Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Превращается ли недомогание доллара в хроническую болезнь? Расплата с государством на уме у миллионов американцев


Юрий Жигалкин: Превращается ли недомогание доллара в хроническую болезнь? Расплата с государством на уме у миллионов американцев. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


Впереди у доллара, скорее всего, трудные времена. Против него и политические, и экономические обстоятельства. Такова реакция американских экспертов на очередное ослабление доллара в конце прошлой недели до рекордного за два года уровня по отношению к евро. К новой отметке доллар прибыл в результате долгого, изнурительного, полного ложных прыжков пути. Инвесторы и рынки не хотели верить в слабость американской валюты, начиная скупать ее при любых обнадеживающих знаках, но, как сказал мне один из ведущих американских экономистов, бывший экономический советник Белого дома, советник аргентинского, индонезийского правительств, профессор Университета Джонса Хопкинса Стивен Ханке, доллару в обозримом будущем неоткуда ждать помощи и почти не на что надеяться.



Стивен Ханке: Я думаю, будущее доллара сейчас необходимо прежде всего рассматривать в политическом контексте. В американском Конгрессе крайне усилились протекционистские настроения. Законодатели говорят только о том, как защитить американского производителя от иностранной конкуренции, как сохранить рабочие места. Слабый доллар, как они считают, в духе теории меркантилизма, должен стимулировать экспорт и сократить импорт, укрепив отечественных производителей. В свою очередь, администрация Буша в лице Министерства финансов публично демонстрирует индифферентность по отношению к судьбе американской валюты, храня почти полное молчание по поводу того, каким бы она хотела видеть доллар. Контраст с поведением администрации Клинтона разительный. Из уст тогдашнего министра финансов Роберта Рубина постоянно слетала фраза: "Сильный доллар, сильный доллар, нам нужен сильный доллар..." - и рынки неизбежно обращали на это внимание. Сегодня же у нас сравнительно слабое правительство, Конгресс, контролируемый демократами, плюс приближающиеся выборы с совершенно непредсказуемым исходом - и это, я думаю, формула, гарантирующая в будущем слабую валюту.



Юрий Жигалкин: Профессор, ну это, так сказать, политическая составная стоимости доллара, но ведь сила валюты, как считается, зависит и от состояния экономики. Насколько крепок экономический фундамент доллара?



Стивен Ханке: Краткосрочная ситуация будет зависеть от того, какие последствия возымеют проблемы на рынке недвижимости, как широко разойдется эпидемия банкротства домовладельцев, неспособных дольше оплачивать кредит. Есть признаки распространения ее за пределы сегмента рынка дешевого жилья. Многие опасаются, что это может привести к краху рынка недвижимости и сотрясению финансового сектора, который выдавал займы. Один из крупнейших ипотечных банков в Лос-Анджелесе, например, только что объявил о банкротстве. Если события будут развиваться по такому сценарию, это еще более замедлит экономический рост и заставит Федеральную резервную систему снизить кредитный процент, чтобы влить средства в экономику, стимулировать ее. В тоже время Европейский банк намерен поднимать процент, что превращает евро в более привлекательный объект инвестиций.



Юрий Жигалкин: Таковы предсказания Стивена Ханке, крупного американского экономиста, профессора Университета Джонса Хопкинса.


Как могут выглядеть в подобном контексте своеобразные отношения доллара и рубля, которые до сих пор диктовал не рынок, а российский Центральный банк? Я задал этот вопрос профессору Михаилу Бернштаму, сотруднику Гуверовского института.



Михаил Бернштам: Дело в том, что политика Центрального банка России на скупку долларовых экспортных доходов российских нефтяных и других предприятий стала совершенно оторванной от всех экономических тенденций доллара на мировых валютных рынках. Эта политика Центрального банка России подчинена исключительно внутренним задачам, внутренним интересам групп экспортеров и банковского сообщества внутри российской экономики. Если интересы заключаются в том, чтобы рубль был недооценен, чтобы доллар стоял высоко и чтобы все время происходили очень крупные валютные операции, чтобы не было нормального рыночного отношения между рублем и долларом.



Юрий Жигалкин: Профессор, прошу прощения за вопрос, но кому это выгодно?



Михаил Бернштам: Низкий курс рубля в интересах прежде всего экспортеров и банков. Банки фактически работают как обменные пункты, они зарабатывают деньги на обмене рубля и доллара, а они должны зарабатывать деньги на привлечении депозитов населения и инвестициях в экономику. А экспортеры, естественно, имея дешевый рубль и дорогой доллар, могут приобретать больше товаров внутри России. То есть экспортеры фактически оказываются в таком же положении, как туристы. Туристам, приезжающим в Россию, выгодна низкая российская валюта, потому что туристы зарабатывают за рубежом.



Юрий Жигалкин: Тем не менее, политика искусственного поддержания курса доллара, по-видимому, будет продолжаться российским Центральным банком?



Михаил Бернштам: Эта политика будет продолжаться, и она, в общем, выглядит очень странно. Потому что сейчас Центральный банк России накопил 346 миллиардов долларов валютных резервов, 6 процентов мировых долларово-валютных и золотовалютных резервов сейчас находится в России, и это, в общем, чрезмерное количество для поддержки курса рубля. И за счет этого рубль оказывается заниженным, импорт дорогой, а всеми этими резервами даже, в общем-то, и не очень выгодно управляют, их не очень выгодно для России иметь. Но самое главное последствие - это то, что из-за этого рублевая масса и рублевая банковская система не работают, из-за этого очень низкая рублевая масса в движении населения, и поэтому от этого страдают инвестиции и будущий экономический рост.



Юрий Жигалкин: Говорил экономист, сотрудник Гуверовского института Михаил Бернштам.


Крайний срок расплаты с государством - полночь 15 апреля - дата, впитываемая американцами в нежном возрасте, как и 4 июля, день рождения страны. К 15 апреля американцы должны отчитаться перед государством о своих доходах за год и выписать чек на имя Министерства финансов с суммой причитающихся с них налогов. В этом году, правда, крайний срок выпал на воскресенье, и правительство перенесло крайний срок отправки налоговых деклараций на два дня. Сегодня у многих американцев на уме налоги.


Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Люди часто откладывают на последний день неприятное и сложное дело, каким является заполнение многостраничной налоговой декларации. Каковы последние особенности налоговой жизни Америки? Барбара Андерсон, директор массачусетской организации «Граждане за ограничение налогообложения», говорит...



Барбара Андерсон: Из нынешних кандидатов в президенты Митт Ромни письменно обещал не вводить новые налоги, если станет президентом. 8 лет назад, когда нынешний президент Буш был ещё кандидатом, он тоже подписал такое обещание. Есть общенациональная организация «Американцы за налоговую реформу», которая перед выборами спрашивает всех кандидатов в президенты, в губернаторы штатов, в сенаторы и конгрессмены: «Вы - за повышение или за сокращение налогов?» Если за сокращение, то просят подтвердить это письменно.


У всех на устах сейчас так называемый «Альтернативный минимальный налог», который был введён в 1969 году, дабы лишить наиболее богатых американцев возможности использовать различные льготы для неуплаты подоходного налога. Но при расчёте альтернативного минимального налога не учитывается инфляция. За почти 40 лет цены и заработки поднялись, а расчётные цифры остались прежними. Поэтому получилось, что налогом стали к настоящему времени облагаться менее обеспеченные налогоплательщики. Многие, в частности, кандидаты в президенты от демократической партии сенаторы Хиллари Клинтон и Барак Обама, говорят о необходимости уменьшить или совсем отменить этот налог, однако это лишит государственную казну огромного притока капитала, чего никто в правительстве и в Конгрессе не хочет. Но ненормально, когда альтернативный минимальный налог платит инженер или учитель, получающий всего 50 тысяч долларов в год, тогда как изначально этот налог предназначался только для самых богатых американцев.



Ян Рунов: Это была Барбара Андерсон, директор организации «Граждане за ограниченное налогообложение».


Сокращение федеральных налогов, проведённое президентом Бушем в 2001, 2002 и 2003 годах, было временным. Срок сокращения истекает в 2010 году, после чего налоги могут резко пойти вверх, если следующий президент не продлит действие закона о снижении налогов. Поэтому от президентских выборов будущего года в большей чем обычно степени будет зависеть благосостояние американского налогоплательщика.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Ян Рунов.


Хотя выплата налогов, согласно знаменитому американскому выражению, неизбежно как смерть, необходимость отдавать государству больше трети годовых доходов каждый год вызывает множественные эмоции у американцев.


Мой коллега Аллан Давыдов ведет репортаж с вашингтонских улиц.



Аллан Давыдов: Дефицит симпатии к отечественному налоговому ведомству объединяет граждан США в не меньшей степени, чем любовь к большим автомобилям или к бейсболу. И, хотя интерес к личным финансам друг друга выходит за рамки приличий, исключением является задаваемый ближе к середине апреля вопрос: «А вы уже сдали свою налоговую декларацию?» Об этом спросил и я нескольких прохожих в центре Вашингтона. Моложавая афроамериканка Джеки работает секретарем в офисе.



Джеки: Нет, я еще не свела воедино все отчетные документы. Никак не могу выкроить пару часов. В это году мы с мужем решили отказаться от услуг налогового консультанта, которому в прошлые годы платили до 200 долларов. А вообще вся эта возня с подсчетом налогов всегда выводит меня из душевного равновесия.



Аллан Давыдов: А вы не пробовали заполнять налоговую декларацию по Интернету? Сейчас это модно...



Джеки: Эта программа учитывает не все налоговые скидки. Если у вас несколько текущих платежей с процентной ставкой - можно запутаться. И потом, нынче столько пишут и говорят о хакерах, которые крадут через интернет конфиденциальную информацию. Нет, это не для меня.



Аллан Давыдов: Приехавшие в столицу из Техаса пожилые супруги Мелинда и Ричард, в отличие от Джеки, выглядят более расслаблено. Они уже расквитались со своей совместной налоговой декларацией.



Мелинда: Мы отправили ее по почте буквально сегодня. Мой муж относится к категории частных предпринимателей, он дантист. Ему намного труднее произвести расчеты по сравнению с теми, кто просто сидит на зарплате. К тому же мы владеем участком земли. Поэтому вот уже 20 лет пользуемся услугами проверенного налогового консультанта. Это, знаете, как хороший семейный врач. А что делать, если наша налоговая система такая запутанная? Ее пора сделать проще, с фиксированным подоходным налогом.



Аллан Давыдов: Следующий мой собеседник - Билл, сотрудник компании по управленческому консалтингу. Он говорит, что его налоговая декларация пока далека от завершения.



Билл: У меня есть немного времени. Всякое сложное и ответственное дело имеет обыкновение тянуться до последней минуты. Иногда у меня налоговых документов набирается целая пухлая папка, нужно собрать все чеки, подтверждающие расходы по бизнесу, чтобы списать их с налогов. Я, в общем, понимаю, что в какую графу вписывать. Но для верности, как и многие, нанимаю консультанта. Вместе с тем я считаю налоговую систему США относительно удобной. В ряде стран Европы, где мне приходилось работать, эта система менее справедлива, и налоги там намного выше.



Аллан Давыдов: Впрочем, претензии к американскому правительству в такой день вещь неизбежная.



Билл: Правительство никогда не будет тратить деньги с умом, потому что это не его личные деньги, - утверждает Билл. - Лучшее назначение деньгам дает только их кровный владелец. В этом смысле правительство никогда не достигнет идеальной рачительности.



Аллан Давыдов: Билл поясняет, что, отправляя налоговую декларацию в самый последний момент, он бросает свой скромный вызов правительству.



Билл: Меня не волнует, сколько я должен доплатить государству по итогам года. Просто, избегая посылать свой чек преждевременно, я не желаю, чтобы государство пускало мои деньги в оборот себе на пользу. Это для меня принципиальный вопрос. Ради этого я готов терпеливо стоять в очереди, чтобы отправить декларацию именно за последние полчаса до полуночи. Ну что ж, почта в США работает превосходно. Она не закроется, пока не обслужит последнего клиента!



Аллан Давыдов: Так прохожие на улицах Вашингтона отвечали на мои вопросы в последние часы перед крайним сроком отправки налоговых деклараций.



Юрий Жигалкин: Э то был репортаж Аллана Давыдов.


«Жизнь после смерти и налогов» - о такой замечательной перспективе поет панк-группа " Relient K "...


XS
SM
MD
LG