Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Климычев живет в Нижнем Новгороде, журналист, писатель. Автор сборника эссе и заметок "Портрет русского писателя", сборника верлибров "Газетчик". Публиковался в альманахах "Золотой век", "Нестоличная литература", " URBI ", "Неизвестный поэт"


* * *
Шутка ли, журнал в типографию сдавать,
а в редакции ни коня, ни воза!
Ответсек с утра начала причитать:
«Устроиться бы куда-нибудь завхозом!»

Журналисты с похмелья, корректор заболела,
с какой стороны за работу браться?
У дизайнеров программа «слетела» -
переверстывать страниц двадцать.

Рекламный отдел, как встревоженный улей -
фирма за макет не заплатила.
Бьется в истерике менеджер Зуля:
«Наши верстальщики такого наворотили!»

Редактору только что «сверху» звонили:
срочно статью написать – спецзадание!
А вчера электрики приходили:
в 16.00 свет отключат во всем здании.

Хоть бы обложку пораньше сверстать,
так фотограф подвел некстати.
«Куда эти снимки тебе засовать?» -
замредактора выяснял в привате.

Рабочий процесс стал всерьез напрягать,
но идея толковая родилась у кого-то:
«Завтра журнал без проблем можно сдать,
а сегодня пораньше уйдем с работы…»


* * *
Бывшим одноклассникам без пьянки как прожить?
Ностальгия порой за самое горло берет:
чтобы трезвым прошлое не ворошить,
школьный «кореш» поллитру несет.

Помню, стрелку кто-то назначил на вечер,
мол, общаемся редко, совсем не пьем…
Отойти бы от прошлой встречи,
но звонок, как сигнал тревоги: «Ждем!»

Скинулись, и в ларек, за нехитрой снедью.
Даром в киоске торгует однокашник Андрей?
Портвейном «Кавказ» удачно затарился он намедни:
«У всех по 120, а в моем магазине – 67 рублей».

Про крутой интерьер пусть кому-то другому втирают.
Средоточье комфорта – салон недобитой «девятки»:
с хрипотцой радиола, света едва ли хватает,
но разлито «бухло», как в аптеке – с глазомером в порядке.

Разговоры подстать декорациям – деньги и бабы,
а еще пересуды, где и сколько выпито было вина.
Дима в ящик чуть не сыграл, от стакана какой-то отравы.
А Серега – моложе нашел, да и та уж его довела…

Наконец, после выпитой банки «высокую» взяли ноту:
в школьной группе «по кайфу» вместе играли.
«А теперь все в деньгах и бабье – до икоты…
Вот бы старое вспомнить! Закусить удила не пора ли?»

Только кончили пить, разговоры пошли на убыль.
Вновь желанья взыграли: есть в заначке две банки –
на всю ночь завалиться к кому бы?
Но утихли. Расстались до следующей пьянки.


* * *
Московская литературная тусовка:
амбиций непомерных тренировка,
мне с первых фраз не по себе, неловко.
Я видел это много раз.

Журнальных отзывов лихие фигуранты.
«В честь нас сегодня бьют кремлевские куранты!»
По большей части своей дутые таланты –
не в бровь, а в глаз.

Форматное собранье – ты в столице.
Родная география написана на лицах:
Самара, Вологда, Воронеж – все сгодится.
Я тоже издалека - «папуас».

Читали вслух то с пафосом, то слезно,
читали про Чечню, футбол, «п...у в занозах».
Я слушать это не хотел – серьезно,
и не хочу сейчас.

Литературных званий и чинов раздача:
«учитель», «патриарх», два «гения» в придачу.
Вот кто-то уж напился по-свинячьи…
Готов иконостас.


XS
SM
MD
LG