Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Трагедия в Виргинии. США критикуют разгон демонстраций в России. Объявлены лауреаты Пулитцеровской премии



Юрий Жигалкин: Трагедия в Виргинии. США критикуют разгон демонстраций в России. Объявлены лауреаты Пулитцеровской премии. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке», у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.


33 убитых и, по меньшей мере, 30 раненых - таков результат трагедии в университете Виргинии, потрясшей страну. Слово - Аллану Давыдову.



Аллан Давыдов: Первые выстрелы раздались в 7.15 утра в четырехэтажном студенческом общежитии. Неизвестный застрелил двоих студентов. Телесные повреждения получили еще четверо, включая двоих выпрыгнувших из окна с третьего этажа в попытке укрыться от стрельбы. Оцепив здание, полицейские начали поиск вооруженного человека. Однако не прошло двух часов, как стрельба возобновилась в одном из учебных классов университетского инженерно-механического корпуса Норрис Холл, там в это время, несмотря на утренний инцидент, начались занятия. Администрация университета попыталась по внутренней сети и с помощью e- mail предупредить студентов и сотрудников, что на кампусе находится убийца, призвала студентов оставаться на своих местах, запереться и не выглядывать в окна. На полутораминутной видеозаписи, снятой в это время на мобильник одним из студентов, отчетливо слышны звуки 27 выстрелов. К вечеру понедельника счет жертв исчислялся 33 убитыми и 29 ранеными. Товарищи погибших студентов назвали произошедшее «кровавой бойней».


Губернатор штата Виргиния Тим Кейн прервал деловой визит в Японию, чтобы срочно вернуться домой. Обе палаты Конгресса США почтили память жертв трагедии минутой молчания.


Президент Джордж Буш, выступив по телевидению, заявил, что стрельба в Вирджиния-Тек «заставила его ужаснуться». От имени всей страны он выразил соболезнование семьям погибших.



Джордж Буш: Наши учебные заведения должны стать безопасными, священными храмами знаний.



Аллан Давыдов: Президент Буш пообещал, что его администрация сделает все возможное, чтобы помочь расследованию.


Между тем невыясненными остаются личность стрелявшего и мотивы его действий. Он найден мертвым, как полагают, после того, как покончил самоубийством. По официально неподтвержденным словам сотрудников полиции, он вел огонь из двух 9-миллиметровых пистолетов. Один из представителей правоохранительных органов сказал, что вооруженный до зубов преступник был в бронежилете или в наряде бойскаута. В ряде свидетельств стрелявший описывается как молодой человек азиатской наружности, пытавшийся, якобы, разыскать свою подружку. Полиция продолжает выяснять, связаны ли между собой трагические инциденты в общежитии и в учебном корпусе, и не исключает существование второго нападавшего.


Это второй менее чем за год случай закрытия университета Вирджиния-Тек из-за стрельбы. В прошлом августе занятия в первый день учебного года были отменены, когда сбежавший из тюрьмы заключенный убил охранника госпиталя, после чего, скрываясь на территории студенческого кампуса, застрелил заместителя местного шерифа. А буквально на прошлой неделе из-за поступивших угроз взрывов в трех учебных корпусах Вирджиния-Тек на один день были отменены занятия.



Юрий Жигалкин: Пока мало, что известно о деталях этой бойни и еще меньше об ее причинах, однозначно ясно одно: масштаб трагедии в Виргинском технологическом институте уготовил ей место самого кровавого преступления в истории Соединенных Штатов. Она затмила и убийство учеников в школе Колумбайн, случившееся на этой неделе 8 лет назад, и трагедию 40-летней давности в Техасском университете, где под пулями снайпера-одиночки погибли 16 человек. Это кровопролитие в престижном университете, расположенном в маленьком идиллическом городке в уютном уголке штата Виргиния, куда в основном состоятельные родители отправляли на учебу своих детей подальше от опасностей больших городов, потрясло американцев. Первые неизбежные вопросы: как это могло произойти, почему? Первые предположения. Говорит бывший следователь Патрик Бронснан.



Патрик Бронснан: Два факта, две серьезных проблемы сразу бросаются в глаза: с минуты первых двух убийств до массового расстрела студентов прошло два часа. Полиция, начавшая расследование, оказалась явно неспособной предвидеть опасность, которую продолжал представлять убийца. Хотя в лихорадке происходящего быстро увязать все факты и улики невероятно трудно и у убийцы, если это был один человек, оказалось больше чем достаточно времени, чтобы слиться с толпой и беспрепятственно продолжать выполнять свой план. Во-вторых, у него, без сомнения, был план, он знал, куда он идет и зачем. Он выбрал определенный корпус на территории университета, вдалеке от общежития, замкнул входные двери в помещение и начал стрельбу. При этом университетская охрана явно не заметила, что здание заперто и, самое главное, не объявила эвакуацию университетских помещений после первого убийства. После того, как он подготовил себе поле действия, убийце уже ничего не мешало. Если у него действительно было два пистолета, то при небольшом знакомстве с ними и, имея в запасе несколько обойм, он мог в течение одной минуты выпустить сто пуль.



Юрий Жигалкин: Некоторые эксперты хорошо знакомые с предыдущими эпизодами стрельбы в школах и университетах, говорят о том, что первым делом полиция заинтересуется содержимым компьютера убийцы.



Джек Томпсон: Его компьютер может открыть многое: в том числе, и что у него было на уме и что у него было в планах.



Юрий Жигалкин: Говорит Джек Томпсон, юрист, специалист по подобного рода преступлениям.



Джек Томпсон: Расследуя убийства в школе Колумбайн, как и менее известные атаки в школах и университетах, ФБР и спецслужбы обнаружили удивительный факт: все убийцы были поклонниками кровавых видеоигр, их интересовало все, связанное с насилием. Например, Джефри Уис, застреливший 10 человек в Миннесоте, по сути, повторил в своем преступлении сюжет одной из компьютерных игр. Человек, открывший стрельбу не так давно в Даусон-коллежде в Монреале, готовился к своему преступлению с помощью видеоигры, основанной на событиях в школе Колумбайн. Я подозреваю, что подобного рода связь обнаружится, к сожалению, и на этот раз.



Юрий Жигалкин: Таковы первые предположения экспертов. Официальной информации ни об убийце или убийцах, ни о мотивах преступления пока нет.


В понедельник Соединенные Штаты подвергли критике разгон демонстраций, организованных оппозиционными партиями в Москве и Санкт-Петербурге. Представитель Белого дома Дэйна Перино заявила, что администрация глубоко обеспокоена грубыми действиями, к которым прибегли власти для разгона демонстраций. «Мы считаем, что использование подобных методов для срыва мирных демонстраций неприемлемо. Мы подчеркиваем, что право на мирное выражение протеста является основным элементом демократии и общепризнанным правом человека». Пресс-секретарь Белого дома призвала Кремль подтвердить свою приверженность соблюдению международных стандартов свободы слова, прессы и собраний. Как замечают наблюдатели, прямая критика Соединенными Штатами действий российских властей внутри России выглядит неожиданной, в то время как Белый дом пытается добиться помощи Кремля в разрешении иранского и северокорейского кризиса. Вот что говорит американский политолог, бывший корреспондент «Уолл-Стрит Джорнал» в Москве Дэвид Саттер.



Дэвид Саттер: Конкретная критика внутренних действий российских властей необычна для Белого дома, который пытается уберечься по понятным причинам от обвинений во вмешательство во внутренние дела России, и до этого эпизода обходил вниманием случаи, на мой взгляд, стоившие реакции Вашингтона. Причем на этот раз Кремль критикуется в довольно мягких выражениях, а ведь речь идет о том, что своими акциями российские власти прикрывают одну из последних отдушин для выражения мнения оппозиции, участие в демонстрациях становится опасным для жизни занятием. Конечно, для осуждения такого поведения требуются, на мой взгляд, более сильные слова, но для администрации Буша и такая критика Москвы - значительный шаг.



Юрий Жигалкин: Но не станет ли более решительная критика контрпродуктивной? Как известно, и Кремль и Дума крайне болезненно относятся к оценкам их действий со стороны Запада?



Дэвид Саттер: Я думаю, что такая критика полезна, поскольку у российского общества не осталось, по сути, никаких инструментов демократического давления на власть. В то же время, Кремль крайне чувствителен к мнению мира. И чем более застенчивы будут западные столицы, тем более будет уверен Кремле в том, что он может перекрыть последние каналы самовыражения общества и ничем не расплатиться за это. Но российские власти, я думаю, не должны заблуждаться. Резкое осуждение разгона демонстраций, последовавшее из Берлина, как и более сдержанные слова критики из Вашингтона, свидетельствуют о том, что западные лидеры хорошо осознают суть происходящего в России, градус их заявлений не соответствуют градусу разочарования и беспокойства. И если Кремль действительно решит, что ему все дозволено, он может заставить западные правительства против их желания занять более решительную позицию.



Юрий Жигалкин: Говорил Дэвид Саттер, американский политолог, бывший корреспондент газеты «Уолл-Стрит Джорнал» в Москве.


В понедельник было объявлено о лауреатах Пулитцеровской премии прошлого года, самой престижной премии в области журналистики. Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Газета «Уолл-Стрит Джорнал» - единственная в этом году, получившая сразу две Пулитцеровские: одну за статьи о потрясших корпоративную Америку скандальных махинациях с ценными бумагами, а вторую - за публикации о буме китайского капитализма. Победа газете досталась в самой престижной номинации: «Служение обществу». Только в этой номинации изданию вручается Золотая медаль.


Сенсацией стало то, что среди получивших премию сотрудников ведущих американских газет (от «Нью-Йорк Таймс» до «Лос-Анджелес Таймс») нет ни одного из четырежды лауреата прошлого года газеты «Вашингтон Пост», зато премию завоевали несколько таблоидов (например, «Нью-Йорк Дэйли Ньюс» или «Бостон Глоб»).


За публицистическую книгу «Башня в тумане: "Аль-Каида" на пути к 11 сентября» премии удостоился Лоуренс Райт, который проанализировал влияние исламского фундаментализма на современный мир.


Пулитцеровские премии присуждаются чуть не в двух десятках категорий. В том числе, в музыке, драматургии, художественной литературе. Так в этом году лауреатом стал автор романа «Дорога» Кормак Маккарти. Критики назвали этот роман апокалиптическим. За пьесу «Кроличья нора», о супругах, потерявших сына в дорожно-транспортном происшествии, премию получил драматург Дэвид Линзи-Эбейр.


Специальную награду получили писатель-фантаст Рэй Брэдбери и посмертно (к 40-летию со дня смерти) джазовый саксофонист Джон Колтрейн.


С присвоением премии одному из старейших джазовых музыкантов Америки Орнетту Колману за альбом Sound Grammer Пулитцеровская премия ещё дальше отошла от своей прошлой традиции отдавать предпочтение классической музыке.


Премия вошла в историю и своими скандальными проколами. Так в 1963 году решено было не давать премию драматургу Эдварду Олби за его пьесу «Кто боится Вирджинии Вульф?» За 20 лет до этого Пулитцеровский совет не обратил внимания на роман Хемингуэя «По ком звонит колокол», а через 10 лет попытался исправить ошибку, наградив писателя за повесть «Старик и море». При жизни премии не удостоились ни Джордж Гершвин, ни Дюк Эллингтон.


Премия носит имя американского издателя Джозефа Пулитцера, эмигранта из Венгрии, завещавшего 2 миллиона долларов Колумбийскому университету на создание факультета журналистики и на ежегодную премию его имени.


В этом году исполнилось 90 лет со дня первого вручения премии имени Пулитцера.


XS
SM
MD
LG