Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Повторный суд над Пичугиным: «Вины не признаю, добавить нечего»


Показания против Ходорковского, Невзлина и Пичугина были получены под давлением прокуратуры, утверждает один из фигурантов дела «ЮКОСа»

Показания против Ходорковского, Невзлина и Пичугина были получены под давлением прокуратуры, утверждает один из фигурантов дела «ЮКОСа»

Бывший начальник службы безопасности компании ЮКОС Алексей Пичугин отказался признать свою вину в организации убийств и покушении на убийство. Он заявил об этом на начавшемся сегодня повторном рассмотрении своего дела в Мосгорсуде. Пичугина обвиняют в причастности к нескольким убийствам, в том числе к убийству мэра Нефтеюганска Владимира Петухова.


После того как прокурор огласил обвинительное заключение, обвиняемый заявил: «Вину не признаю, пока добавить мне нечего». Затем, как сообщает «Интерфакс», в суде был определен порядок исследования доказательств и суд приступил к допросу потерпевших.


21 февраля Верховный суд РФ отменил приговор Алексею Пичугину, осужденному на 24 года заключения, и направил дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд. На отмене приговора и возвращении дела на новое рассмотрение настаивала Генпрокуратура РФ - ввиду мягкости назначенного наказания. В то же время адвокаты Пичугина просили отменить приговор в отношении их подзащитного, а дело прекратить в связи с недоказанностью его причастности к преступлениям.


За процессом над бывшим сотрудником ЮКОСа внимательно следит наша коллега Вера Васильева, в феврале вышла в свет ее книга под названием «Как судили Алексея Пичугина».


- Сложилось ли у вас впечатление, что наказание, назначенное Алексею Пичугину, действительно слишком мягкое?
- Нет, не сложилось. Более того, в ходе судебного процесса я так и не увидела доказательств причастности Алексея Пичугина к инкриминируемым ему преступлениям. То, что преступления имели место, никто не отрицает, действительно совершено убийство. Однако все построения Генеральной прокуратуры основывались на показаниях двух свидетелей - Геннадия Цидельника и Евгения Решетникова. Это заключенные, которые были ранее осуждены за другие преступления, они находились и находятся сейчас в местах лишения свободы. И, конечно же, зная условия содержания в тюрьмах, в наших колониях, можно понять, что достаточно просто подобными людьми управлять, манипулировать, добиваться от них признательных показаний, тем более против других людей.


- Одним из свидетелей был Михаил Овсянников, который отказался от данных ранее показаний против себя и, собственно, Алексея Пичугина, Леонида Невзлина и Михаила Ходорковского, и заявил о том, что на него было оказано давление со стороны прокуратуры.
- Случай Михаила Овсянникова как раз и говорит о методах работы нашей прокуратуры, собственно, он испытал их на себе. К сожалению, судья попросту игнорировал те заявления Михаила Овсянников, он их никак не прокомментировал, он не назвал их незаслуживающими внимания и в то же время он не учел их при вынесении приговора. Вообще, текст приговора [Овсянникову] практически полностью соответствовал тексту обвинительного заключения Генеральной прокуратуры. Я рада тому, что Верховный суд указал на то, что судья, если он посчитал те или иные показания недостоверными либо не заслуживающими доверия, обязан аргументировать, почему он так поступил. То есть, Верховный суд указал на то, что судья Усов был неправ, и на то, что приговор не может строиться на предположениях. А между тем версия о причастности к преступлениям Алексея Пичугина - это не более чем предположение.


- Тем не менее, Верховный суд отменил приговор «ввиду излишней мягкости».
- Я хотела бы обратить внимание на то, что, говоря о причастности Пичугина к преступлению, свидетели (они же подсудимые) Цидельник, Решетников говорили о том, что знают о роли Пичугина от третьих лиц. В частности, от тамбовского бизнесмена Орина, который исчез и признан судом убитым, и также еще от некоего Гаритовского, тоже убитого. Таким образом, никаких прямых свидетелей суду предъявлено не было. Можно сколько угодно ссылаться на показания людей, которые по понятным причинам сами не могут ничего опровергнуть, однако проверить, насколько эти показания достоверны, у суда возможности нет.


- Кроме того, адвокаты Алексея Пичугина очень убедительно рассказали о том, что у их подзащитного попросту не было мотивов совершения преступлений: то, что эти преступления были якобы выгодны ЮКОСу, достаточно искусственное построение. Я также считаю, что и сам судья Усов, который вынес обвинительный приговор, прекрасно понимал, что на самом деле Пичугин не виновен. Признав его виновным в организации двух убийств и двух покушений на убийства, судья за эти чудовищные преступления, которые Пичугин якобы совершил, дал всего лишь 4 года. Общий срок 24 года, но 20 лет Пичугину дали по предыдущему судебному процессу. Я думаю, если бы он был убежден в виновности Пичугина, он бы назначил гораздо более суровое наказание.


- Рассчитываете ли вы на беспристрастность и объективность суда теперь, учитывая установку Верховного суда на то, что наказание, назначенное Алексею Пичугину, было чересчур мягким?
- Я считаю, что на беспристрастность и справедливость суда надо рассчитывать всегда, иначе не имеет смысла участвовать в судебном процессе. Тем более, что и сам судья Штундер - достаточно интересная фигура. Он участвовал в другом громком судебном процессе по делу Игоря Сутягина, ученого, обвиненного в шпионаже. Этот судья вел дело в Мосгорсуде, однако через некоторое время после начала судебных слушаний был отстранен, и другой судья вынес приговор 15 лет лишения свободы. Я буду надеяться, что он будет работать как профессионал, а не как лицо, которое действует по указке сверху.


XS
SM
MD
LG