу, эти люди уже подали заявления и в Питере много таких случаев. Начинаются разбирательства, понятно, что они будут затянуты, потому что судебная система не очень быстро работает. И понятен скорее всего результат. Я думаю, что все эти люди, которые пройдут все ступени и не откажутся от намерений, они дойдут до Страсбургского суда.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, за оставшиеся сутки до «Марша несогласных», какие могут быть меры предприняты властями против его организаторов?



Марина Литвинович: Я всегда еще оставляю надежду на здравомыслие наших властей, хотя в это странно верить. Но удивительно их поведение и, кажется, может они остановятся. Но они могут пойти на достаточно серьезные меры, например, попытаться изолировать всех лидеров марша, то есть арестовать их, например, накануне марша утром или вечером предыдущего дня. Они могут как-то особо перекрыть центр Москвы, чтобы туда было невозможно ни проехать, ни пройти, ни пролететь. Возможно и такое. Понимаете, приходите в 12 на Пушкинскую, там посмотрим и, я думаю, у нас все получится.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG