Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Власть реально боится свободных людей"


Березовский уточнил свою позицию в интервью Радио Свобода

Березовский уточнил свою позицию в интервью Радио Свобода

В разъяснении, распространенном вчера Березовским, говорится, что все его действия абсолютно легальны, он не защищает и не поддерживает насилие, а выступает за бескровную смену власти, как это произошло в Грузии и на Украине.


Михаил Соколов: Борис Абрамович, ваши слова «нам следует использовать силу, чтобы сменить этот режим», эта позиция точно изложена газетой «Гардиан»? Было там все-таки в ваших словах слово «насилие»?


Борис Березовский: Я хочу сказать, что может быть мой английский значительно беднее, чем мой русский и поэтому, когда я говорил «force», то я говорил о силовом перехвате власти. То, что я уже сказал больше, чем полтора года назад, и я от этого не отказался. Я действительно считаю режим преступный, режим в России преступный. Я считаю, что никакого способа сменить этот режим через демократические процедуры как выборы, например, невозможно. Поэтому надо использовать силу, еще раз подчеркиваю - силу и не отказываюсь от своих слов. Это я называю силовым путем перехватом власти. То, что произошло на Украине, например, то, что произошло в Грузии – это типичный пример в моем понимании силового перехвата власти. Когда улица, площадь оказала давление на власть, силовое давление на власть для того, чтобы сменить режим. Более того, я хочу сказать, подчеркнуть, что этот президент, который сегодня абсолютно нелегитимный, я имею в виду Путин, тем не менее, даже этот нелегитимный президент признал как законный факт того, что произошло в Грузии и поздравил Саакашвили с тем, что он стал президентом. И с третьего раза признал то, что произошло на Украине и поздравил в конечном счете Ющенко. Два раза он поздравлял Януковича с победой, Путин у нас немножко крези, он не понимает, что на самом деле. Но третий раз он поздравил Ющенко с победой. Это означает, что Путин признает такой путь смены режима легитимным. Поэтому какие ко мне претензии, я вообще не понимаю


Михаил Соколов: Борис, скажите, смещение части политической элиты другой частью этой элиты – это и есть, это революция, это что все-таки - это свободные выборы?


Борис Березовский: Нет, это не свободные выборы. Свободные выборы в России невозможны. И то, что сегодня происходит на улицах Москвы, подчеркивает, что власть панически боится любого свободного волеизъявления народа, даже если этого народа не очень много.


Михаил Соколов: Народу было полторы тысячи человек, милиции было девять тысяч.


Борис Березовский: Паранойя. То, что было в Нижнем Новгороде, когда было несколько сотен человек, а власть представляло 20 тысяч омоновцев, милиционеров и прочее. Паранойя, они боятся. Проблема в том, что власть глупа. Они не могут позволить себе никаких не просчитываемых ею событий. То есть они боятся любого события, которое ею не организовано самой. Вот эти все «Наши», фашисты, плоуфашистики, бритые и так далее. И власть реально боится свободных людей. И поэтому совершенно очевидно, что смена этого режима произойдет, безусловно, силовым перехватом власти.


Михаил Соколов: Вы не опасаетесь, что на улицу выйдет, предположим, 10 тысяч человек, а не тысяча как это было в Москве и эти люди просто-напросто пострадают от силового удара власти?


Борис Березовский: Вы знаете, на самом деле это выбор каждого гражданина - выходить на улицу или нет, чего я за них буду опасаться. Я призываю граждан, призываю выйти на площадь для того, чтобы высказать, проявить волеизъявление. И слова Галича, который говорил: «И все так же, как прежде. Сможешь выйти на площадь, смеешь выйти на площадь в тот назначенный час, где стоят по квадрату в ожиданье полки от Синода к Сенату, как четыре строки». И в этом же проблема - граждане могут выйти на площадь. И когда власть говорит, что всего вышло семь или пять, они просто не понимают, что эти семь и пять представляют ту часть общества, которая понимает опасность власти и которые готовы бороться за будущее России. И поэтому, я считаю, что масса критическая для власти – это, грубо говоря, 30-40 тысяч человек в Москве, это означает, что власть не выдержит напряжения.


Михаил Соколов: Борис Абрамович, говорят ваши критики, что вы торгуете мифом о том, что в окружении Путина есть какой-то заговор.


Борис Березовский: Я всегда отвечаю за свои слова. И та реакция власти на мое интервью «Гардиан», в котором я призвал, подчеркиваю – призвал и призываю к силовому перехвату власти, демонстрирует, что власть боится любого неконтролируемого ею события. Я призываю к силовому перехвату власти, другого пути смены этого антиконституционного режима в России не существует. И мне было очень приятно услышать наконец слова и Илларионова, и других, которые сказали, что власть преступна, она переступила конституцию. То, что сегодня произошло в Москве – это явная демонстрация пренебрежения власти к конституции Российской Федерации. Поэтому, конечно, власть преступна. Я, правда, и раньше приводил много примеров преступлений власти, в частности, присвоение права назначать, а не избирать губернаторов – это типичный развал принципа фундаментальной основы российского государства - федеративной основы. Постольку поскольку, как только губернатор назначается, Россия потеряла право называться федеративным государством. И это преступление лично Путина, он точно будет за это отвечать и точно будет сидеть в тюрьме.


Михаил Соколов: Борис Абрамович, все-таки вы сказали слово «переворот». Это значит, что в верхушке есть люди, которые стоят не на позиции Владимира Путина, а на позиции, близкой к вашей. Это реальные люди, это люди, которые будут действовать? Или это что-то другое – это виртуальная угроза?


Борис Березовский: Прежде всего никогда не произносил слово «переворот», это вы произнесли это слово. Я сказал - силовой перехват власти. Но это сила, это реальная сила. Потому что невозможно сменить авторитарную власть демократическим путем. Второе: конечно, я подтверждаю, что я взаимодействую с людьми из ближайшего окружения Путина с целью свергнуть антиконституционный путинский режим.


Михаил Соколов: И восстановить действие конституции?


Борис Березовский: Абсолютно точно, восстановить действие конституции 93 года, которая была принята большинством граждан России в свободном волеизъявлении.


Михаил Соколов: Но внутри России это все - марши, ваши заявления, якобы иностранное вмешательство продаются народу и Кремлю и его хозяину, чтобы протащить третий срок. Это же тоже правда.


Борис Березовский: Понимаете, на самом деле третий срок – это неизбежность авторитарного режима. Поэтому как бы они ни кривлялись, если вы ссылаетесь на меня самого, то откройте то, что я говорил в 2002 году, не в 2007 году, а в 2002. Я тогда говорил, что авторитарный режим не имеет никакого шанса не продолжить себя, вплоть до нарушения фундаментальных основ конституции. И просто Путин пытается сделать, и это даже может быть я не прав, не то, что пытается сделать, а ситуация, в которую он попал, попался. Потому что авторитарный режим не имеет шанса не пытаться себя продолжить, поскольку он криминальный и раньше или позже он осознает себя как криминальный. Вот Путин уходит сегодня, председатель Газпрома, например, становится, но уже знает, что его будут судить за преступления в Чечне, за то, что он стоял за убийством Александра Литвиненко, государственная машина стояла. Поэтому он должен себя сохранить, физически сохранить себя, своих детей, свою семью. И это судьба любого авторитарного режима, который не может передоверить никому функцию сохранения физического себя.


Михаил Соколов: То есть он должен продолжить как президент или он может доверить функцию преемнику?


Борис Березовский: Никогда не может доверить функцию преемнику, он должен сохранить власть. В какой форме? В форме ли президентской власти или в форме председателя правительства, превратив Россию из президентской республики в парламентскую – это совсем другое. Я еще раз подчеркиваю: он должен сохранить всю полноту власти, чтобы сохранить просто физически жизнь.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG