Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спорт как зеркало общества: как российское телевидение показывает спортивные программы


Валерий Винокуров: Сегодня в студии слушатель...



Слушатель: Сюда приходят каналы, которые не то что за деньги, бесплатно смотреть не будешь, то, что по «Космос-ТВ» предлагают, кроме «Евроспорта».



Слушатель: Ну, что нам осталось – выпить рюмку, да посмотреть футбол. Я видел выступление Дмитриевой человеконенавистническое, более позорного поведения я не видел. Действительно, миллионеры нас, инженеров и ученых, рабочих, просто презирают.



Слушатель: Я считаю, что нужно вообще запретить показ российского футбола, потому что молодые пацаны впитывают все то «мастерство», которое наши футболисты показывают.



Слушатель: господин Путин выступил в роли доброго царя о мощности государственного телевидения для того, чтобы показывать футбол народу.



Слушатель: Мутко приходит, колосковы, Ельцины, Путины, а мы остаемся. И пусть те, кто утверждает, что нет у нас футбола, у нас есть футбол, у нас просто бессовестные чиновники, которые издеваются. У нас и власть такая, которая издевается над народом.



Слушатель: Выступают армейцы, наши армейцы. Какие они армейцы? Они ж наемники.



Слушатель: Вы знаете, из интервью господина Самохина, руководителя «НТВ-плюс», вы понимаете, что за циничные люди сейчас у нас руководят нашим футболом, нашим телевидением.



Валерий Винокуров: Вот это наша новая заставка. И эта заставка всегда нам будет сообщать о том, что в гостях у нас сегодня слушатель. И вот я приветствую одного из наших слушателей, которого, я уверен, многие из вас помнят по его выступлениям в эфире. Это Владимир из Московской области. Помнят его, потому что он специалист, мне кажется, в самых разных областях, связанных и со спортом, и с телевидением, и со средствами массовой информации. Владимир, правильно я говорю?



Слушатель Владимир: Да. Во-первых, я хочу вас поблагодарить, что вы меня пригласили. А то, что сейчас была такая подборка наших болельщиков, очень хорошо отражает то, что у нас сложилось в информационном пространстве, то есть чиновники, владея средствами массовой информации, совершенно не думают о народе. И человеку хочется увидеть то, что показывают, а ему предлагают то, что чиновники хотят видеть. В этом вся коллизия и существует. Буквально на этой неделе в «Литературной газете» была очень интересная статья Алексея Денисова «Возвращение Родины» о том состоянии телевидения, в котором оно сейчас находится, о полной его деградации, с точки зрения журналистики, с точки зрения профессионализма и с точки зрения отношения к своему делу по конечному результату.



Валерий Винокуров: То есть прямо так и говорится – деградация телевидения?



Слушатель Владимир: Это я уже как немножко по-своему интерпретировал слова. А там говорится, что резко упало оно. А падение и есть деградация.



Валерий Винокуров: Конечно.



Олег Винокуров: Что и говорится в наших программах периодически.



Валерий Винокуров: И слушатели, и наши эксперты – все возмущаются именно уровнем телевидения.



Слушатель Владимир: Я вам еще одну вещь скажу. У вас в «Прессинге» есть такая рубрика Аркадия Ратнера, которая обозревает телевизионные трансляции. И многие люди возмущаются, что поздно показывают или плохо показывают. Но проблема не в этом. Проблема в том, что те чиновники, которые составляют телевидение, они просто спорту не видят места на своем телевидении. И поэтому так происходит. И бороться надо с тем, чтобы показывали в нормальное время. Ведь спорт чем хорош? Эмоции, которые происходят в единицу времени. Если его показывать в живую, то это будет одно восприятие. А если его показывать в записи, то это уже немножко другое.



Валерий Винокуров: Вот Аркадий Ратнер все время этого и добивается. Он и говорит: «Уже все знают результат, вообще, когда ты знаешь результат, то совсем с другим настроением ты смотришь».



Слушатель Владимир: Это вопрос организации трансляции и организации эфира. То есть это опять вопрос к тому, как относятся чиновники к нашему народу, к нашим болельщикам.



Валерий Винокуров: Вот поэтому слушатели так и высказываются, а Ратнер, кстати, все время, у него даже были открытые выступления, обращения к Константину Эрнсту, к Олегу Добродееву.



Слушатель Владимир: Опять таки у них эти обращения могут быть, но там совершенно другие законы. Потому что экономика позволяет им ставить выше экономические приоритеты, то есть рекламу, заработок, на спорт не остается времени.



Валерий Винокуров: А спорт значит не покупают.



Олег Винокуров: Рейтинги якобы, где-то что-то они считают…



Валерий Винокуров: Не умеют продать.



Слушатель Владимир: Скорее всего, не умеют.



Валерий Винокуров: Во всем мире спорт продается – ни с чем другим и не сравнить. Они вот именно не умеют.



Олег Винокуров: Позвонил Александр из Москвы.



Слушатель: Я даже не знаю, кто мне ответит. У меня есть три вопроса. В новостях недавно промелькнуло сообщение, что в Сочи собираются делать курорт мирового класса. Но известно, кто у нас ездит на курорты мирового класса. Так для кого же все-таки это делается? Для олимпийцев или для новых?



Валерий Винокуров: Это легко ответить. Для новых.



Слушатель: Второй вопрос. Вам не кажется, что в последнее время спорт отошел от своей основной идеи и превратился в какую-то конкуренцию стран, битву на выживание, когда противника стараются устранить любыми способами. И что надо в таких соревнованиях, как Олимпиада, международные чемпионаты, перейти к сборным континентов. Это будет справедливо. Например, у маленьких японцев против рослых скандинавов, к примеру в баскетболе, нет никаких шансов. Или, к примеру, у эстонцев против бразильцев. А сборная Европы, состоящая из каких-нибудь испанцев или итальянцев могла бы иметь шансы против сборной Южной Америки.


И третий вопрос. Сейчас постоянно идут скандалы в футболе, что с той командой поступили несправедливо, когда смотрят запись. Про другую команду выясняется, что она, наоборот, вела себя не так, как надо. Но говорят, что уже все сыграно, ничего не сделаешь. Так вот нельзя ли ввести такое правило, что той команде, которая несправедливо пострадала, ей на следующий сезон дают какие-нибудь дополнительные очки, а другой команде, которая вела себя не так, как надо, наоборот, штрафные очки?



Валерий Винокуров: Александр, сразу отвечу на третий вопрос, потому что со всеми командами в течение сезона поступают несправедливо, с другими – хорошо или плохо. Для того чтобы начать очередной сезон, воспользоваться вашим предложением, все уже начнут с таким количеством очков плюсовых, минусовых, потом запутаешься. Такова уже природа спорта. Лучше с теми, кто поступает несправедливо, их наказывать, и тогда вопрос этот снимется сам собой. А вот насчет модернизации Олимпийских игр, не такой, может быть, как вы говорите, но это тема любопытная. Может быть, каждый из нас выскажется. Давайте начнем с нашего гостя.



Слушатель Владимир: Насчет такой подачи спортивных мероприятий, в основном диктуют законы бизнеса, его начинают преподносить как шоу. Почему? Потому что это лучше продается. И поэтому все стараются подчинить этим законам шоу. И мы уже видим больше не спортивной борьбы, а больше вокруг этой борьбы оформительского момента.



Валерий Винокуров: Вы имеете в виду Олимпиады?



Слушатель Владимир: И Олимпиады в том числе. Потому что все это требует определенных вложений. Чтобы это оправдать, надо новую концепцию. Хотя я считаю, что при другом подходе качество трансляций, конечно, повышается, мы видим моменты, когда спортсмен готовится, потом когда он достигает результата. Это лучше всего передает напряжение спорта. А когда вокруг этого еще разные околоспортивные моменты появляются, они как бы ухудшают это восприятие.



Валерий Винокуров: А у меня такое соображение насчет того, что Александр предлагает сборные континентов сделать, но тогда ведь в сборные континентов никогда не попадут представители маленьких стран. Ведь Олимпиада чем прекрасна, что там все имеют возможность себя показать. Когда Владимир сейчас сказал, что шоу, когда идет открытие и идут спортсмены 150-200 стран в своих национальных одеждах, то это уже прекрасно. А так идут спортсмены пяти континентов, значит пять больших команд, в которых только лучшие с континента. Поэтому, Александр, мне кажется, что это никогда не будет, чтобы Олимпиады… Наоборот, может сокращаться программа Олимпиад, но не количество стран.



Олег Винокуров: Но самое главное, что вообще эта точка зрения навязана, мотивирована чем? Традиционным советско-российским подходом о какой-то борьбе за мировое господство, в том числе и спортивное, которое на самом деле никто не ведет, кроме России, США и Китая. Японцы маленькие, у которых нет шансов против рослых скандинавов, по этому поводу совершенно не сокрушаются, а занимаются теми видами спорта…



Дмитрий Морозов: Они знают, что они обыграют их в бейсбол, скажем.



Олег Винокуров: Да, и им совершенно не надо по валу превзойти рослых скандинавов. Вот именно из-за того, что наши слушатели живут всю жизнь и жили, и воспитывались в стране, которая ставила перед собой именно такие глобальные задачи, так и мыслят, такими категориями – сборная континентов, сборная того, сего, сборная НАТО потом будет. Но никому из НАТО это не нужно. Вот в этом и смысл.



Валерий Винокуров: Или Евросоюза. А вот японцы как раз очень радуются, когда выигрывают гимнастику, традиционные виды борьбы.



Олег Винокуров: Больше им и не надо ничего. Я просто помню, как в Монреале в 1976 году дико радовались шведы, когда их велосипедист впервые в истории (это вообще за всю историю так и осталась единственная золотая медаль Швеции в велосипедных гонках шоссейных). И все, и больше им ничего не надо. Зачем им еще 150 других медалей? Владимир, как вы к этому относитесь?



Слушатель Владимир: Я бы так сказал, это немножко от нашей ментальности, которая от Советского Союза нам досталась, что именно гигантомания. Я знаю многих жителей Европы, они этим не страдают. Они не комплексуют. У них в данный момент спортсмен выступил хорошо, получил результат, и они этому рады. Они не думают о том, что это должно быть постоянно. В данный момент кто-то оказался сильнее. Но на данный момент времени. Завтра будет следующий день, будет другой сильнее. И поэтому они живут именно этим моментом.



Валерий Винокуров: И, как правильно Олег сказал, им совершенно безразлично, 45-я это медаль или 52-я, или 31-я. Главное, что она есть у этого человека, и мы за него рады, особенно в том городишке, из которого он вышел.



Олег Винокуров: Слушаем Павла из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, как вы думаете, замена тренера в «Зените» Петржелы на Дика Адвоката пошла «Зениту» больше на пользу или во вред?



Валерий Винокуров: По-моему, еще рано об этом говорить. Петржела работал три года. А Адвокат еще только второй сезон, даже тот не целиком. Он же в середине где-то пришел.



Слушатель Владимир: Да, он пришел в конце.



Олег Винокуров: Естественно, он же тренировал сборную Южной Кореи на чемпионате мира.



Валерий Винокуров: Да, конечно. Павел, просто еще пока рано. Что будет дальше, я не знаю.



Дмитрий Морозов: Еще же произошло переакционирование клуба, поэтому это тоже надо учитывать. Не просто смена тренера, а кардинальная встряска вообще всего.



Валерий Винокуров: И еще встряска с составом и с покупками.



Слушатель Владимир: Здесь просто надо набраться терпения. Каждый тренер, у него, я считаю, три года отведено на то, чтобы сделать команду. Первое – ознакомиться с командой, потом отобрать игроков, это время проходит определенное. Потом чтобы эти игроки его видение игры могли воплощать. И третий год – это уже постижение результатов. Так везде. Чтобы пришел человек и сразу появились результаты – это очень редко бывает.



Валерий Винокуров: Ну, правда, сейчас видите как, в мировом футболе, в том числе в российском, три года как-то никто не хочет ждать.



Слушатель Владимир: Последний пример. Сменили тренера в «Баварии», пришел тренер Хитсвельд. И пока у него нет результатов. Мы видели, как они сыграли дома у себя.



Валерий Винокуров: Да, но все-таки он немножко улучшил, но он еще там знал всех, конечно.



Слушатель Владимир: Поймите, команда изменилась. Опять таки игровой состав не тот, который был. И надо сейчас ему создать под свою концепцию новый игровой состав как бы.



Олег Винокуров: Правильно. А как мы знаем, на днях выбил его из Лиги чемпионов Карлан Челоти, которого можно было уже сто раз давно уволить. Предоставлялись шансы после финала 2005 года и так далее.



Валерий Винокуров: А эти разговоры все время идут, что его пора уволить. А он делает свое дело.



Дмитрий Морозов: Как хорошо, что Рикарда оставили во главе «Барселоны». Вот, пожалуйста, суперклуб.



Олег Винокуров: Мне кажется, что все на пользу. Приход такого тренера не может не быть на пользу, если ему создать условия нормальные, не нервировать.



Валерий Винокуров: Это к вопросу об Адвокате.



Олег Винокуров: Естественно. Не нервировать и давать делать свое дело.



Слушатель Владимир: А в том году, когда случилось, что «Локомотив» остался без Муслина, а только бы подошел к пику с Муслиным. И вдруг, он на первом месте, и меняют тренера, и сразу откат идет. Спрашивается, почему не хватило немножко подождать, когда хотя бы сезон закончится? И так же с Адвокатом может произойти. Нет результатов как бы таких, но команда, видно, что идет по возрастающей.



Валерий Винокуров: Но тут вообще справедливость в отношении Муслина и «Локомотива» восторжествовала в конце концов. Филатов, который не дождался и из каких-то личных соображений его выгнал, ну, и сам тоже вскоре лишился своего поста.



Дмитрий Морозов: Но, кстати, поговаривают о том, что он может вернуться в команду. Как это ни удивительно.



Валерий Винокуров: Муслин?



Олег Винокуров: Но сейчас все, что хочешь, может с «Локомотивом» произойти. Первое, что должно произойти, что Семин вернется на пост тренера, естественно.



Валерий Винокуров: Вчера как раз в газетах было и на сайтах на всех, что Муслин опроверг сообщения о возвращении, сказал, что у меня с «Локереном» еще два года контракт, и я вовсе не намерен его прерывать.



Олег Винокуров: Я не понял, думал, вы сказали, что Филатов может вернуться.



Валерий Винокуров: Нет, нет. Филатов уже вряд ли.



Олег Винокуров: Хоть что-то можем исключить. А так вообще уже ничего исключать нельзя из российского футбола. Ефима слушаем из Москвы.



Слушатель: Я вспоминаю, когда подростком был, матч хоккейный Россия – Канада. Попасть было невозможно, одни стриженые затылки сидели на наших трибунах, флаг был размером с кремлевский. Я попытался подняться, когда Грецки прорвался, меня тут же дернули. Я просто к чему говорю? Что сейчас прошел матч по баскетболу Россия – Израиль, билеты в свободной продаже не были, вы знаете об этом?



Валерий Винокуров: Нет.



Слушатель: Они были по абонементам, и фамилии были известны тех, кто там был. А почему? Потому что на первом ряду сидел большой чиновник. Мое мнение, что это повторение того, что было. Согласны вы со мной или нет?



Валерий Винокуров: Ефим, мы согласны. Большого чиновника, который сидел на первом ряду, я лично видел в окружении охранников. Он, правда, был на этот раз одет уже более прилично, чем ранее. Владимир, как вы отнесетесь к реплике Ефима?



Слушатель Владимир: Реплика правильная. Потому что народ, который хочет видеть своих кумиров, он должен иметь право купить билет. А если его вдруг начинают ограничивать в связи с какой-то безопасностью, в любой западной стране это невозможно вообще. Это только у нас возможно, получается.



Валерий Винокуров: Нет, чтобы посадить этого, о ком говорил Ефим, в какую-нибудь закрытую ложу. Но ему нравится, этому человеку (все же понимают, о ком идет речь) сидеть в непосредственной близости от площадки. Из-за этого вся трибуна должна быть заполнена не поймешь какими людьми.



Олег Винокуров: Это точно подтверждает мой тезис, который я бросил в четверг в полуденной программе, что специально все было придумано. ЦСКА специально проиграл матч в Израиле, чтобы устроить здесь третью игру показательную, собрать лишних гостей, собрать лишнюю рекламу, лишнюю телетрансляцию получить.



Дмитрий Морозов: Тонко, очень тонко.



Валерий Винокуров: Кстати, вполне может быть.



Олег Винокуров: Я убежден практически в этом.



Слушатель Владимир: Я – нет.



Валерий Винокуров: Владимир не согласен. Все, что высказывается, имеет право на жизнь. В этом и заключается свобода слова, демократия. У каждого своя точка зрения.



Олег Винокуров: Владимир из Новосибирска у нас на связи.



Слушатель: Мы знаем, что некоторые вратари могут выбрасывать мяч вплоть до центрального круга. А почему бы не разрешить игрокам мяч вводить из аута одной рукой? Было бы острее. Второй вопрос. В регби, когда судья вводит мяч в игру над схваткой, некоторый игрок подсаживает своего партнера, и тот этим мячом овладевает. Такой прием почему нельзя принять в волейболе или в футболе?



Валерий Винокуров: Поняли ваши два вопросы, они действительно шутливые. Я вам в шутливой форме и отвечаю. У каждого вида спорта свои правила. Что можно в регби, то нельзя в футболе или волейболе. Что можно там, где одной рукой швыряют, тоже в регби, предположим, в крикете, то нельзя в футболе.



Олег Винокуров: Слушаем Михаила из Москвы.



Слушатель: Я обычно касаюсь темы детско-юношеского спорта. Вы часто говорите о телевизионных спортивных передачах. А я хотел вот о чем сказать. Я сам лично обращался на некоторые каналы, где-то вообще отказывались говорить, а на спортивном ведущем канале со мной продюсер главный больше часа удосужился говорить по поводу того, почему у нас отсутствуют спортивные передачи для детей. Потому что это могло бы служить хорошей популяризации спорта.



Валерий Винокуров: Михаил, поняли вас, тут нас убеждать не надо. И как раз на эту тему наш гость Владимир из Московской области очень многое может сказать. Поскольку именно в этой области – телевидение, продюсерская работа – он как раз специалист. Владимир, ответьте, пожалуйста, Михаилу.



Слушатель Владимир: Короткий ответ – это то, что в принципе сейчас телевидение все коммерциализировано. И поэтому если бы были спонсоры вот этих трансляций детских, то их можно было бы организовать. Но пока у нас еще наше руководство и люди, которые имеют хорошие деньги, пока до этого еще не дошли состояния. Произойдет качественный у них скачок в уме, и, может быть, мы это все увидим. Но хочу вернуться к нашему советскому прошлому. Взять Подмосковье. В любом небольшом городишке была футбольная команда, хоккейная команда, и разные другие виды спорта были. И что интересно – ведь в футболе я помню, когда были две юношеские команды – мальчики и взрослые. Значит, какое количество людей было привлечено в этом городе к спорту? И так же в хоккее. И все они ездили по области играли. Это был народный футбол. Сейчас этого нет, к сожалению. И если это возродить, то, может быть, не очень будет трансляция в таком плане, потому что все равно будет обмен происходить.



Валерий Винокуров: Да, когда-то были на телевидении передачи «Если хочешь быть здоров».



Слушатель Владимир: «Веселые старты» были. Пытались возродить с Ильей Авербухом такую передачу, но она не востребована оказалась.



Валерий Винокуров: Это с фигуристом?



Слушатель Владимир: Да, он уже стал продюсером других шоу. А до этого он в «Веселых стартах» он принимал участие на Российском телевидении. Но там опять таки вопрос денег стоит.



Валерий Винокуров: То есть она востребована, но не востребована теми, кто должен деньги заплатить. Им как бы это не надо.



Дмитрий Морозов: Спрос то есть у аудитории.



Слушатель Владимир: Если бы было общественное телевидение, то было бы легче вопрос организовывать.



Олег Винокуров: Санкт-Петербург активно подключился. Артур.



Слушатель: Мое высказывание будет касаться темы петербургского «Зенита». Я несколько не согласен с тем, что говорил ваш гость, в том числе и вы. Я смотрел в этом году все официальные матчи питерского «Зенита», за исключением игры с «Ростовом», в том числе и кубковые. И могу поэтому судить, может быть, не совсем объективно о том, каким образом играет «Зенит». И я не согласен с тезисом, что «Зенит» идет как бы на подъем. Я вижу, что игра на улучшение не идет.



Валерий Винокуров: Одну секундочку, Владимир хочет сразу вам возразить.



Слушатель: У меня есть еще несколько тезисов. Я думаю, что последние три матча свидетельствуют о том, что команды, даже с точки зрения коллектива, не существует. Есть некая группа игроков, может быть, достаточно высокооплачиваемых, которые команды из себя не представляют единую, играют сами по себе.



Валерий Винокуров: Значит, нужно время. Вы же не противоречите. Значит, тренеру нужно время, чтобы этих игроков слить в единый коллектив.



Слушатель: Вы знаете, у меня есть сомнения, можно ли их слить в единый коллектив.



Дмитрий Морозов: Хотят ли они? Есть и такая версия.



Слушатель: Второй момент, который я хотел бы озвучить. Мне кажется, что не все, к сожалению, здесь зависит от тренера, какой бы хороший он ни был. Ситуация отличается, скажем, от ситуации в каком-нибудь западном клубе кардинально. Мне кажется, что нынешний «Зенит» представляет из себя такой гигантский пиар-проект «Газпрома», пиар-проект Матвиенко. И здесь определенные цели преследуются, которые, может быть, не совсем коррелируются с целями спортивными. Здесь уже идут вопросы, связанные с выборами в Госдуму, с выборами местными и так далее, политические какие-то цели преследуются, цели бизнеса и так далее.



Валерий Винокуров: Артур, это хороший поворот, это интересный поворот. Вам там, конечно, близко, вам виднее.



Слушатель: Это на каком-то далеко не первом месте. И мы наблюдаем вот эту трансформацию, мы наблюдаем разброд в тренерских амбициях, амбициях менеджмента, амбициях даже политических. И вот этот разброд, может быть, и на игре команды отражается.



Валерий Винокуров: Артур, спасибо за такой поворот темы. И я чувствую, что Владимир тоже хочет поучаствовать в обсуждении этой темы.



Слушатель Владимир: Артур, я не имел в виду «Зенит», что он идет на подъем. Я имел в виду, что на подъем идет тогда, когда тренер сформировал уже ту команду, которая отвечает его видению игры и той игре, которую он хочет показать с помощью этой команды. Тогда наступает подъем. Сейчас идет период становления, может быть, команды. Но я думаю, что сейчас возник некоторый внутренний конфликт такой психологический. Почему я говорю, что психологический? Потому что Адвокат игрокам, наверное, сейчас предъявляет такие требования, которые они не желают, может быть, и воспринимать. Это я не знаю, но это мое предположение. И второй момент. Может быть, как пиар-проект это и имеет место, но как всегда тренеру нужно время определенное для адаптации. Возьмем Гуса Хиддинка. Он ведь что сделал в первую очередь? Он как бы стал русский язык изучать и немножко русскую ментальность постигать. Для того, чтобы правильно понять мотивацию наших игроков. И у него есть хорошие продвижки. А вот с Диком Адвокатом я немножко в этом плане… С него, может быть, требуют результата, а он тренер более энергичный, более мотивированный, ему тоже хочется дать быстро результат. Но результат этот не сразу должен придти. Поэтому долго можно разговаривать на эту тему, но все равно время только покажет, кто будет прав – тренер или команда.



Валерий Винокуров: А вот что касается пиар-проекта, у меня вдруг возникло такое соображение. Если команда начнет проигрывать и вообще будет играть плохо, то получается антипиар перед выборами и для Матвиенко, и для всех остальных, кого Артур перечислил. Это получится антипроект, если команда не выигрывает.



Дмитрий Морозов: Если получается, что Аршавин через голову Адвоката звонит напрямую чуть ли не советникам Алексея Миллера, выясняет детали своего контракта. Напрямую звонит: «Два с половиной миллиона евро?» – уточняет он. А речь шла о двух с половиной миллионов долларов.



Слушатель Владимир: Это скорее всего есть какой-то внутренний конфликт.



Валерий Винокуров: Это и есть, конечно.



Дмитрий Морозов: Потом последний вот этот безобразный эпизод перед матчем со «Спартаком», когда три ведущих игрока по сути клуба…



Валерий Винокуров: Что-то контракт сумасшедший.



Дмитрий Морозов: «Русский newsweek », последний номер опубликовал эти цифры – 2,5 миллиона евро.



Валерий Винокуров: Вот у нас «Час прессы – спорт», мы должны упоминать издания. Владимир начал хорошо, с «Литературной газеты», и «Русский newsweek » тут подключился.



Олег Винокуров: Из Санкт-Петербурга звонит нам Георгий.



Слушатель: Я вспоминаю, после Олимпиады 1980 года знакомый немец уверял меня, что советских спортсменов скоро выпрут со всех призовых мест. Я возразил: «Почему?» «Да потому что советские спортсмены не используют новые достижения прогрессивной науки в своих тренировках». А как дело с россиянами сейчас обстоит?



Валерий Винокуров: Георгий, да использовали. Это немец был не в курсе, не информированный был немец. И тогда использовали, и сейчас используют. Все, что можно, то и используют.



Слушатель Владимир: Здесь как бы новые достижения в смысле подготовки – да, конечно, на западе к этому относятся и подходят более грамотно. То есть у них обследования более идут детальные и нагрузки, и рекомендации, все это идет. У нас немножко отстают в этом плане. Но опять таки это вопрос изменения себя, с точки зрения подхода. А не каждый в возрасте может себя изменить. Поэтому спортсменам молодым будет легче, чем тем, которые уже в возрасте. Или тренер, который в возрасте, по сравнению с молодым тренером, ему будет сложнее.



Валерий Винокуров: Владимир, мне так нравится, как вы о спорте рассуждаете. У меня просто короткий вопрос. Вы сами спортом занимались?



Слушатель Владимир: В молодости.



Валерий Винокуров: Активно?



Слушатель Владимир: Активно.



Валерий Винокуров: Разными видами спорта?



Слушатель Владимир: Да, футбол, хоккей – очень активно. Гимнастика, борьба…



Валерий Винокуров: Я почувствовал, что вы в спорте, даже в методике где-то ориентируетесь очень неплохо.



Олег Винокуров: Слушаем Эмиля Викторовича из Москвы.



Слушатель: У меня вопрос ко всем вам вот по какому поводу. Я болельщик футбольный со стажем, с 1945 года. Бывал на трибунах в 40-х, 50-х, 60-х. Я прекрасно помню, что болельщики разных команд могли находиться на одной трибуне, могли, конечно, обругать друг друга, но мордобоя, особенно после матча, никогда не было. Так что, собственно, произошло?



Валерий Винокуров: А знаете что произошло? Изменился мир – вот что произошло. Конечно, мы и в детстве, и в молодые годы, и всегда ходили на стадионы, сидели разные болельщики, спорили по игре и так далее. Сейчас на стадион в основном ходят люди, которые не интересуются собственно тем, что происходит, а им важно себя заявить и соответственно группировки и прочее.



Олег Винокуров: За 60 лет много всего произошло. Не было баннеров, не было файеров.



Дмитрий Морозов: Сейчас это называется хореография, перформанс. Это, кстати, хорошо, это же красиво действительно. По крайней мере, это не мордобой и не швыряние файерами.



Валерий Винокуров: Баннеры – красиво. А много чего не было. И не было террористических актов. Еще очень чего многого не было. А сейчас, Эмиль Викторович, много такого стало, чего не было. Если мы будем обсуждать, надо нам будет сутки на эту тему говорить.



Олег Винокуров: Слушаем Георгия из Москвы.



Слушатель: Я первый раз до вас дозвонился. Я далекий человек от спорта. Но я с детства болел за ЦСКА. Я хочу спросить: процесс в спорте, особенно в баскетболе и футболе, он не трансформируется в театрализацию? Потому что я сравниваю тренеров с Григоровичем, с балеринами. Цифры умопомрачительные гонораров как у тех, так и у других. Спортсмены начали уже их перегонять. К чему это ведет, вот этот процесс? Я думаю, что он ни к чему хорошему не приведет. Будет как хозяева на ипподроме владеют лошадьми. Это будет регрессивный процесс.



Валерий Винокуров: Поняли вас, но этот процесс идет очень давно.



Слушатель Владимир: Спорт – он имеет тенденцию к развитию. Тем более, что интенсивно заниматься спортом – это очень большой труд. И те люди, которые себя посвящают этому профессиональному спорту, они где-то в 30-35 лет становятся в основном уже по здоровью инвалидами. И как им прожить остальное время – это очень сложно. Если они не обладают другой профессией, уже они могут жить на эти деньги и себя поддерживать нормально. А так как мы, болельщики, требуем все время хороших результатов, особенно высокого уровня, то тут момент наступает получения этих высоких гонораров. Это оправдывает их с точки зрения самореализации потом. А до того надо сделать так, чтобы предприятие могло заплатить спортсмену такие гонорары. Поэтому приходит коммерциализация и шоу. Но сама спортивная борьба от этого не проигрывает. Все вокруг этого только становится так.



Валерий Винокуров: А ведь очень давно было известно, что, например, артисты цирка или балета в 35 лет уходили на пенсию в то время. Всегда так было. А спортсмены как раз нет. И тогда получалось, что спортсмены, достигая этого возраста, пенсий никаких не получали. И все зависело от того, как им удастся устроиться в жизни. Многим не удавалось. Мы не будем сейчас все трагедии вспоминать, которые с этим были связаны. Альметова, Численко, можно очень долго перечислять. Многие выдающиеся спортсмены потом оказывались в таком тяжелом положении. А сейчас, будем надеяться, этого не произойдет.



Дмитрий Морозов: Вы знаете немецкий язык, Владимир? Вы жили в Германии?



Слушатель Владимир: Да, некоторое время.



Дмитрий Морозов: Вот есть какие-то брожения масс в Германии по этому поводу, что спортсмены получают такие гонорары? С точки зрения обывателя, я имею в виду.



Слушатель Владимир: Нет. С точки зрения обывателя, там совершенно другой подход. Каждый занимается своим делом. Человек выбрал спорт, значит он в спорте реализуется, он получает те деньги, которые он сумел сам своим трудом заработать. Там другое отношение к этому, как человек себя реализует в обществе. Он может реализовать себя на 100%, может на 80%. Но все равно он получает определенные деньги для того, чтобы жить. Это воспринимается в области жизни, в области труда нормально. То есть человек зарабатывает деньги, он не нахлебник государства, он уже достоин уважения. А если он хорошие деньги зарабатывает, значит он чем-то жертвует. Спортсмен, который идет на большие деньги, возьмите последний пример немецкого прыгуна с трамплина, который выиграл четыре трамплина.



Валерий Винокуров: Свен Ханевальд.



Слушатель Владимир: Да, а потом то у него не сложилось ничего. Вот, но сейчас у него со здоровьем проблемы возникли, но сейчас он может себе позволить жить спокойно. Вот эта заслуга, которую он сделал для Германии, свое имя вписал в историю спорта, он будет почивать долго на этих лаврах.



Валерий Винокуров: Но дело в том, что вообще это социальная проблема. Никто же там на западе не будет говорить о том, что врач квалифицированный зарабатывает больше, чем, предположим, квалифицированный работник хлебопекарни. Никто же не будет сравнивать их доходы. Но при этом уважение и возможность хорошо жить имеет и работник хлебопекарни, и врач, и инженер. Поэтому все, конечно, зависит от уровня. Артисты великие или не великие, знаменитые, звезды шоу-бизнеса и кинематографа и театра, так же и спортсмены сейчас. Георгий, так что думаю, что мы эту тему осветили.



Олег Винокуров: Кирилл Николаевич из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Я хочу по двум вопросам: насчет Быстрова и насчет «Марш несогласных». За Быстрова хочу порадоваться, его ведь пригласили в три команды.



Валерий Винокуров: Якобы.



Олег Винокуров: «Спартак» опровергает.



Валерий Винокуров: Но все равно интересно.



Слушатель: А вопрос у меня такой: раньше или было положение, или собирались, чтобы молодые игроки до 25 лет не могли уехать. Действует ли оно сейчас?



Валерий Винокуров: Нет. Давным-давно уже не действует. Уже уезжают дети вообще.



Олег Винокуров: До 18 стараются охранять, это даже и в мире каким-то образом обходят. «Арсенал» как-то умудряется это обходить. У него там подростков полно.



Дмитрий Морозов: «Аякс».



Олег Винокуров: Но до 25 – это просто глупо.



Валерий Винокуров: Вообще, спорт должен жить по законам общества. Так же не может быть, что человек не мог поехать учиться, например, в институт в другую страну. Ну, так же соответственно, и спортсмен. Предположим, он в возрасте 16-18 лет поехал заниматься в школе «Аякса», и слава Богу. Такие примеры были. А потом возвращались с россиянами. Кирилл Николаевич, так что нет никаких запретов. Запретами, мне кажется, в жизни никогда ничего не сделаешь и не добьешься.



Олег Винокуров: На пейджер у нас подобрались на удивление остроумные послания. Алексей, наш постоянный любитель тенниса, интересуется, кто вышел в полуфинал в Валенсии. Мы специально не называли этот турнир, потому что тут совсем не интересные имена. Могу специально назвать: тут три испанца – Альмагара, Вентура, Наварро Пастор и итальянец Тараччо. Вот такой полуфинал.


«Предлагаю новый турнир, - пишет Дмитрий, - сборная НАТО против сборной Шанхайской организации сотрудничества. Половина человечества будет в восторге в случае победы над натовской сборной».


А вот Каримов пишет: «Вот видите, как хорошо жить в недемократическом государстве. Где-нибудь на Западе телекомпания скажет: нам невыгодно это показывать, и точка, рыночная экономика. А у нас президент приказал, «НТВ плюс» тут же забыло о выгоде, весь рынок побоку, и наши люди на Дальнем Востоке смотрят футбол.



Валерий Винокуров: Если смотрят.



Олег Винокуров: Александр пишет: «Предлагаю вместо двух игр – дома и на выезде – проводить четыре – две только для народа и две для особо нуждающихся в охране граждан. Можно будет заработать дополнительные очки и с безопасностью напрягов не будет».


Игорь Цветков из Одинцово: «Нашего человека не изменить. Его лучше перед игрой держать на сборах, а то он на ужин перед игрой съест полведра макарон и всю ночь будет заниматься любовью. Во втором тайме он не то что бегать, ходить не сможет».



Валерий Винокуров: Это про кого, интересно?



Олег Винокуров: Видимо, про футболистов. И вот Леонид спрашивает: «Когда же состоится поединок Валуева и Кличко? Дело это важное. Это не просто удар в морду. Если проиграет Кличко, это станет нокаутом для всей «оранжевой» команды на Украине».



Валерий Винокуров: Леонид, воспользуемся вашей последней шуткой насчет нокаута для кого-то. Тут как раз все газеты сейчас сообщают о том, что же предстоит же матч Валуев – Чагаев. И сейчас произошло взвешивание. Оказалось, что Валуев очень соблюдает режим и похудел, он, оказывается, действительно похудел на полтора килограмма и весит он сейчас ровно на 40 килограммов больше, чем его соперник Руслан Чагаев, 148 и 108 – примерное соотношение. Леонид пошутил, а мы заодно какую-то информацию довели до его сведения.


Владимир, вообще, понравилось вам у нас в студии?



Слушатель Владимир: Да. Атмосфера очень дружеская. И темы обсуждаемые все разносторонние. Последнее, что хочу сказать, в этих сообщениях на пейджер пересечение спортивной и общественной жизни, политика – спортивная жизнь, и все это взаимосвязано. И на все надо так смотреть: что у нас творится в спорте – то у нас творится в обществе.



Валерий Винокуров: У нас такое впечатление, когда мы уходим из студии, какие хорошие слушатели. Вот смотрите, звонило 16 человек сегодня, у каждого такие интересные соображения. В других программах на других станциях, где тоже есть такая интерактивная тема, всегда мне какие-то примитивные вопросы кажутся: я болею за «Спартак», я болею за ЦСКА…



Слушатель Владимир: Здесь вы слушаете и даете высказаться. А там пытаются ведущие доминировать над слушателем. Это и есть разница. Они свою точку зрения сразу ставят выше.



Валерий Винокуров: Чем кто звонит.



Слушатель Владимир: Да, и ведущие как авторитет. Но сейчас у меня была такая мысль, что наши болельщики – большие патриоты, чем спортсмены, которые выходят играть.



Валерий Винокуров: Мне кажется, что наши болельщики больше патриоты, чем спортсмены, тренеры, а уж тем более чиновники и тем более, чем те, которые для них зрелища должны обеспечивать. То, что больше патриоты они, чем телевизионные чиновники, тут у меня нет никаких сомнений.



Олег Винокуров: Это очевидно, это же принцип любительства торжествует. Болельщики бесплатно любят все, а спортсмены, а уж тем более чиновники за деньги.



Валерий Винокуров: Вот, любительство торжествует.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG