Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Директор Московского института прав человека Валентин Гефтер о смертной казни в России


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марк Крутов.



Никита Татарский: Сегодня исполняется ровно 10 лет со дня подписания Россией протокола номер 6 к Европейской конвенции о защите прав человека - об отмене смертной казни. Несмотря на то, что в стране продолжает действовать мораторий на приведение смертных приговоров в исполнение, протокол об отмене казни Москвой до сих пор не подписан. Это остается одной из проблем в ее отношениях с Европейским союзом, о которой наш коллега Марк Крутов поговорил с директором Московского института прав человека Валентином Гефтером.



Марк Крутов: С чем связана и чем может грозить затянувшаяся правовая неопределенность в отношении окончательной отмены смертной казни в России? Ведь она остается единственной страной среди членов Совета Европы, которая не ратифицировала протокол номер 6.



Валентин Гефтер: Я думаю, что прямых последствий таких, которые привели бы к какому-то наказанию России, не последует. Да они прямо и не следуют из неподписания протокола номер 6. Но есть и неправовая неопределенность, как вы правильно сказали, которая обязывают Россию или ратифицировать 6-ой протокол, что она не делает уже 8 лет, хотя было обязательство его через 2 года после подписания ратифицировать. И второе – это то, что надо тогда отказываться от этого, и тогда это тоже нужно четко продемонстрировать, и уже тогда могут последовать какие-то те или другие политико-правовые санкции в отношении России как члена Совета Европы. Но Россия не делает ни того, ни другого, поэтому правовая неопределенность точно определяет ситуацию с отношением России к этой проблеме и отношением в Европе к России в связи с этой проблемой.



Марк Крутов: То есть единственное фактически, основное последствие этой неопределенности – это то, что Европа будет продолжать требовать от России окончательной ратификации и ставить ей это в упрек?



Валентин Гефтер: Думаю, что да. Но есть еще не только правовые обстоятельства, которые все-таки требуют от России какой-то определенности, но есть еще и политические. В частности, делегация России в Совете Европы настаивала, насколько мне известно, на том, чтобы надо снять мониторинг соблюдения Россией обязательств, которые она брала при подписании Европейской конвенции, и, в частности, ответ ПАСЕ был очень определенный: рассмотрение этого вопроса возможно только при условии выполнения некоторых условий, в частности – ратификации 6-го протокола.



Марк Крутов: Конституционный суд России в 1999 году установил свой, не связанный с обязательствами России перед Советом Европы мораторий на смертную казнь. Срок этого моратория истекает 1 января 2010 года. Существует ли, по вашему мнению, вероятность того, что Россия в итоге вернется к вынесению и приведению в исполнение смертных приговоров?



Валентин Гефтер: Нет, я думаю, что вероятность того, что придет к исполнению смертных приговоров, очень маловероятна. Для этого нужно не просто истечение этого срока решения Конституционного суда, но нужно еще и отменить решение президента, тогда еще Ельцина, о моратории на применение смертной казни. На это вряд ли пойдет как нынешний президент, так и его последователь. Но ситуация в том, что выносить смертные приговоры и вообще усугубить как бы ту ситуацию, о которой мы говорили в начале, взаимоотношений с Европой и вообще с миром по этому вопросу, я думаю, что может 2010 год, когда он наступит. Поэтому я надеюсь, что правительство при президентуре Путина, если этого не произойдет в этом году, в оставшийся год, то уж, по крайней мере, следующее правительство, наконец, решится на этот шаг и ратифицирует 6-ой протокол.


XS
SM
MD
LG