Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Олег Чухонцев стал лауреатом премии «Поэт»


Олег Чухонцев. [Фото — <a href="http://gallery.vavilon.ru" target=_blank>«Лица русской литературы»</a>]

Олег Чухонцев. [Фото — <a href="http://gallery.vavilon.ru" target=_blank>«Лица русской литературы»</a>]

17 апреля Олег Чухонцев стал лауреатом учрежденной Обществом поощрения русской поэзии и РАО «ЕЭС России» премии «Поэт» за 2007 год. Денежный эквивалент премии равен 50 тысячам долларов. Официальная церемония награждения состоится 24 мая.


Олег Григорьевич Чухонцев родился в 1938 году, его первый сборник стихов «Из трех тетрадей» вышел в 1976 году. За ним последовали «Слуховое окно», «Ветром и пеплом», «Пробегающий пейзаж», «Фифиа», «Из сих пределов». Поэту присуждались Государственная премия, Пушкинская премия фонда Тепфера, Пушкинская премия России, награды журналов «Знамя» и «Новый мир».


Об Олеге Чухонцеве говорит член жюри премии «Поэт» профессор РГГУ Дмитрий Бак: «Олег Григорьевич Чухонцев — это поэт с долгим дыханием, которому суждены несколько молодостей. Его поздние книги, в особенности книга "Фифиа", по-моему, является гениальной.


Олег Чухонцев начинал очень давно — еще в конце 1950-х годов. Тогда у него, пожалуй, были два образа. Во-первых, тихий протестант. Ни диссидент, ни человек, который собирает стадионы, а тихий протестант против всего того, что творится вокруг. Это человек, который очень долго шел к своей первой книжке. Книжка "Слуховое окно" вышла только в 1976 году. Многие стихи там отмечены потрясающей метафизической сосредоточенностью, вопреки очень многим современным на тот момент поэтам, тенденциям и течениям.


Еще один имидж у Олега Чухонцева — житель маленького города. Мировоззрение человека, который мыслит мир в малом масштабе — какой-то улицы, дома. Я сейчас живу напротив того переулка, в котором много лет прожил Олег Чухонцев. Я это понял из стихов, а никак иначе. Потом как-то я отважился об этом спросить. Так вот оказалось, что он очень много стихов пишет просто о том, что у него за окном. Я сейчас смотрю на те же улицы, на те же дома, наверное, лет через двадцать после того времени, как на Бутырский вал, на Бутырскую тюрьму смотрел Олег Чухонцев.


Олег Чухонцев — человек тихий и постоянный вне зависимости оттого, какая эпоха вокруг, человек, живущий как бы на периферии того, что называется светской жизнью, бурной жизнью. Он так и остался, пожалуй, жителем пригорода, который в своем уединении зачастую видит гораздо больше, чем житель города, находящийся, казалось бы, в центре информационных поводов, медийной жизни, политических событий и так далее. А тот новый голос, который Олег Чухонцев обрел в последние пять или восемь лет — новые ритмы, часто приближающиеся к верлибру, эти пронзительные диссонансы, это, конечно, высокий дар и удивительное счастье для читателя».


XS
SM
MD
LG