Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чуткая семантика предлогов


Максим Кронгауз, директор Института лингвистики РГГУ

Максим Кронгауз, директор Института лингвистики РГГУ

Казалось бы, что может быть стабильнее предлогов? Постигая язык в детстве, со слуха, все мы затем произносим и пишем конструкции с этой служебной частью речи, не задумываясь и, как правило, без ошибок. «Положить на стол», но «взять со стола» — нужный предлог выбирается сам собой, интуитивно, ведь в русском языке за каждым из них закреплены определенные значения.


Однако, время от времени вдруг возникает какое-то поветрие, относящееся к тому или иному предлогу. Вот наблюдение заместителя директора Института русского языка имени Виноградова Леонида Крысина: «Предлог "по" везде сейчас фигурирует, когда говорят "обсудим по Чубайсу, "собрание по ‘Газпрому’". Везде все "по", "по", никаких родительных падежей или каких-то других падежей, все время этот предлог».


А еще несколько лет назад (уже не в чиновничьей речи, а в жаргоне) появилось словосочетание «по любому».


— Отчего вдруг так актуализировался именно предлог по, и только ли он? С этими вопросами обратимся к Максиму Кронгаузу, директору Института лингвистики РГГУ.
— Нельзя сказать, что предлоги активизировались именно сейчас, и с ними что-то такое вдруг стало происходить. На самом деле, предлоги живут своей насыщенной и интенсивной жизнью, но, может быть, немножко скрытой от наших глаз. Потому что появление новых слов мы замечаем легко, а вот некоторые изменения, скажем, в управлении предлогом, мена падежа или перемещение предлога по предложению, иногда уход его в позицию после существительного, — мы на это как-то внимания не обращаем.


— В самом деле, вот эти примеры, которые привел Леонид Крысин, если вдуматься, здесь явное нарушение правил грамматики. Но когда мы слышим такого рода конструкции по телевизору, допустим в речи политиков или журналистов, мы совершенно не акцентируем на них свое внимание.
— Да, потому что предлог — это такая маленькая штучка. Немножко иное использование этого слова не мешает нам понимать речь. Поэтому мы придаем меньше, может быть, значения этой части речи, чем следовало бы. Приведу примеры из старой жизни, по которым видно, что предлог менялся, например, меняется падеж, которым управляет предлог. Как вы предпочитаете говорить «в концерт» или «на концерт»?


— Конечно, «на концерт».
— Конечно, мы уже все говорим на, а, в общем, еще некоторые помнят, что лучше бы говорить в. Так что, предлоги в и на лихо меняются местами. Другой пример — «скучаю по вас» или «по вам»? Сейчас скорее скажут «по вас», но «по вам» тоже ощущается как возможное. Вот что-то поменялось, а мы это даже не очень заметили.
Что же касается происходящих сегодня изменений, то это не только предлог по. Можно привести в пример, может быть, самый абстрактный предлог, с абстрактным значением — это предлог о. Он сегодня довольно активно распространяется и присоединяется к тем глаголам, где быть не должен. Совсем недавно я слышал на ученом совете в нашем университете выражение «мне пришло в голову о том», или очень часто «я указываю о чем-то».


— Но ведь это же совершенно неверно!
— Да, однако, попадались и более сильные высказывания, например, «я вижу об этом». Почему это берется? Это такая аналогия. Аналогией, базой для распространения стали глаголы речи, для которых предлог о в подавляющем большинстве, действительно, возможен и означает тему. Но вот это стало распространяться фактически на все глаголы речи: сначала «я указываю, что», а очень часто говорят — «я указываю о том, что надо сделать». Постепенно это вышло даже за глаголы собственно речи, и стало затрагивать глаголы вообще восприятия. Конечно, это процесс не очень приятный для тех, кто ощущает норму. Но надо сказать, что развитие языка — это своеобразные качели. Если мы отталкиваемся от языка с развитой системой падежей, в какой-то момент язык начинает постепенно утрачивать эту систему.


— Падежей?
— Да, возьмем простой пример, который исторически нам виден — это латынь. В латыни была развитая система падежей. А если мы возьмем современный французский (он наследник латыни), то мы увидим, что падежей там не осталось, а эти функции выполняют предлоги. Предлог начинает сначала дублировать соответствующий падеж, а потом падеж, тем самым, становится ненужным. Конечно, это происходило в древности. Сейчас гораздо больше контроля за языком, больше сдержек и противовесов. Прежде всего, это телевидение, газеты и так далее, то, чего в древности не было. Поэтому в древности вот так языки переходили от падежных к предложным, потом обратно мог произойти переход.


— То есть в то время у носителей языка не было такого явственного ощущения нормы и нарушения нормы?
— Да, не было того, что мы сейчас называем кодификацией нормы. Сейчас во всех языках есть литературный стандарт. Мы следуем или, по крайней мере, должны следовать этому. Поэтому такие колебания невозможны, но тенденции остались. Мы видим эту тенденцию, когда предлог о распространяется на всю группу примерно близких по смыслу глаголов, и фактически начинает подменять разного рода падежи. Это не приведет к каким-то системным, серьезным изменениям (все-таки русский язык падежей не лишится, потому что есть подкрепление грамматики словарями), но тенденция есть.
Тоже довольно популярный в бюрократической речи предлог «вокруг», который употребляется довольно часто в таких политических конструкциях — обсудить ситуацию вокруг Косова. Раньше бы сказал «ситуацию с Косово». Сейчас — «ситуация вокруг чего-то».


— Получается, что в равной мере эти нарушения мы наблюдаем и в чиновничьей речи, и в жаргонной, то есть это параллельные процессы?
— В жаргонах происходят немножко другие процессы. Если мы говорим о чиновничьей речи, то здесь есть такие элементы унификации. Вообще, чиновничья, бюрократическая речь во многом основана на неких шаблонах, клише. Если вдруг возникает вот это «о чем-то» или «вокруг чего-то», то это начинает переноситься из речи одного чиновника (как правило, высокого ранга) в речь другого, затем подхватывается журналистами и таким образом распространяется. Здесь есть одна любопытная семантическая тенденция. Она довольна слабая, поэтому я не уверен в ней на все сто. Но! Кажется, что вот эти употребления предлогов имеют еще одну особенность. Они немножко размывают наше видение мира. Вот это о ведь очень абстрактная вещь. Вместо более конкретного — указать на что-то, начинается вот это — указать о чем-то. Как бы указывается общая тема, которая не очень понятно, про что — обсуждается нечто вокруг Косово. Если буквально это интерпретировать, то обсуждается не само Косово, а что-то такое, связанное с ним.


— А те территории, которые его окружают…
— Происходит такое размывание. Это, во-первых, утяжеляет речь, что, собственно, в интересах бюрократа — сделать речь повнушительней. Но, кроме того, делает ее менее определенной, что тоже часто в интересах чиновника — немножко размыть. Говорить не что-то конкретное, а о. В жаргонах же эти явления я, скорее, не вижу, потому что тот пример, который вы привели «по любому», стоит особняком. Это довольно любопытное выражение. По-моему, я его услышал в первый раз в мультфильмах с Масяней. Еще есть любопытный пример такого модного выражения, на мой взгляд, еще более загадочного. Это «по жизни». «Я по жизни оптимист» или еще что-то в этом духе. Вроде бы смысла ноль, потому что, а где же еще можно быть оптимистом? Ясно, что он по жизни оптимист. Но вот это «по жизни» тоже очень модно, и проникает в речь вполне образованных людей, как некоторая, на мой взгляд, абсолютно ненужная добавка. Если подводить краткий итог, я бы сказал, что в разговорной речи и в чиновничьей речи мы видим усиление роли предлога, когда он отчасти берет на себя чужие функции, то есть функции падежа, иногда вытесняя соответствующий падеж. Предлог как бы проводит унификацию, присоединяясь ко всем глаголам одного типа, чего раньше не было. Но, еще раз повторю, это явление не то, чтобы абсолютно новое, характеризующее именно наше время. Правда, для нашего времени оно выглядит немножко избыточным и чрезмерным.


— Значит ли это, что однажды носители языка наиграются такой чрезмерностью и эта тенденция пойдет на убыль?
— Не думаю, потому что, в отличие от модных слов, мода на которые неизбежно проходит, моды на предлоги не существует — по той же причине, о которой я сказал в самом начале. Мы почти не замечаем, как мы употребляем предлоги. Мы, конечно, замечаем ошибки у других, но мы не обращаем на них большого внимания. Поэтому моды на предлоги почти что нет. Так что, здесь скорее не наиграются, а скорее эта тенденция будет продолжаться. Возможно, что лет через десять мы уже не будем ощущать выражение «требовать о чем-то» как неправильное. Скорее, здесь происходит такое медленное освоение предлогами чужого пространства. Мы к этому, так или иначе, привыкаем. Хотя эта привычка не означает, что тенденция, действительно, дойдет до своего конца. Приведу опять же пример. Предлог, который управляет разными падежами в разных стилях (в нормальном русском языке и в бюрократическом), — это предлог «согласно». Литературная норма подразумевает здесь дательный падеж — «согласно приказу», но в армейском языке мы очень часто слышим родительный падеж — «согласно приказа». Однако, родительный падеж не вытесняет в речи грамотных людей дательный. Они существуют в разных речевых стилях. Я думаю, что здесь надо просто пока настаивать на своей норме, указывать ее в словарях, а не указывать о ней в словарях. И мне кажется, что это явление существует, но пока не опасно для нас с вами, носителей старой нормы.


XS
SM
MD
LG